ЛитМир - Электронная Библиотека

Они подошли к комнате Дины и остановились.

– Я... я полагаю, теперь и мы должны сдержать слово, – проговорила она так тихо, что Тору пришлось наклониться, чтобы услышать ее.

– Полагаю, что должны. Ты действительно не возражаешь?

Она покачала головой:

– Нет, не возражаю.

Тор уже несколько дней постоянно ловил себя на том, что представляет, как целует Дину. Но в этих мечтах все происходило совершенно естественно, а сейчас... Сейчас все было совсем по-другому.

Но он обещал, что сделает это.

Тор медлил, собираясь с духом. Его влекло к Дине, и вместе с тем он чего-то боялся. Наконец он осторожно приподнял ее подбородок и заглянул в широко распахнутые зеленые глаза. В глазах Дины была паника, но не страх – Тор был уверен в этом.

Медленно склонившись к ней, он решил, что лишь легонько прикоснется губами к ее губам – это будет поцелуем, и, следовательно, он сдержит слово.

Но в тот момент, когда их губы соприкоснулись, Тор почувствовал то же самое, что ощущал при каждом прикосновении к Дине, только на этот раз ощущения были гораздо сильнее. Что-то внутри его словно закричало и потребовало еще более острых ощущений, потребовало большего...

Тор говорил себе, что пора прервать поцелуй, однако не мог оторваться от Дины. В какой-то момент он вдруг понял, что обнимает ее, прижимает к себе, упиваясь ее чудесным запахом и хрупкой нежностью.

Он твердо решил, что отпустит Дину, как только она начнет сопротивляться. Однако она нисколько не противилась; более того, она обвила руками его шею, прижимая к себе еще крепче. Внезапно он почувствовал, что она отвечает на его поцелуй, – и его тотчас же захлестнула волна страсти. Не удержавшись, Тор громко застонал, и тут же послышался тихий стон Дины.

В следующее мгновение он отпустил ее и, отступив на шаг, пробормотал:

– Я... я сделал тебе больно?

Ее чуть приоткрытые губы немного припухли и все еще умопомрачительно манили. Она в смущении взглянула на него и, задыхаясь, прошептала:

– Больно?.. Ах, нет, конечно же...

Тор снова потянулся к ней, но тотчас одернул себя. Что он делает?! Отступив еще на несколько шагов, он проговорил:

– Я не хотел, Дина. Просто... Спокойной ночи. – коротко кивнув, Тор поспешно удалился в свою комнату и закрыл за собой дверь.

«Ты в своем уме? – говорил он себе, расхаживая по комнате. – Еще минута... и ты подхватил бы ее на руки, отнес бы к себе на кровать и, вероятно, причинил бы ей боль». Тор лишь надеялся, что не очень напугал жену, хотя и не сомневался, что внушил к себе отвращение.

Господи, ведь он чуть не нарушил обещание, которое дал Дине перед венчанием. И конечно же, она это поняла.

– Сэр, чем могу...

Тор стремительно обернулся и увидел Спунера, стоявшего в другом конце комнаты. Слуга смотрел на него со страхом и с некоторым любопытством.

– Упакуй мои вещи, – приказал Тор камердинеру. – На рассвете я уезжаю в Мелтон-Моубри.

Глава 10

Дина молча смотрела вслед мужу. Когда же он скрылся у себя в комнате, она открыла дверь своей. Несколько секунд она стояла у порога в надежде, что муж вернется и...

«Нет, конечно же, он не вернется», – сказала она себе, закрывая за собой дверь. Завтра ей будет очень неловко, когда она увидится с мужем, но, с другой стороны... Теперь стало ясно, что он к ней не так равнодушен, как казалось.

Ах, разумеется, она не питала иллюзий. О любви и нежных чувствах и речи быть не могло. Но, судя по всему, он считал ее привлекательной. Привлекательной и желанной... Да-да, конечно, иначе он не стал бы так ее целовать.

Этот его поцелуй... О, это был изумительный поцелуй, страстный и воспламеняющий, и он оказался гораздо более волнующим, чем те, что представлялись ей, когда она предавалась фантазиям. И теперь она знала, что испытывает к мужу не только дружеские чувства, но и влечение. Более того, если она не будет проявлять осторожность, то скоро влюбится в него по уши, и тогда... Нет, не следует сейчас об этом думать.

Повернувшись к горничной, она сказала, что хочет сегодня пораньше лечь, и Франсин помогла ей раздеться и подготовиться ко сну. Дина была уверена, что ее сны будут если не сладкими, то по крайней мере более интересными, чем обычно.

Но, увы, проснувшись утром, Дина не смогла припомнить ни одного сна. Впрочем, настроение у нее было прекрасное, и она, поднявшись с постели, сделала комплекс упражнений. Затем позвала горничную и искупалась. После чего тщательно причесалась перед зеркалом, оделась и спустилась к завтраку.

Не успела она добраться до столовой, как ее начали обуревать сомнения. Будет ли муж делать вид, что поцелуя вообще не было? Должна ли она поступить так же? И догадается ли леди Рамбл о том, что произошло между ними?

Сделав глубокий вдох, Дина вошла в столовую и обнаружила, что в комнате никого нет. Осмотревшись, она увидела, что стол уже накрыт и все готово к завтраку. Пожав плечами, Дина села и положила себе на тарелку вареные яйца, помидоры и тонкий ломтик бекона.

Минуту спустя в столовой появился слуга. Увидев Дину, он тотчас подошел к ней и осведомился:

– Желаете кофе, чай или шоколад, мэм?

– Кофе, пожалуйста.

Тут послышались шаги, и в комнату вошли лорд и леди Рамбл.

– Доброе утро, – приветствовала их Дина. – Надеюсь, вы не против, что я села без вас и...

– Нет-нет, моя дорогая, – с улыбкой ответила леди Рамбл. – Мы садимся завтракать в разное время. Планы лорда Рамбла меняются в зависимости от его занятий, а Виолетта часто спит до полудня – особенно когда веселится где-нибудь накануне. – Присев напротив Дины, леди Рамбл внимательно на нее посмотрела, – видимо, пыталась заметить на ее лице следы бессонной ночи. – Ты... ты хорошо спала, моя дорогая?

– Да, прекрасно, – ответила Дина, пытаясь не покраснеть. Она хотела спросить, когда спустится Тор, но в последний момент удержалась. – У меня очень уютная комната, – добавила она.

Леди Рамбл снова улыбнулась:

– Ты удивительно бодрая... при данных обстоятельствах. Да-да, ты прекрасно держишься, моя дорогая.

– При данных обстоятельствах? – переспросила Дина, она с изумлением посмотрела на собеседницу.

– Моя супруга хочет сказать, что Грант опять уехал в Мелтон, – объяснил лорд Рамбл. – Она думала, что ваше присутствие изменит привычки нашего сына, хотя я предупреждал, что этого может не произойти.

Дина в растерянности заморгала. Муж уехал? Но ведь вчера вечером он ни словом не обмолвился про отъезд. Не успела она спросить, когда Тор вернется, как леди Рамбл снова заговорила:

– Боюсь, тут отчасти и моя вина. Я слишком уж настаивала на том, чтобы считать ваш брак союзом по любви. Может, если бы я не вырвала у него вчера вечером это обещание...

– Не вини себя, дорогая, умоляю, – проговорил лорд Рамбл. – Похоже, Грант уехал бы в любом случае, потому что сейчас – самый разгар охотничьего сезона. Он обожает охоту на лис. Ты помнишь, чтобы он когда-нибудь оставался дома в декабре?

Но Дина была уверена, что на сей раз муж уехал не только из-за лисьей охоты. Во вчерашнем поцелуе было гораздо больше страсти, чем ожидал каждый из них... Должно быть, он сожалел об этом, поэтому и уехал.

– Неужели он не сказал тебе, когда собирается вернуться? – спросила леди Рамбл.

Дина отрицательно покачала головой:

– Нет, он ничего не говорил. Впрочем, может быть, я просто забыла... – добавила она поспешно. Муж не известил ее о своем отъезде, но сказать об этом она не могла. Это было бы слишком унизительно.

– Что ж, ничего страшного, – заметила леди Рамбл. – Грант непременно приедет на Рождественский бал, а это всего лишь через две недели. Ты пока устроишься здесь и познакомишься с соседями. Виолетта хочет представить тебя некоторым из них.

Дина с трудом удержалась от вздоха; ей вдруг пришло в голову, что они с мужем снова станут чужими, когда он вернется – и, вероятно, именно этого он хотел, иначе не уехал бы.

25
{"b":"11491","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женя
Маленькая жизнь
Чертов дом в Останкино
Замок Кон’Ронг
Только не разбивай сердце
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Уэйн Руни. Автобиография
Аргентина. Лонжа
Стигмалион