ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дина, я должен перед тобой извиниться.

Она подняла голову и с улыбкой ответила:

– Да, думаю, должен. Ты ведь подумал, что я ночью хотела встретиться с любовником, не так ли? Мне очень неприятно, что ты так мог подумать обо мне.

Пораженный тем, что жена догадалась о его подозрениях, он пробормотал:

– Теперь я понимаю, как глупо себя вел. Да, очень глупо. Но мы ведь еще плохо знаем друг друга, верно? Пожалуйста, прости меня.

Она внимательно посмотрела на него, потом кивнула:

– Хорошо, ты прощен. Вероятно, мое объяснение казалось довольно неправдоподобным, поскольку я старалась держать свои занятия в тайне.

– Мои родители не знают, что ты часто здесь бываешь? И Виолетта тоже?

Дина покачала головой:

– Нет, не знают. Правда, мы с Виолеттой несколько раз плавали в бассейне. Но когда я спросила, пользовалась ли она когда-нибудь гимнастическим залом, твоя сестра сказала, что леди Рамбл этого не одобрила бы. Я знаю, что должна была спросить разрешения, но...

– Дина, я прекрасно тебя понимаю, – перебил Тор. – Полагаю, тебя не в чем упрекнуть. Ты ведь предпочла бы заниматься днем, да?

– Да, конечно. Но что подумают обо мне твои родители?

Тор вдруг понял, насколько бессердечно поступил, когда уехал и оставил жену одну. Что она должна была подумать о его внезапном исчезновении? И почему он не подумал об этом раньше? Он был так занят собственными переживаниями, что забыл о Дине.

– Еще раз прости, – проговорил он в смущении. – Не могу представить, чтобы мои родители подумали о тебе плохо из-за твоих занятий. Ведь мой дед был большим поклонником гимнастики и физических упражнений. Вот почему он устроил здесь этот зал, а также бассейн.

– Да, Виолетта упоминала об этом. Но он был мужчиной, и это совсем другое дело.

Тор пожал плечами.

– А почему бы и женщине не заниматься гимнастикой? Думаю, в этом нет ничего дурного. Скажи, откуда у тебя такое увлечение? Не брат же тебя приучил?

Тор не мог представить, чтобы Сайлас Мур поощрял сестру к подобным занятиям.

Она с улыбкой покачала головой:

– Конечно, не брат. Но думаю, его можно назвать одной из причин моего увлечения. Видишь ли, он был... Когда-то очень любил драться. И некоторые из его друзей – тоже.

Тор нахмурился:

– Он позволял своим друзьям драться с тобой?

– Сайлас обожал показывать свою силу, – ответила Дина. – он ужасно любил демонстрировать, насколько ему легко связать обе руки у меня за спиной одной своей. И еще он и его друзья любили затаскивать меня на большой дуб, чтобы оставить на нем на несколько часов. А также запирали в буфете – им казалось, что это очень забавно.

Тор не мог представить ничего подобного. Он поддразнивал Виолетту, как и любой брат свою сестру, но всегда защищал ее и, конечно же, никогда не обижал.

– А ваши родители не вмешивались?

– Мне не хотелось бы им об этом рассказывать. К тому же я научилась довольно ловко спускаться с деревьев и выбираться из буфета. Мальчишкам же становилось все труднее меня ловить. Полагаю, в каком-то смысле они оказали мне услугу, потому что такие упражнения придавали мне решимости стать быстрой и сильной, чтобы меня не могли поймать.

Все еще хмурясь, Тор пробормотал:

– И все же я полагаю, что они просто-напросто трусы. Скажи, где учился твой брат?

– В Рагби, потом в Кембридже.

– А я учился в Итоне и в Оксфорде. – Ему было приятно, что дикари, описанные Диной, не учились там же, где учился он, однако Тор не сомневался, что знаком с некоторыми из них.

– Значит, именно поэтому ты начала заниматься гимнастикой? – спросил он, когда они уже вышли из зала.

– Еще я бегала и плавала, когда была возможность. И узнала кое-что о фехтовании, а также о боксе. Боксом со мной занимался мой дядя Кендалл.

– Боксом? – недоверчиво переспросил Тор. – Никогда не слышал о женщине, умеющей боксировать. И очень немногие из них умеют фехтовать. Может быть, попробуем как-нибудь, чтобы я мог узнать, чему ты научилась?

