ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут мистер Терпин покачал головой:

– Нет-нет, в письме матери я обещал привезти тебя домой как можно быстрее. Хотя тебя, Ви, это, конечно, совершенно не устраивает.

Виолетта пожала плечами.

– Почему же не устраивает? Думаю, у наших соседей в ближайшие недели будут всевозможные празднества, и мне очень не хотелось бы их пропускать.

– Тебе повезет, если мать разрешит тебе присутствовать хотя бы на одном из вечеров, – заявил мистер Терпин. – Ты, сестрица, очень провинилась. – Он ухмыльнулся и добавил: – Впрочем, не переживай. Я, как обычно, сумею ее уговорить...

Виолетта просияла и принялась рассказывать о том, какие развлечения их ждут. Дина же снова погрузилась в свои невеселые мысли.

После ужина Виолетта зевнула и пробормотала:

– Господи, как же я устала...

– Бедняжка, – улыбнулась Сью, убиравшая со стола на поднос пустые тарелки и кружки. – Потерпите немного, сейчас я отнесу все это на кухню, а потом провожу вас в вашу комнату. И вас двоих – тоже, – добавила она, лукаво подмигнув Дине и Тору.

Через несколько минут Сью повела их по коридору.

– Вот комната для постояльцев. Вернее – для новобрачных. – Сью хихикнула, – А комната моих родителей – напротив. Если вам что-нибудь потребуется, не стесняйтесь. Вы пойдете со мной наверх, – обратилась она к сестре Тора.

– Спокойной ночи, – сказала Виолетта. – Увидимся утром. – Она улыбнулась подруге и пошла следом за Сью.

Дина покосилась на мужа и тихонько вздохнула. Тор открыл дверь комнаты и проговорил:

– Ничего не поделаешь. Мы ведь не можем всю ночь провести в коридоре, как бы нам этого ни хотелось.

Дина была уверена, что мистер Терпин вовсе не горит желанием провести с ней ночь. Молча кивнув, она вошла в комнату и осмотрелась. В камине пылал огонь, а на столе горели две свечи в подсвечниках. Комнатка была совсем небольшая, здесь едва помещались кровать, треногий стул у стола и умывальник.

Тор вошел следом за женой и закрыл дверь.

– Хм... Если бы здесь было подходящее кресло, я бы переночевал в нем, а так... Не знаю, смогу ли всю ночь удерживать равновесие на таком стуле. Полагаю, придется лечь на пол.

Дина посмотрела на пол и невольно улыбнулась:

– Здесь на полу совсем нет места. На кровати гораздо просторнее. Думаю, будет разумнее, если вы устроитесь на ней, а я...

– Не говорите глупости, – перебил Тор. – Я никогда больше не смогу называть себя джентльменом, если на это соглашусь.

Дина снова улыбнулась и тут же отвернулась. Немного помолчав, спросила:

– Мы ведь будем спать одетыми? – Она взглянула на свое платье, уже и так изрядно помятое. Если же в нем еще и ночь провести...

– Предпочел бы раздеться, – заявил Тор. – Я уже трое суток провел в этой одежде. И я представить не могу, как вы ляжете спать в корсете.

Дине пришлось признать, что муж прав. Спать в корсете было бы ужасно неудобно.

– Но как же... – Она в смущении умолкла.

– Не беспокойтесь, – сказал Тор. – Я сейчас схожу к хозяину и скажу, что нам нужна... Например, горячая вода. А вы тем временем спокойно разденетесь и уже будете лежать под одеялом, когда я вернусь.

Дина кивнула и тут же подумала: «А потом?» Она решила, что отвернется к стене, когда мистер Терпин начнет снимать сапоги... и другие вещи.

Как только он вышел, Дина сняла платье и повесила его на спинку стула. С корсетом пришлось повозиться, но в конце концов ей удалось его расшнуровать. Освободившись от корсета, она сунула его под платье. Затем быстро сняла ботинки, стащила чулки и, забравшись в постель, укрылась одеялом до самого подбородка. В следующее мгновение дверь отворилась.

– Простите, что так долго. – Мистер Терпин поставил на умывальный столик небольшой кувшин с горячей водой. – Меня задержала супруга хозяина. Ей очень хотелось меня поздравить.

Дина с облегчением вздохнула – вернись муж на секунду раньше, застал бы ее в одной сорочке.

