ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зависимые
Последний борт на Одессу
Прыжок над пропастью
Отбор для Темной ведьмы
Мучительно прекрасная связь
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Запад в огне
Невеста снежного короля
Царский витязь. Том 2

– Это клевета, мистер Моффит, если только вы не сможете это доказать – а вы не сможете.

Он ждал ответа – тщетно.

– Что вам за интерес? – выдавил Сквайрз. Он не понимал, чего ради БАТО вынюхивало что-то в коммерческой земельной сделке, никак не связанной с незаконным оружием или выпивкой. Гангстеры каждые день покупали и продавали недвижимость во Флориде. В тех редких случаях, когда государство что-то замечало, в гости наведывалось ФБР или Налоговое управление.

– Мой интерес, – сказал Моффит, – чисто личный. – Агент сел и придвинулся еще ближе к Сквайрзу. – И тем не менее, – заметил он, – вы должны быть в курсе, что 10 мая 1993 года некто Стивен Юджин Тарбоун, он же Стиви «Мальчик» Уандер, был арестован неподалеку от Гейнсвилла за перевозку из одного штата в другой нелегальных глушителей, деталей автоматов и огнестрельного оружия без лицензий. Все это было найдено в багажнике арендованного «линкольна» «Марк IV» во время обычной остановки на дороге. Стивен Тарбоун был за рулем. Сопровождали его осужденная проститутка и еще один выдающийся гражданин по имени Чарльз «Хомяк» Хайндемен. То, что обвинительный приговор Стивену был обжалован и отменен, никоим образом не уменьшило мой интерес к текущей деятельности молодого человека – или его отца Ричарда – по переправке оружия. Так что официально это относится к сфере моих полномочий, если мне потребуется подтвердить таковую. Понимаете меня?

Металлический вкус начал пузырьками подниматься в горле Сквайрза откуда-то из налитых внутренностей. Каким-то образом он умудрился смерить человека из БАТО холодным взглядом:

– Сказанное вами меня нисколько не интересует и не имеет никакого существенного отношения к этой сделке.

Моффит весело сложил ладони чашечками и громко хлопнул. Сквайрз подпрыгнул.

– К сделке? Слушайте сюда, вот вам сделка, – ухмыльнулся агент. – Если вы не заберете свой ящеричный чемодан и свой наличный взнос и не отвалите домой в Чикаго, вашему приятелю Ричарду Ледорубу светит побывать в заголовке на первой полосе: «В ДЕЛЕ МЕСТНОГО ТОРГОВОГО ЦЕНТРА, ПОХОЖЕ, ЗАМЕШАНЫ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ МАФИОЗИ». Я не писатель, мистер Сквайрз, но суть вам ясна. Статья будет по-настоящему доскональным анализом предприятий мистера Тарбоуна и его семьи, а также его связей с вашим профсоюзом. На самом деле готов поспорить, что мистер Тарбоун будет поражен достоверностью информации в этом материале. А все потому, что слить ее собираюсь лично я.

Бернард Сквайрз из последних сил сохранял спокойствие и высокомерие.

– Блеф – пустая трата времени, – пробормотал он.

– Совершенно с вами согласен. – Из нагрудного кармана Моффит достал визитную карточку и подал ее Сквайрзу. – Вот журналист, который займется статьей. Он, видимо, на днях вам позвонит.

Рука Сквайрза дрожала, поэтому он шлепнул карточку на стол. Она гласила:

Томас П. КРОУМ
штатный журналист
«Реджистер»

– Настоящая скотина, – добавил Моффит. – Вам понравится.

Бернард Сквайрз схватил визитку репортера и разорвал ее пополам. Предполагалось, что жест будет презрительным, но агента БАТО он, кажется, изрядно позабавил.

– Так что, мистер Тарбоун не против почитать о себе в прессе? Это хорошо. Таким ребятам, как он, необходима толстая шкура. – Моффит поднялся. – Но вам, Берни, пожалуй, стоит предупредить его насчет Грейнджа.

– О чем именно?

– Очень консервативное местечко. Народ здесь, похоже, всерьез относится к религии. Куда ни пойди – всюду поклоняются то одной, то другой святой штуке, не замечали еще?

Сквайрз угрюмо подумал о калеке с кровавыми дырками в ладонях и странной паре, распевающей среди черепах.

