ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент Диггори обернулся, опершись о дверцу наемной кареты. Приблизившись к нему, Дина размахнулась и изо всех сил ударила его кулаком в челюсть. Он громко вскрикнул и, не устояв на ногах, упал в придорожную грязь.

– Эй, что там такое?! – закричал кучер. Он в изумлении уставился на девушку, хотя до этого, казалось, не замечал ее. – Что вы с ним сделали, мисс?

– Просто он слишком много выпил, – ответила Дина, смотревшая на беднягу Диггори с некоторым сожалением.

Молодой человек протяжно застонал и приподнялся. Дина же подошла поближе к вознице и спросила:

– Вам уже заплачено, не так ли?

Кучер кивнул:

– Да, верно. Но есть одна странность. Он велел мне подготовиться к поездке в Шотландию, а сегодня дал только полкроны и сказал, чтобы я привез его сюда, а потом отвез обратно домой.

Дине ужасно захотелось выругаться, однако она сдержалась. Ведь на прошлой неделе она дала Диггори вполне достаточно денег, чтобы можно было добраться до шотландской границы. Разумеется, он мог бы заплатить и сам, но ей казалось, что так будет надежнее.

– Минутку... – наклонилась и, обыскав карманы Диггори, нашла свои двадцать фунтов. Выпрямившись, она показала деньги кучеру. – Полагаю, этого хватит, чтобы доехать до Гретна-Грин. Возьмете меня?

Возница снова кивнул и тут же спросил:

– Только вас? А он как же?

– Не беспокойтесь, с ним все будет хорошо, – ответила девушка. Немного помедлив, добавила: – Кажется, он раздумал ехать в Шотландию, а я... я поеду.

Подхватив свой саквояж, стоявший у обочины дороги, Дина открыла дверцу экипажа и забралась внутрь. Тут Диггори наконец-то поднялся на ноги и, что-то пробормотав себе под нос, посмотрел на Дину. Но девушка даже не взглянула на него. Захлопнув дверцу, она постучала в стенку кареты, и экипаж тотчас же тронулся с места.

Дина решила, что если уж собиралась бежать, то непременно убежит, пусть даже Диггори отказался ехать. Все же это лучше, чем вернуться домой, где Сайлас позаботился бы о том, чтобы она не сбежала до самого дня рождения. Когда же она доберется до границы... Возможно, к тому времени ей удастся что-нибудь придумать.

– Неплохая охота, не правда ли? – с улыбкой спросил лорд Рашфорд, когда члены охотничьего клуба уже возвращались в Айви-Лодж, где всегда останавливались в сезон охоты на лис.

– Одна из лучших в этом году, – согласился Грант Терпин, более известный в узком кругу как Тор /Тор – в скандинавской мифологии бог грома и молнии./ – из-за могучего телосложения. – Да-да, превосходная забава. И какие великолепные псы!.. Мне, наверное, надо проведать Принцессу, она вот-вот ощенится.

Тор собирался завести собственную свору для охоты на лис и выращивал для этого чистокровных собак. Кивнув приятелям, он направился к сараю, один угол которого был отгорожен для собачьего питомника – чтобы можно было без помех наблюдать за многообещающими парами.

Хор скулящих щенков приветствовал Тора, когда он приблизился к сараю, в котором оставил Принцессу. Грум, ухаживавший и за собаками, встретил его с улыбкой.

– Шесть щенков. Три кобеля и три суки. Все здоровые.

– Отлично, Фаррелл! – воскликнул Тор. Он вошел в сарай и опустился на колени рядом с Принцессой.

Собака казалась усталой, но все же, приветствуя хозяина, повиляла хвостом, а затем снова повернулась к новорожденным. Тор внимательно осматривал щенят и удовлетворенно похмыкивал.

Для рождения щенков было рановато – щенки, как правило, появлялись на свет в феврале или марте, – но подвернулась возможность повязать кобеля Бельвура с Принцессой, и Тор не мог упустить такую возможность. Кроме того, малыши, родившиеся раньше, получали некоторое преимущество перед своими собратьями.

Тор выпрямился и с улыбкой сказал:

– Кажется, все замечательно. Думаю, следует положить сюда побольше свежей соломы, потому что сегодня вечером будет холодно.