Дина кивнула:

– Не возражаю. Только боюсь, я утратила форму. Значит, ты думаешь, что не стоит скрывать мои занятия от твоих родителей?

Тор с улыбкой ответил:

– Полагаю, они не будут против. Но нам не обязательно рассказывать им о твоих занятиях, если ты не хочешь.

– Спасибо. Но я думаю, было бы лучше... Было бы очень хорошо, если бы я могла пользоваться гимнастическим залом днем без их ведома.

– Это нетрудно устроить, – ответил Тор. – Мать с отцом редко бывают в этой части дома. – Когда они поднялись по лестнице, он сказал: – Теперь нам нужно по-быстрее переодеться. Я обещал Виолетте отвести ее сегодня на псарню, чтобы посмотреть новых щенков. Если ты тоже хочешь взглянуть на них, советую надеть обувь, подходящую для такой прогулки.

Неожиданная улыбка Дины поразила его словно молния.

– О, мне очень хотелось бы посмотреть. Я обожаю собак.

Сказав это, она исчезла в своей комнате. Тор же направился к себе. Чем больше он узнавал о Дине, тем сильнее его влекло к ней и тем Меньше ему хотелось противиться этому влечению. Он пытался внушить себе, что это глупое, нелепое влечение, но все доводы разума казались ему совершенно неубедительными. Сейчас ему хотелось только одного – хотелось, чтобы Дина снова ему улыбнулась.

Оказавшись у себя в комнате, Дина почувствовала огромное облегчение. Франсин помогала ей надевать обычное платье, а она тем временем думала о муже. Она опасалась, что Тор не одобрит ее занятия гимнастикой, но он был только удивлен, не более того.

Дина ухмыльнулась, вспомнив, как он смотрел на нее, когда она начала подтягиваться, держась за перекладину. Тор вообразил, что она ходила ночью к любовнику, но потом извинился за свои подозрения. Однако мысль о том, что муж мог так подумать о ней, все же огорчала.

– Ой, пожалуйста, осторожнее с этим плечом, Франсин. Больно.

Сообразив, что посещение гимнастического зала – проверка, она постаралась доказать мужу, что может пользоваться всеми снарядами, а теперь за это расплачивалась. К вечеру у нее будет ужасно болеть спина, и ей станет трудно танцевать на балу. Но главное – она доказала Тору, что он был не прав.

Вспомнив о том, что муж предложил ей побоксировать, Дина едва не рассмеялась. Сама мысль о том, чтобы заняться с ним боксом, казалась нелепой. Она наверняка разобьет кулаки, если ударит его, – он, наверное, даже и не почувствует удара, а если он ударит ее, то она, вне всякого сомнения, пролетит через весь зал. Сайлас мог бы сделать такое, чтобы доказать свое превосходство, но Дина очень сомневалась, что Тор был на это способен.

Франсин уже заканчивала приводить в порядок ее прическу, когда в дверь постучали.

– Ты готова? – спросил Тор. Дина поднялась и открыла дверь.

– Да, готова. Где Виолетта?

– Здесь, – послышался со стороны лестницы ее голос. – Почему вы так задержались? Я думала, мы пойдем смотреть щенков час назад.

Присоединившись к Тору в коридоре, Дина увидела, что Виолетта посматривает на нее с любопытством. Дина невольно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Она прекрасно знала, что сестра Тора будет очень разочарована, если узнает, что они просто занимались в гимнастическом зале. Но Дина не собиралась рассказывать ей про свои занятия: казалось, что Виолетта не сможет хранить тайну.

Все трое направились к псарне. Дина с Виолеттой были в восторге от щенков – те уже открыли глазки, играли друг с другом и старались укусить дам за пальцы. А один из щенков запутался в узорчатом плаще Дины и несколько раз взвизгнул, так что Принцесса с беспокойством поднялась.

– Ой, бедняжка! – воскликнула Дина. – Я никак не могу отцепить его коготь.

Тор опустился рядом с ней на колени.

– Позволь мне...

Он осторожно погладил щенка по головке, чтобы успокоить, а затем с необычайной ловкостью отцепил его коготь от плаща.

– Вот и все. – Тор передал малыша озабоченной мамаше, и та сразу же начала обнюхивать его, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

31
{"b":"11491","o":1}