ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Строптивый романтик
В каждом сердце – дверь
World Of Warcraft. Traveler: Извилистый путь
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Атлант расправил плечи
Жажда
Элиза и ее монстры
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Происхождение

Она подергала ручку двери, и та повернулась – экономка не забыла, о чем просила Дина. Краснея, она повернулась к нему.

– Ах, моя горничная все еще в Пламроузе, и я подумала, что ты мог бы помочь мне переодеться, – выпалила она на одном дыхании, словно боялась, что ей не хватит смелости договорить до конца.

Тор невольно вздохнул: лучше, если бы одна из служанок...

– Да, конечно, – услышал он собственный голос, – и раз моего камердинера здесь тоже нет, то и мне не помешала бы... некоторая помощь.

Разумеется, он мог бы раздеться и без ее помощи, но ему показалось... что так будет приятнее.

– Тогда идем ко мне? – спросила она.

Тор понимал, почему жена не желает раздеваться... в комнате, еще недавно принадлежавшей ее брату. Что ж, завтра он непременно изменит здесь кое-что.

Он молча вошел следом за Диной в ее комнату. На кровать он старался не смотреть, уверяя себя, что жена привела его сюда лишь для того, чтобы он помог ей раздеться.

Внезапно Дина повернулась к нему и, положив руки ему на плечи, привлекла к себе. В следующий миг ее губы прижались к его губам, и Тор, ошеломленный ее действиями, ответил на поцелуй. Все крепче прижимая жену к себе, он с каждым мгновением все больше возбуждался, но в конце концов все же заставил себя прервать поцелуй. Чуть отстранившись от жены, он с нежностью взглянул на нее и хриплым шепотом проговорил:

– Дина, ты же знаешь, я боюсь причинить тебе боль. Не лучше ли...

– Нет, – ошеломила она его своей решительностью. – Нет, подождать – не лучше. Я надеялась, что теперь-то ты понял: я вовсе не такая хрупкая, как тебе казалось. Позволь мне доказать тебе это.

Она пристально посмотрела на него. Ее чуть приоткрытые губы были слегка раздвинутыми, влажными и немного припухшими от его поцелуя. Тора охватила дрожь желания, но он все еще пытался протестовать.

– Не хрупкая, нет. Но тебе, должно быть, больно, ты поранилась...

– Разве похоже, что мне больно? – спросила она, снова прижимаясь к нему. – Если удар Сайласа не навредил мне, то неужели ты думаешь, что сможешь сделать мне больно?

Тор не ответил – не знал, что сказать. Дина же тем временем принялась развязывать его галстук, потом начала расстегивать рубашку.

– Не бойся за меня. Тор, – прошептала она. – А вот если я причиню тебе боль, то скажи непременно.

С этими словами она толкнула его с такой силой, что он, отступив на шаг, не удержался на ногах и повалился спиной на матрац. Не успел Тор подняться, как Дина вскарабкалась на него.

– Было бы гораздо легче, если бы мы уже разделись, – заявила она, расстегивая последние пуговицы на его рубашке. – Как хорошо, что застежки этого платья – спереди.

Тут Дина начала расстегивать платье, и Тор понял, что его помощь в этом вовсе не требуется.

– Позволь мне, – сказал он все-таки.

Дина с улыбкой кивнула, и Тор ловко освободил ее от корсажа. Потом сел и стащил с себя рубашку.

– Я могу на секунду встать? – спросила Дина. – Ты ведь теперь не сбежишь, верно?

Тор рассмеялся. Неужели он мог когда-то сомневаться в том, что Дина создана для него? Да, он любил ее, любил по-настоящему.

– Обещаю не убегать, дорогая.

– Хорошо, верю.

Она встала и быстро сняла платье, потом развязала корсет и скинула и его. Тор смотрел на нее с восхищением, потом вдруг вспомнил, что еще не совсем разделся.

Тут Дина нагнулась, чтобы снять туфли и чулки. Тор же стащил с себя сапоги и стал расстегивать бриджи. Когда он встал, чтобы снять их, Дина толкнула его обратно на постель.

– Нет. Ты обещал. Я не отпущу тебя, пока не добьюсь своего, – проговорила она с лукавой улыбкой.