Кивнув груму, Тор повернулся и направился к выходу; ему еще надо было умыться перед обедом. Пересекая двор, он вдруг услышал чьи-то торопливые шаги и, повернув голову, увидел Джонаса – слугу из родительского дома в Линкольншире.

– Слава Богу, вы здесь, сэр! – воскликнул Джонас. – Сэр, я отправился в путь сегодня поутру. Поехал сразу же, как только все стало известно, но прибыл только сейчас. Видите ли, дороги в ужасном состоянии...

– Что стало известно? – встревожился Тор. – Что-нибудь с моими родителями?..

– Нет-нет, с ними... С ними все в порядке, – задыхаясь, проговорил Джонас. – Лорд и леди Рамбл находятся в добром здравии. Все дело в мисс Терпин. Вот... – Слуга вытащил из кармана запечатанный конверт и протянул его молодому человеку.

Тор тут же сломал печать и развернул письмо, написанное четким отцовским почерком.

«Мой дорогой сын, надеюсь, мое послание застанет тебя в добром здравии. К сожалению, должен сообщить, что твоя сестра совершила поступок, который твоя мать считает крайне неразумным. Виолетта сбежала с неким мистером Планкеттом, молодым человеком, с которым познакомилась на одном из вечеров. С того момента как это произошло, весь дом в волнении, а твоя мать нездорова. Поэтому я прошу тебя как можно скорее написать ей и заверить ее, что ты сделаешь все, что в твоих силах, чтобы вернуть сестру домой и спасти ее добродетель, а также уберечь приданое, потому что твоя мать считает мистера Планкетта охотником за деньгами. Что же касается меня, то я думаю иначе... Полагаю, что если Виолетта по-настоящему любит этого человека, то их брак будет счастливым. Надеюсь, ты ответишь сообразно обстоятельствам.

Твой любящий отец».

Тор дочитал письмо, когда уже подходил к дому. Было ясно, что даже побег Виолетты не заставит флегматичного и невозмутимого отца действовать. Вне всякого сомнения, именно легкомыслие отца поощрило этого мистера Планкетта.

Тор выругался сквозь зубы. Из-за бегства сестры ему скорее всего придется пропустить следующую неделю охоты. Да-да, конечно... Ничего другого ему не остается. Придется Поехать за Виолеттой и сделать все возможное, чтобы вернуть ее домой. Ведь отец явно не собирался ничего предпринимать.

Тор невольно вздохнул, подумав о матери. Она сейчас, наверное, ужасно переживала. В последнее время мать – конечно же, шутя – изводила Тора разговорами о скором замужестве Виолетты, но он все же не будет напоминать ей об этом. По крайней мере до тех пор, пока все не уладит.

Войдя в дом, Тор тут же направился в гостиную. Повернувшись к лорду Рашфорду, проговорил:

– Раш, мне нужно сейчас же уехать на несколько дней. Может, на неделю или больше.

Тор подошел к письменному столу и достал лист бумаги. Обмакнув перо в чернильницу, он принялся писать.

– Что случилось, дружище? – встревожился лорд Рашфорд. – Может, я могу тебе чем-нибудь помочь?

Тор отрицательно покачал головой; ему не хотелось рассказывать о бегстве сестры даже другу.

– Ничего особенного... Просто семейные дела, – пробормотал он, продолжая писать.

Рашфорд нахмурился, потом кивнул:

– Да-да, конечно. Я понимаю.

Написав короткое письмо родителям, Тор посыпал лист песком, затем запечатал письмо и вручил его Джонасу, ждавшему у двери.

– Перекусите на кухне, прежде чем отправитесь обратно, – сказал он слуге.

Когда Джонас удалился, Тор со вздохом повернулся к Рашу:

– Не хотел тебе говорить, но теперь все-таки скажу... Возможно, ты сможешь дать мне какой-нибудь совет. Видишь ли, я никогда... Дело в том, что... Черт побери, Виолетта сбежала.

Лорд Рашфорд в изумлении уставился на друга.

– Но она ведь еще ребенок...

Тор криво усмехнулся:

– Вообще-то в августе ей исполнилось двадцать. Так что не совсем ребенок. Отец, как я понял, не очень-то волнуется, а вот мать считает... – Он заглянул в отцовское письмо. – Мать полагает, что Планкетт охотится за приданым. И похоже, она права – иначе зачем бежать?..

2
{"b":"11491","o":1}