ЛитМир - Электронная Библиотека

А теперь и грабителями.

Том Кроум разрывался между сочувствием к Джолейн Фортунс и мыслью о том, что наткнулся на прекрасную историю. Он, должно быть, неважно скрывал предвкушение, потому что Джолейн сказала:

– Умоляю тебя, не пиши об этом.

– Но я выведу ублюдков на чистую воду.

– А я ни за что и никогда не получу своих денег. Ты что, не понимаешь? Они сожгут этот проклятый билет еще до того, как отправятся тюрьму. Сожгут или закопают.

Кроум поднял ноги, уступая дорогу свирепому методичному венику.

– Если эти типы испугаются, – продолжила она, – считай, что кусочек бумаги на четырнадцать миллионов – просто мусор. Они видят газетный заголовок о том, что они учинили… и все кончено. То же самое, если я обращусь в полицию.

Пожалуй, она права, решил Кроум. Но неужто грабители не подумали, что она заявит о краже? Большинство людей так и поступило бы.

Он больше не слышал яростного шуршания веника. Она стояла в кухне, опираясь на щетку, перед открытым холодильником, чтобы холодный воздух утихомирил боль от порезов и синяков на лице.

– Я принесу льда в пакете, – сказал Том Кроум.

Джолейн покачала головой. В доме стояла тишина, разве что гудел аквариумный насос и черепахи равномерно чавкали латуком.

Через несколько секунд она произнесла:

– Ну хорошо, тут вот еще что. Они сказали, что вернутся и убьют меня, если я кому-нибудь расскажу о лотерейном билете. Сказали, что вернутся и пристрелят моих малюток, одну за другой. Потом меня.

По рукам Кроума побежали мурашки.

Джолейн Фортунс продолжила:

– Они велели мне сказать, что меня избил мой дружок. И это я должна сказать врачу! Я им говорю: «Какой дружок? У меня нет никакого дружка». И тогда коротышка заявляет: «Теперь есть», – и бьет меня в грудь.

У Кроума неожиданно перехватило дыхание. Он споткнулся, выбегая через заднюю дверь. Джолейн нашла его во дворе – Том скорчился на коленях над грядкой с помидорами. Джолейн погладила его по волосам и попросила не переживать. Вскоре грохот у него в ушах утих. Она принесла стакан холодного сока, и они сели рядом на железное крыльцо, глядя на купальню для птиц.

– Ты сможешь опознать этих парней? – сипло спросил Кроум.

– Разумеется.

– Они должны сидеть за решеткой.

– Том…

– Вот что ты сделаешь: пойдешь к копам и в лотерейный комитет и расскажешь им все, что случилось. Об ограблении и об угрозах убийства. Сделаешь заявление, составишь отчет. А потом пусть власти подождут, пока эти ублюдки…

– Нет.

– Послушай. Эти типы скоро дадут о себе знать. У них всего полгода, чтобы забрать джекпот.

– Том, я о том и говорю. У меня нет полугода. Мне деньги нужны сейчас.

Кроум посмотрел на нее:

– Какого черта ради?

– Мне просто нужно.

– Забудь о деньгах…

– Не могу.

– Но эти люди – монстры. Они могут сделать с кем-нибудь то же самое, что с тобой. Или еще похуже.

– Не обязательно, – сказала Джолейн. – Только если мы не остановим их первыми.

Невероятно, но она не шутила. Кроум рассмеялся бы, но не хотел ее обижать.

Джолейн ущипнула его за правое колено:

– Мы можем это сделать. Ты и я – мы можем их найти.

– Как гласит одно старое выражение – фига с два.

– У них ярко-красный пикап.

– Да хоть космический корабль «Энтерпрайз».

– Том, пожалуйста.

Он взял ее за руки:

– В моем деле страх – это нормальная и очень здоровая эмоция. Потому что смерть и катастрофы – не абстракции. Они, черт возьми, настолько реальны, насколько вообще бывает реальность.

– Допустим, я скажу тебе, зачем мне деньги. Что-то изменится?

– Вряд ли, Джолейн. – Его разрывало на части, когда он глядел на нее, на то, что они сделали.

Она отодвинулась и пошла к аквариуму. Кроум слышал, как она тихо говорила – сама с собой, с черепахами или, может, с людьми, которые так жестоко ее избили.

– Мне правда очень жаль, – произнес он.

