ЛитМир - Электронная Библиотека

– Похоже, моя сестра в последнее время слишком долго находилась в обществе матушки, – заметил Тор, покачав головой.

Дина утвердительно кивнула. Разумеется, Виолетта старалась ради нее, но в данной ситуации она оказала ей плохую услугу. Впрочем, теперь уже выбора не было – пришлось танцевать вальс.

– Думаю, достойно похвалы, что твой отец каждый год жертвует на праздник какую-то сумму, – проговорила Дина, стараясь не обращать внимания на трепет, тотчас же охвативший ее от прикосновения Тора.

– Мне кажется, отцу самому ужасно нравятся такие праздники. Но я думаю, что арендаторы и все окрестные жители ему благодарны.

Дина проследила за взглядом мужа. Лорд Рамбл стоял с кружкой пива в руке и с веселой улыбкой болтал с обступившими его фермерами. Сейчас он совершенно не походил на ученого барона, которого она увидела, приехав в Пламроуз. Но теперь Дина знала его довольно хорошо, поэтому понимала: подобное поведение ни в коей мере не противоречило его характеру.

– Жаль, что слишком редко мой отец общался с нашими арендаторами. Он даже почти не встречался с соседями. Наверное, он был бы более счастлив, если бы жил иначе, – тихо проговорила Дина.

– Он был очень суровым, твой отец? Она со вздохом кивнула.

– В его жизни было мало радости, – наверное, поэтому он постоянно на всех злился. Нашу семью едва ли можно было назвать счастливой.

– Постарайся не вспоминать о прошлом. Надеюсь, что здесь, в Пламроузе, ты найдешь то счастье, которого тебе не хватало в детстве.

Она внимательно посмотрела на мужа и увидела нежность в его глазах. Или только сочувствие? Дина в смущении отвела глаза и сменила тему:

– А Кибблы очень хорошо все украсили, верно?

Тор окинул взглядом дом, свисавшие украшения с балок сарая, и кивнул.

– Хорошо, что они не забыли самое главное. – Он многозначительно поднял глаза к потолку.

Проследив за его взглядом, Дина судорожно сглотнула – прямо над ними находились ветви омелы.

– Но я думала...

Тор прижался губами к ее губам, и этот поцелуй нисколько не походил на поцелуй «друга».

Музыканты по-прежнему играли, но Тор с Диной прервали танец – они ушли в свой собственный мир, где время остановилось. Дина чувствовала, что руки Тора все крепче ее обнимали, а его поцелуй становился все более страстным. Приподнявшись на цыпочки и обвивая его шею руками, она старалась еще крепче к нему прижаться; теперь она знала, что Тор по-прежнему желает ее.

В какой-то момент они вдруг вспомнили, где находятся, и Тор прервал поцелуй. Но он все еще сжимал Дину в объятиях. С минуту они стояли посреди сарая, глядя друг другу в глаза. А потом вдруг раздались крики одобрения и аплодисменты.

Дина в растерянности заморгала, она внезапно поняла, что под ногами у нее все еще земля, что она не взлетела к стропилам, как показалось во время чудесного поцелуя. Тор улыбнулся ей, затем поднял руку и помахал ликующей толпе – и тут же послышались новые возгласы ободрения. Дина же, залившись румянцем, почувствовала себя почти счастливой.

– Это... это означает, что тебе все-таки мало одной только дружбы? – спросила Дина, взглянув на мужа. Она твердо решила, что теперь же выяснит все до конца. Да-да, ей больше не выдержать этой ужасной неизвестности.

Тор искренне удивился:

– Неужели тебя именно это тревожило?

Она кивнула.

– Да, именно это. Вчера ты вел себя так, будто мы никогда... А потом, когда ты подарил мне щенка, ты говорил о дружбе, только о дружбе.

Не обращая внимания на взгляды любопытных, Тор наклонил голову и снова поцеловал жену, вызвав тем самым новые овации.

– Дина, ты нужна мне больше чем друг с того дня, как мы встретились. Правда, я опасался и до сих пор опасаюсь, что наши... физические отношения могут повредить тебе, но я никогда не собирался оскорблять тебя.

Дина расплылась в улыбке. Теперь она была по-настоящему счастливой. И теперь она уже нисколько не сомневалась: все у них с Тором будет хорошо.

Дина вдруг тихонько рассмеялась:

– А я собиралась отчитать Виолетту за то, что она заказала этот вальс. Выходит, ее надо поблагодарить, не так ли?

