ЛитМир - Электронная Библиотека

И вспомнила строчку из пасхальной проповеди: «Терпеть грех – значит потворствовать ему и разделять его». Она подумала о многочисленных грехах Артура, включая Дану, Уиллоу и всех остальных, чьих имен она не знала. В прелюбодеянии, конечно, хорошего мало – но теперь судья велел совершить поджог, и погиб человек.

Конечно, невинным этот человек не был – злобная маленькая дрянь. Но все же ценная в глазах великодушного Бога.

И это грех, который Кэти не могла стерпеть, если надеялась спасти себя. Что же теперь делать?

Бриллиантовая подвеска в зеркале сверкала среди ее многочисленных веснушек, будто крошечная звезда. Разумеется, это всего лишь взятка за молчание, но, милый боже, как же она прекрасна.

Дверь ванной открылась, и оттуда вышел муж Кэти с «Реджистером» подмышкой.

– Арт, нам надо поговорить.

– Да, надо. Идем в кухню.

У Кэти отлегло от сердца. Спальня – неподходящее место для диверсии.

Наполняя кофеварку, Кэти заметила, что руки ее дрожат. У нее за плечом Артур сказал:

– Кэтрин, я решил оставить должность. Как ты отнесешься к жизни на островах?

Она медленно повернулась:

– Что?

– С меня хватит. Эта работа меня убивает. В следующем году меня должны переизбирать, еще одну кампанию я не потяну. Я спекся, Кэти.

– Мы не можем позволить себе отставку, Арт, – вот и все, что ей пришло в голову.

– Спасибо, мисс Дин Уиттер [43], но я позволю себе не согласиться.

Тем самым язвительным тоном, который Кэти начала презирать.

– Может, это и поразительно, – продолжал судья, – но я сделал несколько скромных вложений, не посоветовавшись с тобой. Одно из них премило окупилось, примерно на четверть миллиона долларов.

Кэти ничем не выдала своего удивления, но невозмутимость далась ей нелегко.

– Что за вложение?

– Доверительный паевой фонд. Это сложновато объяснить.

– Не сомневаюсь.

– Недвижимость, Кэтрин.

Она сварила кофе и налила Артуру.

– Тебе сорок три года, и ты готов выйти в отставку.

– Американская мечта, – сказал судья, причмокивая губами.

– Почему острова? И какие острова? – удивилась Кэти, думая: я его и на пляж-то не могла вытащить.

Артур Баттенкилл ответил:

– Рой Тайгерт предложил сдать нам его бунгало на Багамах. В Марш-Харбор, просто посмотреть, понравится ли нам. Если нет – попробуем где-нибудь еще, Кайманы или Сент-Томас.

Кэти безмолвствовала. Бунгало на Багамах – прямо водевильная песенка.

Муж неуклюже потянулся через стол и погладил ее по щеке:

– Я знаю, у нас не все было гладко – и нам нужно что-то изменить, Кэтрин, чтобы спасти то, что есть. Уедем и начнем все заново, ты и я, и больше не о ком будет беспокоиться.

Имелся в виду Том Кроум – или секретарши Арта?

Кэти спросила:

– Когда?

– Прямо сейчас.

– О…

– Помнишь, как тебе понравилось в Нассау?

– Я там никогда не была, Артур. Это, наверное, Уиллоу понравилось.

Судья безнадежно присосался к кофе.

– Дело не в спасении нашего брака, дело в сгоревшем доме Томми с трупом внутри. Ты перепугался до смерти, потому что это твоя вина, – сказала Кэти.

Артур Баттенкилл-младший тупо уставился в чашку:

– У тебя разыгралось воображение, Кэтрин.

– Ты сбегаешь. Признайся, Артур. Ты украл какие-то деньги на побег и теперь хочешь покинуть страну. Думаешь, я дура?

– Нет, – сказал судья. – Думаю, ты практична.

Тем же самым утром в понедельник, четвертого декабря, в офисе агентства недвижимости Клары Маркхэм случился нежданный посетитель: Бернард Сквайрз, инвестиционный менеджер «Международного центрального союза бетонщиков, шпаклевщиков и облицовщиков Среднего Запада». Он прилетел во Флориду на частном «Гольфстриме», заказанном для него Ричардом «Ледорубом» Тарбоуном. Миссия Бернарда Сквайрза заключалась в размещении крупного депозита на право владения Симмонсовым лесом, и тем самым – блокировании средств пенсионного фонда профсоюза, откуда семья Тарбоун регулярно воровала. Проехав весь Грейндж, Бернард Сквайрз окончательно убедился, что торговый центр, предназначенный для Симмонсова леса, обречен на провал – достоверный и грандиозный.

