ЛитМир - Электронная Библиотека

Катер действительно сдвинулся. Ненамного, но Пухл слегка приободрился.

Каждый слякотный дюйм продвижения выматывал – все равно что пытаться разгуливать в сыром цементе. Ил хлюпал под ногами, кожу жгло от морских клопов. К рукам и животу присосались крошечные, не больше рисового зернышка, бордовые пиявки, которых он в ярости прихлопывал. Дополнительную проблему создало незнакомое покалывание в промежности, и Пухлу пришло на ум, что какой-нибудь экзотический паразит мог проникнуть в его тело, заплыв через отверстие в члене. Ни один миллионер во всем мире, озлобленно думал он, с такими трудностями не сталкивается. Он был рад, что Эмбер нет рядом и она не видит эту унизительную картину.

Наконец угнанный катер вырвался с травянистой пристани. Пухл с горем пополам взобрался на борт и маниакально стащил штаны, чтобы заняться тем, что его ужалило.

И только тогда он вспомнил.

Билет.

– Твою мать! – хрипло выкрикнул он. – Твою бога душу мать!

Правое бедро было чистым и мокрым. Огромный пластырь отклеился. Лотерейный билет пропал.

Пухл нечеловечески закаркал и горестно повалился обратно в воду.

Восемнадцать

Бодеан Геззер был одержим призраком «Черного прилива». Он не помнил ни одной ссылки на группу во всех стопках буклетов белых расистов, что собирал.

«Черные пантеры», «Движение», «Нация ислама», НАСПЦН [35] – Бод о них много читал. Но нигде не встречал никакого «Черного прилива».

Кем бы они ни были, эти люди побывали у него в квартире. Негры, почти наверняка! Бод, кажется, догадался, почему его выделили из остальных – они узнали об Истых Чистых Арийцах.

Но как? – спрашивал он себя. ИЧА были вместе едва неделю – он даже не успел еще сочинить манифест. Пульс сбивался, пока он обдумывал два единственно возможных объяснения: или негритянские силы располагали продвинутой аппаратурой для сбора информации, или в ИЧА наличествовала серьезная утечка. Последнее казалось Боду Геззеру почти невероятным.

Вместо этого он вернулся к допущению, что «Черный прилив» был исключительно коварен и изобретателен, возможно – связан с правительственными службами. Он также предположил, что, где бы ни укрылись Истые Чистые Арийцы, хитрожопые негры в конечном итоге их все равно выследят.

Все в порядке, подумал Бод. Когда придет время, его ополчение будет готово.

Между тем где этот ебаный Пухл с лодкой?

От паники у Бода свело кишки. Идея дезертировать от партнера, который чуть что хватался за оружие, начала казаться логичной. В конце концов, у Бода в презерватив запрятано четырнадцать миллионов баксов. Как только он обналичит билет, сможет податься куда угодно, сделать что угодно – построить себе крепость в Айдахо, с самой навороченной на свете горячей ванной.

Бод в последнее время много размышлял об Айдахо, об отвратительных зимах и всяком таком. Он слыхал, тамошние горы и леса полны правильно мыслящих белых христиан. В таком месте набрать в ИЧА новобранцев оказалось бы намного проще. Бод был по горло сыт Майами – куда ни плюнь, везде проклятые иностранцы. А когда наконец встретишь настоящего белого, говорящего по-английски, он – к бабке не ходи – окажется евреем или ультралиберальным горлопаном. Боду уже опротивело бояться, шептать свои искренние правдивые убеждения, вместо того чтобы гордо и громко заявлять о них прилюдно. В Майами приходилось быть чертовски осторожным: не дай бог кого-нибудь ненароком оскорбишь – немедля получишь по морде. И не только от кубинцев.

Бодеан Геззер был убежден, что меньшинства там, на Западе, проще обработать и легче запугать. Он решил, что, пожалуй, Айдахо – все же хороший ход, если, конечно, научиться переносить холодную погоду. Даже в летнем камуфляже можно будет приспособиться, думал Бод Геззер.

Что же до Пухла, он, видимо, не станет пользоваться в Айдахо большим успехом. Он, возможно, даже порядочных белых людей отпугнет от дела Арийцев. Нет, подумал Бод, Пухлу место на Юге.

К тому же Бод вроде как не бросает парня несолоно хлебавши. У Пухла остается второй лотерейный билет, тот, что они отняли у негритянки в Грейндже. Черт, да он и так достаточно богат, чтобы организовать свое собственное ополчение, если захочет. Будет сам себе полковник.

