ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я... Да, спасибо.

Тор чувствовал, что ему ужасно не хочется уходить, но он знал, что должен уйти, иначе...

– Нет, не все, – неожиданно сказала Дина. – Я хотела спросить...

Тор медленно повернулся к жене:

– Да, я слушаю.

– Я хотела узнать, как у вас в доме принято одеваться к обеду.

«Какие у нее удивительные глаза, – думал Тор. – И какие чудесные волосы...»

– Как принято... что? Ах, как принято одеваться? Не особенно официально, насколько я помню. Но мне кажется, мать говорила, что это будет торжественный обед, так что, наверное, она оденется соответствующим образом. Да-да, полагаю, что именно так она и поступит. Ведь для нее моя женитьба – настоящий праздник.

Дина с улыбкой кивнула.

– Что ж, я ее понимаю и постараюсь не огорчить. Надеюсь, тебе не придется за меня краснеть.

«А ведь у нее действительно изумительные глаза, – думал Тор. – Странно, что я раньше этого не замечал».

– Уверен, что за тебя, Дина, мне краснеть не придется. Но возможно, моя мать скажет что-то такое, отчего мы с тобой оба покраснеем. Так что заранее прошу извинить.

Она снова улыбнулась:

– Не стоит извиняться. Я прекрасно понимаю, что ты не можешь нести ответственность за слова своей матери. И надеюсь, что ты не считаешь меня ответственной за поведение моего брата.

– Конечно, ты права. Полагаю, нам с тобой не следует принимать всерьез то, что говорят другие. Главное для нас – сохранять спокойствие.

Дина утвердительно кивнула:

– Совершенно верно. Я попытаюсь не придавать значения словам твоей матери. Разумеется, ее предположения и фантазии абсурдны, но ведь она пока еще не знает, что наш брак – скорее сделка, чем союз по любви.

– Вот именно. – Тор судорожно сглотнул, он вдруг почувствовал, что слова Дины ужасно его огорчили. – Что ж, увидимся за обедом.

Коротко кивнув, Тор резко развернулся на каблуках и направился к выходу. Миновав гардеробную, он вошел в свою комнату и закрыл за собой дверь.

Оставшись одна, Дина в задумчивости прошлась по комнате. Что за странное выражение появилось на лице мужа, когда она говорила? Неужели он огорчился? Но ведь она специально употребила почти те же слова, что и он вдень венчания. Она хотела доказать мужу, что относится к их браку так же, как и он, то есть не испытывает к нему никаких чувств, кроме чувства благодарности, разумеется.

К сожалению, это было ложью. И может быть, его мина означала, что он распознал эту ложь. А может, его смутило слово «сделка»? Может, оно прозвучало слишком цинично? Да, наверное. Но, увы, что сказано, то сказано.

Тяжело вздохнув, Дина повернулась к служанке:

– Франсин, помоги мне, пожалуйста, распаковать вещи.

Вытащив из кармана ключ, Дина открыла окованный металлом деревянный сундук. Как хорошо, что муж не попросил показать, что внутри. Впрочем, там были две книги, так что она лгала лишь отчасти.

Опустившись на колени, Дина взяла из сундука два платья, уложенные поверх других вещей, и передала их горничной. Потом достала три пары гантелей разного веса. Несколько лет назад она щедро заплатила торговцу из Литчфилда, чтобы тот привез их из Лондона без ведома ее брата.

– Вот, Франсин, положи их у кровати. – Она решила, что будет хранить гантели под кроватью, так же, как и дома.

Горничная принялась перетаскивать гантели, причем носила по одной двумя руками, так что ей пришлось сходить шесть раз.

Затем Дина вытащила из сундука тяжелый кожаный мешок, набитый опилками. В Ашкоме он висел в углу хлева, куда Сайлас никогда не заглядывал. Она использовала мешок для отработки ударов, когда боксировала – этому научил ее дядя Кендалл.

– Его тоже можно отправить под кровать, потому что я, наверное, не скоро смогу им воспользоваться, – с сожалением проговорила Дина, передавая мешок горничной.

И уже после этого она вытащила из сундука две книги – не романы и не проповеди, которые чаще всего можно найти среди женских вещей, а наставление древних греков по физическим упражнениям и «Справочник джентльмена по фехтованию». Окинув взглядом комнату, Дина решила, что лучше всего спрятать книги там же, где и остальные вещи. То есть под кроватью.

