ЛитМир - Электронная Библиотека

Тор посмотрел в свою тарелку и с удивлением отметил, что съел почти все, хотя он не смог бы сказать, что именно ел.

Тут джентльмены поднялись из-за стола – сейчас у них не было времени на портвейн и сигары – и помогли подняться дамам. На сей раз Сторми опередил Мура и повел Виолетту к выходу. Тор же, сопровождая Дину, мог думать только о ней. О ее волосах. О ее коже. О ее запахе. О ее женственной утонченности.

Ему захотелось снова сделать Дине комплимент, но он, сдержавшись, проговорил:

– По-моему, матушка хочет, чтобы мы стояли за ней и отцом во время приема гостей.

Его голос прозвучал довольно резко, и Дина взглянула на него вопросительно. Тор поспешно отвел глаза, он опасался, что невольно выдаст свои чувства. Ему предстояло выдержать целый вечер, а потом... Он даже не осмеливался думать о том, что за этим последует.

Вскоре начали съезжаться гости, и все поздравляли молодых супругов.

– Наша юная миссис Терпин просто восхитительна! – заливалась леди Вейл, мать сэра Алберта. – Вы знаете, мистер Терпин, что они с миссис Терпин на прошлой неделе помогали мне доставлять корзины с провизией нашим пожилым арендаторам. Сомневаюсь, что я с моей подагрой справилась бы одна. Дина улыбнулась пожилой даме.

– Для меня это было истинным удовольствием, леди Вейл, и прекрасной возможностью получше узнать окрестности. Пожалуйста, известите, когда вам снова понадобится помощь.

– Вы само великодушие, миссис Терпин, – сказал сэр Алберт. – И я надеюсь, что это великодушие распространится до того, что вы подарите мне сегодня танец.

Дина снова улыбнулась, но на сей раз ее улыбка почему-то встревожила Тора.

– Конечно, сэр Алберт, – ответила она.

Несколько минут спустя Дина пообещала танец Горацию Смоллбону, а потом – Джереми Несбиту, брату Роуз. Тор хотел спросить, оставила ли жена несколько танцев для него, но в последний момент сдержался.

Наконец прием гостей закончился, и Тор, желая отвлечься от мыслей о Дине, осмотрелся в поисках Виолетты. Та уже снова болтала с мистером Муром.

– Похоже, у тебя не было возможности переговорить с Виолеттой; не так ли? – ворчал он, повернувшись к жене.

Она проследила за его взглядом и покачала головой.

– К сожалению, у нас было всего несколько свободных минут, и мы обсуждали... другие дела. – Дина явно смутилась, что навело Тора на мысль, что она избегала этой темы. Что ж, в таком случае он не будет ей докучать. Тор посмотрел на вырез ее платья и нахмурился. Ему вдруг пришло в голову, что и другие мужчины могут делать то же самое.

– ...Перестарались с зеленью, тебе не кажется?

– Прости, что?

Тор почувствовал, как у него краснеют уши. Он был так поглощен грудью жены, что не услышал ее вопроса.

– Я спросила, не переусердствовали ли мы с украшениями. Когда горят все эти свечи, вид совершенно другой, чем при дневном освещении.

Тор окинул взглядом зал. Стены украшали вечнозеленые растения и падуб, а среди зелени были помещены дополнительные канделябры со свечами. К тому же с каждой люстры свисало множество перекрещивавшихся ветвей.

Тор пожал плечами и пробормотал:

– По-моему, все замечательно. Очень праздничный вид. В конце концов, сейчас канун Рождества. Может, хочешь выпить чего-нибудь перед танцами?

Дина с улыбкой кивнула:

– Да, спасибо.

Тор отошел от жены и направился к столику с прохладительными напитками. Проходя мимо Виолетты и Сайласа Мура, он выразительно взглянул на последнего, а тот, к его удивлению, ответил широкой улыбкой.

– Грант, мы ведь на славу потрудились с украшением, верно? – спросила Виолетта.

– Да, конечно, – проворчал Тор. Он взглянул на перекрещивавшиеся ветви над люстрой. – А это чья идея?..

– О, моей заслуги тут нет. Матушка с Диной уже заканчивали, когда я к ним пришла. Но повесить красные бархатные банты на все канделябры предложила я. Милый штрих к празднику, ты не считаешь?

Тор хотел ответить, но его опередил Мур:

– Да-да, прелестный штрих. У вас прекрасный вкус, мисс Терпин.