Тор с улыбкой кивнул:

– Давай поблагодарим вместе. Кстати, где она?

Он окинул взглядом сарай и внезапно нахмурился. Одолеваемая дурными предчувствиями, Дина тоже посмотрела по сторонам. Оказалось, что Виолетта, сидевшая на соломе у сеновала, весело болтала с Сайласом.

– Вы верите мне, мисс Терпин? Или я могу по-прежнему называть вас Виолеттой? – Сайлас вежливо улыбнулся собеседнице.

– Да-да, конечно, можете, – закивала девушка. – Ведь мы с вами родственники.

– Благодарю вас, Виолетта. Так вот, моя вспыльчивость всегда была моим главным пороком. Увы, я слишком часто делаю или говорю то, в чем сразу же после этого раскаиваюсь. – Сайлас поник головой, изображая покаяние. Потом вновь заговорил: – И вот, добравшись до Олфорда, я осознал, как дурно вел себя. Я вернулся, чтобы извиниться – не только за то, что поспорил с вашим братом, но и за то, что уехал, даже не попрощавшись с вашими родителями и с их гостями. Однако я не заметил здесь ни лорда Рашфорда, ни сэра Чарлза.

– Они уехали сегодня утром, – пояснила Виолетта.

Это известие очень порадовало Сайласа, но он, конечно же, сделал вид, что ужасно огорчился.

– Ах, какая досада... это слышать. И все же я могу принести свои извинения всем остальным – если вы считаете, что они станут со мной говорить после моей вчерашней выходки.

– Я уверена, что станут. Похоже, что мой брат и Дина сейчас в прекрасном расположении духа. Если бы вы появились чуть раньше, то увидели бы... – Виолетта умолкла в нерешительности. – Впрочем, это не важно. Главное, чтобы вы постарались сдерживаться и получше себя контролировали, раз уж вы такой вспыльчивый.

Именно этой подсказки он и ждал.

– Я уже давно пытаюсь бороться со своим недостатком, но теперь понимаю, что в одиночку с этим не справлюсь. Мне нужна помощь – я должен перед кем-нибудь отчитываться. Кто-то должен одергивать меня, как только я выкажу первые признаки гнева.

– Я могла бы помочь вам, – предложила Виолетта. – Может быть, мы могли договориться о каком-либо тайном знаке, который я могла бы вам подать, когда увижу, что вы начинаете хмуриться, или услышу, что вы сказали что-то лишнее. Я могла бы, например, прикладывать палец к подбородку. Вот так...

– Вы столь же великодушны, сколь прекрасны, – сказал Сайлас. – Я уверен, что с вашей помощью смогу справиться со своим недостатком. Вот только... Боюсь, мы не будем видеться достаточно часто для того, чтобы осуществить наш план.

– Почему же? Конечно, будем видеться. Вы ведь обещали приехать в Лондон, когда я выйду в свет в следующем месяце, верно? И я уверена, что мой брат не станет возражать, если вы останетесь здесь до нашего отъезда.

Видимо, Сайлас не был в этом уверен. Подняв голову, он увидел, что к ним направляются Тор с Диной, причем оба хмурились. Изобразив самую сердечную улыбку, Сайлас поднялся на ноги. Виолетта тут же вскочила с соломы и воскликнула:

– Грант, Дина, взгляните, кто вернулся! И вы не должны сердиться. Он вернулся, чтобы извиниться за вчерашнее.

– Да, верно, – кивнул Сайлас, протягивая Тору руку. – Теперь я понимаю, что вел себя вчера непростительно. Но все-таки я умоляю вас простить меня.

Тор все еще хмурился, поэтому Сайлас повернулся к его жене.

– Я не должен был так говорить, Дина. Прости. От холода я стал раздражительным, но я не желал бы стать причиной нашего разрыва, поскольку ты моя единственная родственница.

– Нет, не единственная, – возразила Виолетта. – Теперь мы все ваши родственники.

– О, вы слишком великодушны, – пробормотал Сайлас, с благодарностью глядя на девушку.

Виолетта улыбнулась ему, потом снова повернулась к брату:

– Грант, ты ведь простишь его, да? Он обещал, что будет следить за собой и научится себя контролировать.

Тор внимательно посмотрел на Мура. Он чувствовал, что нельзя доверять этому человеку, но ему очень не хотелось огорчать Дину и сестру. Сделав над собой усилие, Тор пожал руку Сайласа.

49
{"b":"11491","o":1}