Когда Джолейн повернулась, она уже не казалась расстроенной,

– Просто подумай, – лукаво сказала она, – что будет, если я получу обратно билет. Подумай, какую фантастическую статью ты упускаешь.

Том Кроум улыбнулся:

– Ты жестока, знаешь об этом?

– А еще я права. Пожалуйста, помоги мне их найти.

– У меня есть идея получше, – заявил Кроум. – Можно твой телефон?

Фингал проснулся от того, что над ним парила мать. На ней было белое свадебное платье, которое она всегда надевала по понедельникам для Иисуса – Дорожное Пятно. Наряд пользовался бешеным успехом у туристов-христиан – для ма Фингала было обычным делом вернуться домой с двумя сотнями долларов наличкой в виде пожертвований. В смысле паломников понедельник был лучший день недели.

А сейчас она велела Фингалу пошевеливаться и спускать жирную задницу вниз. На веранде его дожидаются гости.

– А я уже и так на час опоздала, – заявила она, шлепнув его с такой силой, что он юркнул под одеяло.

Свадебное платье шелестело, пока она спускалась по ступенькам. Потом хлопнула входная дверь.

Фингал натянул какие-то джинсы и пошел вниз посмотреть, кто его ждет. В женщине он с мрачным предчувствием узнал Джолейн Фортунс. Мужчину он не знал.

– Извини, что разбудили, – сказала Джолейн, – но дело срочное.

Она представила своего друга как Тома, он пожал Фингалу руку и объяснил:

– Дневной продавец в магазине дал мне ваш адрес. Сказал, вы не будете против.

Фингал отсутствующе кивнул. Он был не из тех, кто с легкостью складывает два и два, но тем не менее быстро связал между собой разбитое лицо Джолейн и лица его новых белых братьев-повстанцев, Пухла и Бодеана. Хотя бы из простой любезности Фингалу, наверное, следовало спросить у Джолейн, кто расквасил ей личико, но он себе не доверял – не верил, что сохранит спокойную физиономию.

Мужчина по имени Том сел рядом с Фингалом на диван. Одет не как полицейский, но Фингал решил, что лучше все же быть поосторожнее.

– У меня серьезная проблема, – сказала Джолейн. – Помнишь билет «Лотто», что я купила в магазине в субботу днем? Ну так я его потеряла. Не спрашивай как, господи, это долгая история. Главное, что ты единственный кроме меня, кто знает, что я его купила. Ты мой единственный свидетель.

Когда Фингал нервничал, он начинал бормотать невнятно.

– В субботу?

Он не смотрел на Джолейн Фортунс – наоборот, сосредоточился на складках собственного живота – на них до сих пор выделялись следы от смятых простыней.

Наконец он выдавил:

– Не припоминаю, чтобы видел вас в субботу. Джолейн не расслышала, Фингал говорил слишком тихо.

– Что? – переспросила она.

– Не припоминаю, чтобы видел вас в субботу в магазине. Это точно было не на прошлой неделе? – Фингал начал теребить вьющиеся черные волосы вокруг пупка.

Джолейн шагнула к нему и приподняла его подбородок:

– Посмотри на меня.

Он вздрогнул, представив синие ногти на своем горле.

– Каждую субботу я отмечаю одни и те же номера, – продолжала Джолейн. – Каждую субботу я приезжаю в «Хвать и пошел» и покупаю себе билет. Ты же знаешь, что случилось в этот раз, правда? Ты знаешь, что я выиграла.

Фингал оттолкнул ее руку:

– Может, вы приходили в субботу, а может, и нет. И на номера я всяко не смотрю.

Джолейн отступила. Она казалась порядком рассерженной. Заговорил мужчина по имени Том:

– Сынок, ты, конечно, знаешь, что один выигравший билет был из твоего магазина.

– Да, знаю. Из Таллахасси звонили.

– Хорошо, если номера угадала не мисс Фортунс, тогда кто же?

Фингал облизнул губы: блин, это вранье по-крупному, оказывается, куда труднее, чем он себе представлял. Но клятва на крови есть клятва на крови.

Он сказал:

– Завернул тогда поздно один чувак с шоссе. Взял «Пальцем в небо» и упаковку из шести «Бад-лайтс».

– Постой-постой, ты хочешь сказать, – Джолейн повысила голос, – ты хочешь сказать, что выигравший билет купил какой-то… незнакомец?

14
{"b":"11490","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Легкий способ бросить курить
Мелодия во мне
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Страсть под турецким небом
Дневная книга (сборник)
Принца нет, я за него!
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым