ЛитМир - Электронная Библиотека

Раш был в полном восторге.

– Неужели она действительно так сказала?! О, многие мужчины пошли бы на все ради такого разрешения. Ты должен держаться за нее, Тор. Она ведь не знает, что у тебя сейчас нет любовницы?

– Нет, конечно, не знает.

– Вот и хорошо. Или прелести мисс Мур, то есть миссис Терпин, таковы, что и любовница не нужна?

Тор пожал плечами.

– Она довольно хорошенькая, но не в моем вкусе. К тому же мы почти не знаем друг друга.

Раш внимательно посмотрел на друга, потом сказал:

– Что ж, давай взглянем на щенков и вернемся обратно в дом. Но если хочешь рассказать мне еще что-нибудь, я весь внимание.

– Нет-нет, я уже все рассказал.

Тор подошел к Принцессе и склонился над щенками. За неделю они уже заметно подросли и теперь больше походили на собак, а не на крыс. Принцесса завиляла хвостом, когда Тор с ней заговорил. Он погладил собаку и пробормотал:

– Прости, что неожиданно покинул тебя, старушка. Но я пробуду здесь еще некоторое время. Может, хочешь поехать с потомством ко мне на Рождество? Моя сестра была бы очень рада.

Но он думал не о Виолетте, а о Дине. Да, возможно, ему действительно нужна любовница или... Впрочем, завтрашняя охота тоже его отвлечет.

– Клянусь, Дина, Грант с трудом узнает тебя, когда вернется! – в восторге воскликнула Виолетта. – Да-да, эта прическа очень тебя изменила. А через несколько дней и твои новые платья будут готовы.

Дина слегка повернулась к зеркалу и утвердительно кивнула. Новая прическа, безусловно, шла ей – рыжие локоны изящно обрамляли лицо и волнами ниспадали на спину. А во время занятий с гантелями их можно было перехватить лентой, чтобы они не мешали. Но об этом она, разумеется, не сказала ни Виолетте, ни парикмахеру.

– У тебя есть что-нибудь подходящее для сегодняшнего вечера? – поинтересовалась Виолетта (ей все же удалось уговорить мать, чтобы та отменила наказание). – Если нет, я могу тебе что-нибудь одолжить.

Дина рассмеялась:

– Любая твоя вещь будет мне велика. Ты ведь гораздо выше. Не беспокойся, я уверена, что у меня что-нибудь найдется. Может быть, надену шелковое сиреневое платье.

– Да-да, это было бы очень мило. Великолепный цвет, – согласилась Виолетта.

– Идем к Тессимену, посмотрим, какие у них там есть канты и кружева.

Они вышли из салона парикмахера и отправились в магазин. «Неужели муж действительно заметит произошедшую во мне перемену? – думала Дина. – Но когда же он вернется?» К своему удивлению, она почувствовала, что ужасно скучает по нему.

Да, она действительно скучала, и это очень ее беспокоило.

Между тем Виолетта и леди Рамбл все время занимали ее походами по магазинам и путешествиями по Пламроузу и окрестностям. Она с восхищением обнаружила, что в доме имеется гимнастический зал и внутренний бассейн – рассказывали, что отец лорда Рамбла был большим любителем физических упражнений. К сожалению, у Дины пока что не было возможности воспользоваться гимнастическим залом, но она очень надеялась, что ей удастся там позаниматься.

– Эти подойдут, не так ли? – Виолетта протянула Дине моток пурпурного канта. – Если это нашить на талию и рукава, твое сиреневое платье опять станет модным.

Дина не возражала. Она выбрала еще несколько пар перчаток и чулок, после чего подруги отправились обратно в Пламроуз.

– О, я не дождусь того момента, когда представлю тебя сегодня вечером как супругу Гранта, – сказала Виолетта на обратном пути. – Знаешь, Мисси Фискертон была абсолютно уверена, что мой брат сделает ей предложение. Я очень рада, что он женился не на ней, а на тебе.

Дина с беспокойством взглянула на собеседницу.

– А он... У нее были основания ждать предложения?

Виолетта пожала плечами.

– Нет, не думаю. Хотя маме хотелось, чтобы Грант женился на ней. Он дважды танцевал с ней, когда был дома последний раз, и сделал ей несколько комплиментов, но ведь это ничего не значит, верно? К тому же и Роуз Несбит упоминала о том, что ждет от него предложения. Честно говоря, многие соседские девушки на это рассчитывали. Но ведь все они – провинциалки, – добавила Виолетта со смехом.