– Должен сказать, я с нетерпением жду возможности принять настоящую ванну, когда мы приедем в дом вашего брата. После военных лишений я стал очень ценить чистоту.

Дина представила, как мистер Терпин принимает ванну, но тут же заставила себя не думать об этом. Чтобы сменить тему, она спросила:

– Наверное, на войне было очень трудно, не так ли?

Тор пожал плечами.

– Марши, привалы, сражения...

«Интересно, он когда-нибудь кого-нибудь убил? – подумала Дина. – Да, скорее всего, если воевал». При мысли об этом она похолодела.

– Мне не приходилось совершать большие переходы, я был кавалеристом, – продолжал мистер Терпин. – Но все-таки военная жизнь – совсем другая... Например, наши привалы... О, у нас не было ни кровати, ни ванной. Об ужине я и не говорю.

Дина попыталась представить, как жили на войне многие мужчины. Многие, но не Сайлас. Он не пожелал воевать.

– А как же сражения? – спросила она. – Вы... вы во многих сражениях принимали участие?

– Думаю, во многих. Это, конечно же, самое худшее на войне. Все остальное можно рассматривать как приключение, но когда в тебя стреляют и ты вынужден убивать... Такое никогда не забудешь. Но почему мы говорим о таких неприятных вещах? Война закончилась, и я этому очень рад.

Значит, он действительно убивал. Значит, она вышла замуж за человека, убивавшего других людей.

– Я... я думаю, нам лучше уснуть побыстрее. Ведь завтра рано вставать.

Мистер Терпин утвердительно кивнул:

– Да, разумеется. – Он снял сюртук и бросил его на стул поверх ее вещей. – Я... Хм... Мне надо сесть на кровать, чтобы разуться, если вы не возражаете.

Дина уставилась на его широкую грудь, казалось, что сейчас, когда он снял сюртук, она стала еще шире.

– Нет-нет, конечно, нет, – ответила она.

– И потом... Полагаю, вы должны пообещать, что не будете смотреть, когда я буду переодеваться. Хотя, если вам так любопытно, то я, конечно, не возражаю.

Вместо ответа она повернулась на бок и укрылась одеялом с головой. У нее за спиной раздался смешок.

– Обещаю, что не буду переходить в наступление.

Дина пыталась успокоиться, но у нее ничего не получалось. Казалось, каждый нерв ее тела был натянут, словно фортепьянная струна; и с каждым мгновением она все больше нервничала.

Тут послышался какой-то стук – на пол упал сначала один сапог, затем второй. Потом кровать покачнулась – он поднялся на ноги. Когда же послышался плеск воды, Дина крепко зажмурилась, она представила, как ее муж – возможно, он уже был без рубашки – наклоняется над раковиной. Ей очень хотелось повернуться и взглянуть на него, и она ужасно стыдилась этого своего желания.

Нет-нет, ей не следует об этом думать. Ведь она весьма благоразумная взрослая женщина, а не глупая девица. К тому же мистер Терпин совершенно недвусмысленно дал ей понять, что она ему не нравится.

Внезапно кровать снова качнулась, и Дина вдруг почувствовала, что вот-вот повернется к мужу. Она в отчаянии вцепилась в край матраца, и ей все же удалось совладать с собой. Но что он делает? Неужели собирается лечь с ней рядом?

В следующее мгновение послышался какой-то шорох, и Дина догадалась, что мистер Терпин снимает чулки. Когда же кровать в очередной раз качнулась и снова послышался шорох, она поняла: муж снимает брюки.

Дина судорожно сглотнула и затаила дыхание. И почти тотчас же раздался голос мистера Терпина:

– Если вам больше не нужна свеча, я ее задую. Не возражаете?

Дина помолчала, притворяясь спящей. Но потом решила, что притворство – признак малодушия, и тихо ответила:

– Нет, не возражаю. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Дина.

Прошло несколько минут, и она наконец-то отважилась выглянуть из-под одеяла. Теперь стало значительно темнее, и комнату освещало только затухающее пламя камина. Дина с облегчением вздохнула – сейчас уже не было нужды прятаться под одеялом. Но тут она заметила у окна темный силуэт и на мгновение прикрыла глаза. Сообразив, что муж не знает о том, что она наблюдает за ним, Дина успокоилась.

12
{"b":"11491","o":1}