Отправив горничную за горячей водой и ванной, Дина тщательно заперла дверь гардеробной, чтобы предотвратить неожиданный визит мужа. Затем сняла платье и, оставшись в одной рубашке, вытащила из-под кровати пару гантелей. Она уже неделю не занималась и решила, что надо хотя бы отчасти наверстать упущенное.

Минут через двадцать Франсин вернулась с котлом горячей воды и с ванной, она сама внесла все в комнату, а до этого ей помогал слуга.

– Спасибо, Франсин, – сказала Дина, когда горничная наполнила водой ванну и приготовила полотенца. – И еще приготовь, пожалуйста, шелковое лимонное платье. А я пока искупаюсь.

Полчаса спустя, посвежевшая и бодрая, Дина открыла дверь на стук Тора. Она твердо решила, что за обедом не станет краснеть и смущаться – что бы ни говорила им с мужем леди Рамбл.

– Я вижу, ты провела время с пользой, – проговорил Тор, с явным одобрением оглядывая наряд жены. – Хотя сейчас, наверное, нам лучше было бы отдохнуть после путешествия.

– Полагаю, ты прав, – ответила Дина с улыбкой; она сразу заметила, что и муж «провел время с пользой».

Дина впервые увидела мужа в вечернем костюме, и ей пришлось признать, что сейчас он был неотразим. Улыбнувшись в ответ, он протянул ей руку.

– Что ж, пойдем на встречу с драконом?

Дина взглянула на него с удивлением.

– Но ты ведь не мать называешь драконом? Она была ко мне так добра и так любезна...

– Возможно, «дракон» – сильно сказано, но иногда мать ведет себя так, что вспоминается именно это мифическое существо. Конечно, убивать дракона нам не придется, зато придется ускользать от него.

Дина рассмеялась и, опершись на руку мужа, проследовала с ним к лестнице. Ее охватила дрожь, едва лишь руки их соприкоснулись, но она старалась не обращать на это внимания.

– Ах, какие вы нарядные! – воскликнула леди Рамбл, когда они появились в гостиной (ни Виолетты, ни лорда Рамбла еще не было). – Знаете, сегодня вечером вам простилось бы любое опоздание.

«О Господи, опять все те же намеки», – с некоторым раздражением подумала Дина. Впрочем, на сей раз ей удалось не покраснеть, – возможно, потому, что она уже была готова к подобным замечаниям.

– Мама, ты должна узнать, как мы с Диной познакомились, – заявил Тор. – Видишь ли, мы с ней познакомились за несколько часов до венчания, следовательно, еще не очень хорошо знаем друг друга. Теперь ты понимаешь, что твои намеки могут нас смущать?

Глаза леди Рамбл, такие же синие, как у сына, широко распахнулись. Она несколько секунд молчала, потом спросила:

– Вы встретились и обвенчались в один и тот же день? В Шотландии? Ах, как романтично! Вы должны рассказать обо всем. Надо только дождаться, когда придет твой отец, Грант. А вот и лорд Рамбл. И Виолетта с ним. Идите сюда быстрее! Грант с Диной сейчас расскажут... Ах, это замечательно!

Лорд Рамбл вежливо кивнул Дине, однако взглянул на нее так, словно уже забыл, кто она такая. Виолетта же широко улыбнулась ей, и Дина заметила, что девушка старается не смотреть на мать, – вероятно, она все еще опасалась, что ее накажут.

Все тут же перешли в столовую и уселись за стол.

– А теперь, Грант, расскажи, как вы познакомились, – сказала леди Рамбл. – О, это, наверное, необыкновенно романтичная история. Должно быть, ты нагнал Виолетту и мистера Планкетта до того, как они добрались до Шотландии. Но что произошло потом?

– К сожалению, мне не удалось их догнать, – ответил Тор. – Виолетта и этот мошенник сумели добраться до Шотландии во вторник вечером, а я приехал на следующее утро.

– Что?! – взвизгнула леди Рамбл; она пристально взглянула на дочь, но та смотрела в свою тарелку. – Грант, как же так? Ведь в твоем письме было сказано, что ты прибыл вовремя.

– Вовремя для того, чтобы не позволить Виолетте выйти замуж за Планкетта, – пояснил Тор.

23
{"b":"11491","o":1}