Дина посмотрела на нее с улыбкой.

– А себя ты не считаешь провинциалкой?

– Возможно, считаю. Но я провела часть сезона в Лондоне, и это нельзя не учитывать, – с гордостью заявила Виолетта.

Дина отвернулась, пытаясь скрыть улыбку. Виолетта с удивлением взглянула на нее и снова рассмеялась:

– Это прозвучало по-снобистски, да? Прости, Дина. Конечно, быть провинциалкой – вовсе не зазорно. Не обижайся, умоляю тебя.

Дина заверила подругу, что совершенно не обижается. И действительно, на Виолетту нельзя было обижаться – она была слишком непосредственной и откровенной.

– Чем займемся после обеда? – спросила Дина.

– Я собиралась прокатиться верхом, перед тем как одеться для вечера. Конечно, можешь присоединиться ко мне. Я уверена, мы найдем хорошую лошадь и для тебя.

Дина не очень-то любила верховые прогулки. Немного помолчав, она поинтересовалась:

– А можно поплавать в это время года? Признаюсь, мне ужасно понравился ваш внутренний бассейн.

– Конечно, можно. Разве я тебе не сказала? Бассейн устроен на горячем природном источнике. Считается, что мой прадед обосновался здесь именно по этой причине. Очевидно, он надеялся устроить тут курорт, чтобы соперничать с Бакстоном или даже Батом, хотя этого, конечно, не произошло.

– Как жаль, – сказала Дина. Виолетта кивнула:

– Да, очень жаль. Говорят, прадед был деловым человеком, но, став бароном, оставил коммерцию и отдал все силы строительству дома. А потом мой дед достроил дом и сделал здесь бассейн, а также гимнастический зал. Знаешь, я, наверное, поплаваю вместе с тобой. Я уже довольно давно не плавала, но думаю, что еще влезу в свой купальный костюм. А у тебя есть купальный костюм?

Дина кивнула:

– Да, есть. Я надевала его, когда купалась в пруду у нас в Ашкоме. К сожалению, у нас там нет бассейна.

Выпив чаю с сандвичами, подруги отправились переодеваться, а потом встретились у бассейна – на первом этаже западного крыла, рядом с гимнастическим залом. Дина не смогла удержаться, чтобы не заглянуть в зал. Она с восхищением рассматривала различные гимнастические снаряды, о которых читала, но никогда раньше не видела.

– Ты когда-нибудь занимаешься в этом зале? – спросила она.

Виолетта взглянула на нее с удивлением.

– Нет, конечно. Грант когда-то занимался, но я не могу себе представить, чтобы матушка позволила мне тут заниматься. Впрочем, мне такая мысль даже в голову не приходила.

Если леди Рамбл не одобрила бы занятия дочери, то, конечно же, не одобрит и занятия невестки. И все же Дина решила, что будет тайком посещать гимнастический зал. Взглянув на Виолетту, она сказала:

– Что ж, пойдем поплаваем.

Вода в бассейне оказалась необычайно теплой для этого времени года. Но Дина уже знала о горячем источнике, поэтому не удивилась. Она с удовольствием отметила, что Виолетта плавала очень неплохо. Немного поплескавшись, они поплыли наперегонки, и Дина опередила подругу всего лишь на несколько метров.

– О Господи... – пробормотала Виолетта, задыхаясь. – Должно быть, ты часто плавала в своем пруду.

Дина усмехнулась:

– Только летом, конечно. Но я много хожу пешком и даже бегаю, когда есть возможность. Кроме того, я делаю... другие физические упражнения.

– Да ты прямо маленькая амазонка, – с улыбкой сказала Виолетта. – Думаю, что Грант даже не...

– Что?

– Видишь ли, Грант всегда относился к женщинам покровительственно, особенно к женщинам небольшого роста. Кажется, он считает их хрупкими цветами, которые могут рассыпаться от прикосновения. Представляю, как он удивится, обнаружив, что ты совсем не такая. Конечно, он будет приятно удивлен.

– Надеюсь, – кивнула Дина. Она вдруг вспомнила, как муж встревожился в тот последний вечер и спросил, не сделал ли ей больно. Может быть, именно поэтому он держался так отчужденно?

27
{"b":"11491","o":1}