– Люди здесь, – продолжал Моффит, – не очень-то жалуют грех. Ну то есть вообще не выносят. Из чего следует, что от гангстеров они вряд ли будут без ума, Берни. От гангстеров из Чикаго или откуда угодно. Когда эта история появится в газете, не ждите большого торжественного приема в честь этого вашего Ричарда Ледоруба. И еще не стоит ждать, что отцы этого города будут из кожи вон лезть ради ваших строительных разрешений, прав на использование канализации и так далее. Понимаете, о чем я?

Бернард Сквайрз держался прямо, обоими локтями тыча в спинку стула. Он чувствовал, как агент расхаживает туда-сюда у него за спиной, потом услышал, как повернулась дверная ручка.

– Вопросы есть? – раздался голос Моффита.

– Вопросов нет.

– Отлично. Пойду поищу дам. Приятно было с вами поболтать, Берни.

– Да пошел ты! – пробормотал Сквайрз.

Дверь за спиной открылась, и по холлу разнесся хохот Моффита.

Не вставая, Деменсио заметил:

– Вы рано. А где наша счастливица?

– У нее встреча, – сказал Том Кроум.

– Деньги привезли?

– Само собой.

Триш пригласила их внутрь. За кухонным столом творилось нечто странное: она и муж в желтых латексных перчатках оттирали панцири малюток-черепах.

Кроум взял одну черепашку, на которой было нарисовано бородатое лицо.

– Только не спрашивайте, – сказал Деменсио.

– А это, собственно, кто?

– Один из апостолов, может – святой. Совершенно не важно. – Деменсио печально полировал крошечный панцирь.

Триш добавила:

– Краска отлично сходит от «Уиндекса» и воды. Вреда им не будет.

Том Кроум осторожно поместил рептилию в аквариум к остальным:

– Помощь нужна?

Триш сказала – нет, спасибо, уже почти закончили. И сообщила, как сильно они привязались к маленьким шельмецам.

– Они будут есть у вас прямо из рук.

– Да что вы?

– Латук и даже сырой гамбургер.

– Моя жена хочет сказать, – вмешался Деменсио, – что у нас к Джолейн предложение. Мы были бы признательны за возможность…

– Возможность чего?

– Купить их. Все сорок пять. Две штуки за всю кучу – как, сойдет?

Этот человек не шутил. Он хотел владеть черепахами.

– У них тут будет хороший дом, мистер Кроум, – прочирикала Триш

– Нисколько не сомневаюсь. Но я не могу продать их, извините. Джолейн уже все решила.

Пара явно была разочарована. Кроум достал бумажник.

– Запросто себе таких же наловите. Озера ими кишат. Деменсио покивал:

– Да, да. – Он дочистил последнюю черепаху и отошел к раковине вымыть руки. – Говорил я тебе, – буркнул он жене.

Том Кроум заплатил черепашьим нянькам стодолларовыми купюрами. Деменсио взял деньги не считая – работа Триш.

– Может, кофейный пирог? – предложила она.

Кроум с удовольствием согласился. Он предполагал, что

Джолейн будет какое-то время занята в агентстве недвижимости. К тому же он чувствовал, что после краха семейного черепашьего предприятия нужно вести себя дружелюбно. Чтобы подбодрить Деменсио, он сказал:

– Мне нравится, что вы сделали с Мадонной. Эти ее красные слезы.

– Да? По-вашему, похожи на настоящие?

– Стопудово как из вены.

– Пищевой краситель, – призналась Триш. Она положила перед Кроумом два куска кофейного пирога с грецким орехом и корицей. – У нас на правильный подбор смеси целый день ушел или вроде того, – добавила она, – но мы справились. Больше ни у кого во Флориде нет такой, чтобы плакала кровью. Душистой кровью! Вам масло или маргарин?

– Лучше масло.

Деменсио сказал, что скоро прибудет первый утренний автобус с христианскими паломниками.

– Из Южной Калифорнии – ну, знаете, адский огонь и сера, чертовски трудная толпа, – задумчиво размышлял он. – Если уж они на это западут, мы тогда окончательно поймем, что все в порядке.

– Все просто замечательно, – преданно отозвалась Триш.

Пока Кроум намазывал маслом кофейный пирог, Деменсио спросил:

– Газеты видели? Там пишут, что вы покойник. Сгорели в доме.

– Вот и мне то же самое говорили. Для меня это новость.

– Так чего там такое стряслось-то? Как такая ерунда могла приключиться? – подозрительно спросил Деменсио.

82
{"b":"11490","o":1}