– Мы говорили по телефону, – сказал он Кларе Маркхэм.

– Да, конечно, – ответила она, – но, боюсь, у меня для вас никаких новостей.

– Именно поэтому я здесь.

Клара Маркхэм поинтересовалась, не заедет ли Сквайрз попозже – ей нужно уделить внимание важной сделке.

Сквайрз был любезен, но настойчив.

– Сомневаюсь, что она важнее, чем это, – сказал он и положил на стол портфель из черной кожи угря.

Агентша никогда не видела столько денег – аккуратные тугие пачки пятидесяток и соток. Клара знала: где-то среди этих сладко пахнущих стопок лежат и ее комиссионные – возможно, самые большие, что ей вообще когда-нибудь светят.

– Это чтобы показать, как серьезно мы настроены приобрести эту собственность, – объяснил Сквайрз, – и чтобы ускорить переговоры. Люди, которых я представляю, готовы начать немедленно.

Клара Маркхэм оказалась в затруднительнейшем положении. От Джолейн ни слуху ни духу с выходных. Они близко дружили, и Джолейн была совершенно святой с Кении, любимым Клариным персом, – но агентша не могла позволить личным чувствам испортить такую гигантскую сделку.

Она помахала рукой над деньгами и сказала:

– Это все очень впечатляет, мистер Сквайрз, но должна сказать вам, что ожидаю другое предложение.

– Неужели?

– Документы еще не готовы, но меня заверили, что все на подходе.

Сквайрз, казалось, изумился.

– Ну ладно. – Хорошо отработанным жестом он тихо закрыл портфель. – Мы готовы достойно встретить любое разумное предложение. Тем не менее я бы попросил вас связаться с вашими клиентами и дать им знать, насколько мы заинтересованы в этом проекте.

– Безусловно. Сразу же после обеда, – сказала Клара Маркхэм.

– А почему не сейчас?

– Я… я не уверена, что смогу дозвониться.

– Давайте попробуем, – отвечал Бернард Сквайрз.

Клара Маркхэм поняла, что сопротивление бесполезно – этот человек не вернется в Чикаго без ответа. Бернард Сквайрз решительно уселся в кресло, а она позвонила поверенному по имущественным делам Лайтхорса Симмонса. Через пять минут поверенный перезвонил, устроив сеанс конференц-связи между двумя расточительными наследниками Лайтхорса – сыном Леандром Симмонсом и дочерью Жанин Симмонс Робертсон. Леандра интересовало ископаемое топливо и первоклассные автомобили, Жанин тратила деньги на экзотические хирургические операции и обновление апартаментов для отдыха.

Наклонившись к динамику громкой связи, Клара Маркхэм осторожно подвела итог предложения профсоюза по Симмонсову лесу; ключевой деталью была сумма в 3 миллиона долларов.

– К тому же, – заключила она, – мистер Сквайрз до-став-ил в мой офис существенный взнос наличными.

На другом конце Леандр Симмонс резко спросил:

– Сколько? – Когда Клара ответила, он присвистнул.

Бернард Сквайрз, старый профи, собаку съевший на конференц-связи, повысил голос ровно настолько, чтобы его стало слышно:

– Мы хотим, чтобы все поняли, насколько мы серьезны.

– Что ж, мое внимание вы привлекли, – сказала Жанин Симмонс Робинсон.

– И мое, – отозвался ее брат.

В интересах Джолейн Фортунс и обреченных обитателей Симмонсова леса Клара Маркхэм была просто вынуждена сказать:

– На земле вашего отца мистер Сквайрз и его группа хотят построить торговый центр.

– С игровой площадкой и атриумом, – спокойно добавил Сквайрз.

– И средиземноморским фонтаном перед ним, – поддакнул поверенный. – С настоящими утками и гусями. Получится потрясающий аттракцион для вашего городка.

Леандр Симмонс моментально откликнулся из динамика:

– Лично мне насрать, хоть вы, ребята, там угольную шахту ройте. А ты что скажешь, сестричка?

вернуться

43

«Морган Стенли Дин Уиттер» – международная финансово-инвестиционная корпорация.

61
{"b":"11490","o":1}