Бод взглянул на наручные часы. Если он уедет сейчас, к полуночи будет в Таллахасси. А в это же самое время завтра получит свой первый чек «Лотто».

Если, конечно, они не доберутся до него первыми – мерзкие ублюдки, прочесавшие его квартиру.

Парадоксально, но именно в этой ситуации пригодился бы такой сумасшедший громила, как Пухл, – перед лицом насилия. Его трудно запугать, и он делает практически все, что ему приказывают. Его чертовски удобно иметь поблизости, если начнется стрельба. Что ж, кое с чем стоило считаться, кое-что стоило записать Пухлу в плюс. Так что, быть может, есть свой резон держать этого чувака при себе.

Прохаживаясь по лодочной пристани, Бод в своем комбинезоне «Лесной призрак» вспотел. Мимо проносился воскресный поток машин, Бод спиной чувствовал любопытные взгляды путешественников – ясно, что не все они туристы и рыбаки. Без сомнения, «Черный прилив» завербовал множество наблюдателей и они разыскивали красный пикап «додж-рэм» с наклейкой «Фурмана в президенты» (которую Бод Геззер уже пытался безуспешно соскоблить с бампера перочинным ножом).

И тогда он решил извлечь «АР-15». Пускай эти уроды увидят, на что напоролись.

Он расстелил замшу на капоте грузовика и разобрал полуавтоматику точно так, как учил его Пухл. Он надеялся, что «Черный прилив» все это видит. Надеялся, они придут к заключению, что он ненормальный – выставляет напоказ штурмовую винтовку среди бела дня на обочине федеральной трассы.

Когда пришло время обратно собрать «АР-15», Бодеан Геззер стал в тупик. Некоторые детали подходили, некоторые – нет. Он задумался, не поменял ли случайно местами винтик-другой. Железо было скользкое и маслянистое, пальцы Бода – влажными от пота. Он начал ронять мелкие детальки на гравий.

Он раздраженно удивился: что же тут трудного? Пухл ведь справляется, даже когда пьян!

Через полчаса Бод злобно плюнул. Завернул незакрепленные детали винтовки в замшу и уложил узел в багажник пикапа. Он пытался изображать беспечность – пусть негритянские шпионы видят.

Бод сел за руль и врубил на полную кондиционер. Он пристально всматривался в бутылочно-зеленую воду во всех направлениях. Мимо проплыл рыбацкий ялик с низкой осадкой. Хорошенькая девчонка нарезала углы на парусной шлюпке. Потом два толстых волосатых типа на гидроциклах проскакали на волнах друг от друга.

Но никакого признака Пухла на угнанном катере. Бод кисло подумал: может, этот мудак и не явится. Может, это он меня бросил.

Еще пять минут, сказал он себе. Потом уезжаю.

Поток машин на шоссе по направлению к югу напоминал груженую ленту конвейера. От их вида Бода клонило в сон. Он не спал уже почти два дня и, честно говоря, был физически не способен доехать даже до Катлер-Ридж, не говоря уже о Таллахасси. Он бы с удовольствием вздремнул, но это самоубийство. Тогда-то они и сделают свой ход – этот «Черный прилив», чем бы и кем бы он ни был.

Когда Бод закрыл глаза, в мозгах у него запоздало возник вопрос: а какого дьявола им надо?

Он был не настолько измотан, чтобы этого не понять. Они, кажется, знали все, так? Кто он такой, где живет. Они знали и про Истых Чистых Арийцев.

И, конечно же, они знали про лотерейный билет, если не про оба сразу. Так вот что жадные сволочи искали в его квартире!

Бодеан Геззер моментально напрягся от ледяного осознания того, что единственную удачу, которая ему выпала, могут вырвать у него из рук. Один на дороге, с разобранной на части «АР-15», – ограбить проще простого.

Бод импульсивно сунул руку в карман штанов за бумажником, достал пакетик с презервативом, заглянул внутрь. Купон «Лотто» был невредим. Бод убрал его обратно. Ему не нужно было смотреть на часы: ясно, что пять минут уже прошли. Может, Пухла задержала береговая охрана. Может, он слинял сам. Или нашел какую-нибудь стекловолоконную канифоль, чтобы занюхать, упал с катера и утоп.

вернуться

35

«Черные пантеры» – националистическая негритянская организация; «Движение» – экстремистская религиозная группировка черной молодежи; «Нация ислама» – маргинальная негритянская исламистская организация; НАСПЦН – Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения (США).

49
{"b":"11490","o":1}