– Ах, Сайлас, вы же знаете, я просила, чтобы вы называли меня Виолеттой. В конце концов, мы с вами теперь родственники.

– Да, Виолетта, конечно.

Тор снова нахмурился. Он решил, что не станет дожидаться, когда Дина поговорит с Виолеттой.

– Можно вас на минутку, мистер Мур?

Мур взглянул на него с удивлением.

– Да, разумеется. Извините нас, Виолетта.

Тор отвел Сайласа в сторону, где их никто не мог услышать, и проговорил:

– Мне кажется, вы проводите с моей сестрой слишком много времени.

– Да, она очаровательна и чрезвычайно общительна.

Тор пристально посмотрел на собеседника.

– Я знаю, чего вы добиваетесь, Мур. Не думайте, что я буду безучастно наблюдать за вами.

Мур снова расплылся в улыбке.

– Вы хотите, чтобы я держался от Виолетты подальше? Но это выглядело бы несколько странно.

– Мур, не шутите со мной, – предостерег Тор. – Вы прекрасно поняли, что я имею в виду.

– О, я вовсе не шучу, – ответил Мур уже без улыбки. – Но согласитесь, Терпин, вам будет очень неловко, если все соседи – и весь Лондон – узнают правду о бегстве милой Виолетты, разве нет?

Тор взглянул собеседнику прямо в глаза.

– Вы угрожаете мне, Мур?

– Нет, конечно. Но с вашей стороны представляется дерзостью враждовать с человеком, который знает не только о неблагоразумном поступке вашей сестры, но и о том, что вы оказались третьим женихом моей дорогой сестры. Я думаю, это должно вас сильно раздражать. И будет раздражать еще сильнее, если об этом станет всем известно.

– Каким образом?

«Ведь не Дина же рассказала ему такие подробности?» – думал Тор.

Мур в очередной раз улыбнулся.

– Недавно я познакомился с одним в высшей степени интересным человеком. Его зовут Грегори Планкетт, и он кое-что мне рассказал.

«Проклятие! – мысленно воскликнул Тор. – Мне следовало его убить, когда была возможность».

– И где же этот Планкетт? – спросил он.

– Неужели вы думаете, что я выдам человека, предоставившего мне столько полезной информации? – Сайлас рассмеялся. – Раскрыть его местонахождение – значит стать пособником в убийстве. Ведь именно об этом вы подумываете, судя по выражению вашего лица.

Тор заставил себя успокоиться. При разговоре с Сайласом Муром следовало проявлять выдержку.

– Значит, вы погубите репутации наших сестер? Но это для вас невыгодно. Ведь вы, кажется, решили сделать предложение моей сестре.

– Конечно, я предпочел бы не выдавать вашу тайну, – ответил Мур. – Что же касается моих отношений с прелестной Виолеттой... Скажите, вам не хотелось бы расторгнуть брак?

– Расторгнуть брак? Не поздновато ли?

– Полагаю, что нет.

Тору ужасно захотелось ударить Мура, чтобы стереть с его физиономии самодовольную улыбку, но он вовремя вспомнил о том, где они находятся.

Мур же тем временем продолжал:

– Мне кажется, я уже говорил вам о том, что моя сестра не очень-то подходящая для вас жена.

– Осторожнее, Мур, – предостерег Тор.

Сайлас по-прежнему улыбался.

– И еще, Терпин, мне почему-то кажется, что у вас с Диной не все гладко, если можно так выразиться.

«Но откуда же ему об этом известно? – думал Тор. – Может быть, это бросается в глаза? Может, и все остальные кое о чем догадываются?»

Тор промолчал, и Мур вновь заговорил:

– И все же, наверное, неприятно сознавать, что галантный спаситель ничего не получает в награду за свой героизм. Надеюсь, эти награды не даруются другим. До меня дошли кое-какие слухи... – Сайлас умолк и с ухмылкой покосился на Дину.

Тор невольно сжал кулаки.

– Я настоятельно рекомендую вам, Мур, воздержаться от подобных намеков. Интимные подробности моего брака вас не касаются.

– Не забывайте, что Дина – моя сестра. О, что я вижу, танцы вот-вот начнутся. Не сомневаюсь, вам не терпится присоединиться к своей даме, мне – так же, уверяю вас. – Мур снова взглянул на Виолетту. – Ваша сестра очень наблюдательная... и словоохотливая девушка. – Коротко кивнув, он направился к Виолетте.

37
{"b":"11491","o":1}