Стянув с мужа бриджи. Дина одним молниеносным движением сняла с себя сорочку – и предстала перед мужем восхитительно нагая. Тор же, восхищаясь ее наготой, снова начал приподниматься и тянуться к ней, но Дина тотчас прыгнула на постель и увлекла за собой мужа. В следующее мгновение их губы слились в долгом и страстном поцелуе.

Наконец поцелуй их прервался, но они не разъяли объятий, – они все крепче обнимали друг друга, и возбужденная мужская плоть прижималась к женскому естеству.

В какой-то момент он чуть отстранился, и его пальцы скользнули по ее лону. Дина тихонько застонала и обвила руками его плечи. В следующее мгновение Тор вошел в нее; она запрокинула голову, так что волосы заструились по спине, и громко вскрикнула. Но это был не крик боли, а крик восторга. Тор двигался все быстрее, и Дина со стоном раз за разом устремлялась ему навстречу. Наконец она снова вскрикнула, и в тот же миг из горла Тора вырвался хриплый стон – они одновременно достигли вершины блаженства. А затем он услышал, как она тихонько прошептала его имя.

Потом они долго лежали в объятиях друг друга, лежали, прерывисто дыша, и Дина с удивлением думала: «Неужели подобное возможно?»

Да, ей казалось, что невозможно еще раз пережить то, что она пережила в бассейне, но, к счастью, она ошиблась.

– Я тебя не утомила? – пробормотала Дина, положив голову мужу на грудь.

Тор усмехнулся:

– Нисколько. А тебе я не стану задавать такой же вопрос, потому что и так знаю, что ты ответила бы.

– Вот именно. Я не стала бы утаивать такие секреты оттого, кого...

Она в смущении умолкла, испугавшись, что едва не призналась в любви. Дина поклялась, что не станет отягощать мужа подобным признанием, пока не будет уверена...

– Дина, я могу надеяться, что ты собиралась сказать «кого я люблю»?

Ошеломленная, она чуть приподнялась и кивнула. Он еще крепче обнял ее и снова прижал к себе.

– Я рад это узнать, потому что давно хотел сказать, что люблю тебя, но боялся, что ты, возможно, не обрадуешься такому признанию.

Она вновь подняла голову и взглянула на него.

– Это правда, Тор?

Он кивнул, и на его губах заиграла улыбка.

– Правда, Дина. Я действительно люблю тебя. Люблю беспредельно.

Она склонилась к нему и нежно его поцеловала.

– Я тоже люблю тебя... безумно люблю. Но я боялась...

– Тсс... Больше никаких страхов... для каждого из нас. И больше никаких бассейнов. Мы в них не нуждаемся.

Оба рассмеялись. Дина подняла голову и вопросительно посмотрела на мужа.

– Но это не значит, что мы не сможем... снова посещать бассейн, когда вернемся в Пламроуз?

– Вовсе нет. Думаю, теперь у меня всегда будет особая привязанность к этому бассейну. Но мы, возможно, нескоро вернемся.

– Что ты имеешь в виду?

Дина предполагала, что Тор захочет вернуться домой, как только они приведут в порядок дела в Ашкоме.

– По-моему, жизнь с моими родителями не лучший способ начать нашу новую жизнь. В последние годы я недостаточно много времени проводил в Пламроузе, чтобы считать это место своим домом. А вот Ашком – это решение проблемы. Ты ведь очень привязана к этим местам, не так ли?

Грудь Дины наполнилась восторгом.

– Ты хочешь сказать, мы можем тут жить? Можем остаться и присматривать за всеми изменениями, которые мы обсудили? О, это замечательно!

– Именно это я и имел в виду. Если мы только выживем после лондонского выхода Виолетты в свет. – Они снова рассмеялись. Потом Тор вновь заговорил: – И здесь я получу возможность кое-что узнать об управлении поместьем – ведь со временем мне придется управлять Пламроузом... Кроме того, у новобрачных должно быть собственное гнездышко, разве нет?

Она кивнула с радостной улыбкой. В ее воображении рисовалось прекрасное будущее.

– Думаю, побег в Шотландию был самым разумным поступком в моей жизни.

57
{"b":"11491","o":1}