ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз Тесса подняла глаза.

– Не сомневаюсь, что Корица покажет себя с самой лучшей стороны. У нее прекрасный характер, любой может ею управлять.

– Не смею сомневаться в ваших словах.

– В самом деле? – возразила девушка. – А по-моему, сомневаетесь. Как вы можете утверждать, что мы обманули присутствующих, показав Нимба в выгодном свете, основываясь только на том, что у меня не было с ним проблем? Не хотите же вы сказать, что считающий себя хорошим наездником джентльмен не сможет управлять лошадью так же успешно, как женщина на первой в своей жизни охоте?

Энтони нахмурился, потому что хотел сказать именно это, хотя в его устах подобное заявление прозвучало бы абсурдно.

– Приношу свои извинения, мисс Ситон, – бросил он и присоединился к остальным членам клуба.

Тесса смотрела ему вслед вне себя от негодования. Как он посмел обвинить ее в том, что она обманула всех участников охоты? Она просто скакала верхом на коне, а остальное предоставила случаю и дяде Мерсеру. Кроме того, деньги, вырученные за коня, уже пошли на ремонт крыши западного крыла дома. Совершенно очевидно, что у того, кто не раздумывая заплатил за коня двенадцать сотен фунтов, никогда не возникало проблем с ремонтом крыши.

В душе Тесса прекрасно понимала, что просто пыталась найти убедительное объяснение случившемуся.

– Я ведь предупреждала вас, не так ли? – обратилась она к Мерсеру, когда гнев уступил место чувству стыда.

Мерсер пожал плечами.

– По-моему, лорд Киллерби счастлив, – произнес он, кивнув на низкорослого всадника. – Покупка не разочаровала его. Во всяком случае, он не жаловался.

Тесса старалась успокоиться, однако чувство вины и стыда не проходило. Она приняла участие в настоящем жульничестве, а когда лорд Энтони сказал ей об этом, рассердилась на него.

Девушке, наконец, удалось прогнать мрачные мысли. Сегодня перед ней стояла довольно сложная задача. Ее не беспокоил норов Корицы, поэтому она чувствовала себя спокойно и уверенно. Кобыла непременно покажет себя с лучшей стороны и будет продана за достаточно высокую цену.

В процессе починки дымохода в полу гостиной первого этажа были обнаружены термиты, и теперь Тесса опасалась, что ее ожидает еще несколько подобных неприятных сюрпризов. Нужно было осушить три поля до наступления морозов, иначе урожай будущего года погибнет. Девушка уже обсудила имеющихся в наличии лошадей с дядей и с отцом. В этом сезоне необходимо продать еще несколько лошадей, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Как заметил сэр Джордж, они не могли позволить себе уменьшить количество производителей, но другого выхода Тесса не видела. Им нужны деньги на ремонт дома и содержание поместья. Как бы ей хотелось найти более подходящего управляющего, нежели дядя Мерсер, но Тесса не хотела волновать отца столь неприятным для него разговором.

Сигнал к началу охоты прервал ее размышления. Корицей было так легко управлять, что полностью освободиться от тревоги Тесса не смогла. Ей наверняка помогут прыжки через ограды и канавы, когда начнется настоящая погоня.

Увы, первая нора оказалась пустой, поэтому охотникам пришлось целую милю скакать рысью до следующей.

Ожидая, пока собаки нападут на след, Энтони подъехал к мисс Ситон, однако заговаривать с ней не стал.

Поколебавшись, Тесса сама обратилась к нему.

– Я… э… хочу извиниться за свою недавнюю вспышку, – произнесла она едва слышно.

Обернувшись, Энтони долго смотрел на девушку, от чего по ее телу побежали мурашки.

– А я – за свои глупые заявления. Возможно… – начал Энтони, но тут собаки, почуяв зверя, отдали голос.

Глава 5

Несколько томительных минут ожидания, и лиса выбежала из укрытия. Свору тут же собрали и направили по ее следу, а участники охоты пришпорили коней. К тому времени как охотники достигли первой изгороди, мисс Ситон скакала в числе первых, хотя ее кобыла была не такой мощной, как жеребец Нимб. Однако сегодня кобыла показала себя более быстрой, чего нельзя было сказать в понедельник, когда ею правил Эмери. Теперь местность стала более ухабистой и таила в себе множество препятствий. Энтони старался держаться как можно ближе к мисс Ситон. Да, она была прекрасной наездницей, но в ее жизни вряд ли были гонки, похожие на эту.

Собаки протиснулись сквозь вторую изгородь, которая, как вскоре выяснилось, оказалась так называемым «двойным барьером» – сразу за ней находилась канава. Когда лидеры гонки пришли в себя от неизбежного падения, раздались предостерегающие крики, и охотники рассеялись по полю в поисках окольного пути.

Мисс Ситон приостановилась лишь на мгновение, прежде чем направить кобылу прямо на изгородь. У Энтони дыхание перехватило от страха. В прошлом он успешно брал этот барьер, но…

Кобыла взвилась в воздух, словно на крыльях, пролетела над изгородью, легко опустилась на дальней стороне канавы и, не останавливаясь, помчалась дальше. Возгласы изумления сменились ободряющим улюлюканьем. Кое-кто из охотников, разыскивающих объездной путь, тоже направил своих коней на изгородь, не желая отставать от женщины.

Энтони первым последовал за мисс Ситон. Фаро приземлился достаточно тяжело, но не оступился и не сбросил седока. Оглянувшись, Энтони увидел, что только один из тех всадников, что отважились скакать через изгородь, успешно продолжал гонку. Остальные свалились на землю, так как их кони споткнулись.

Молодой человек остановился на мгновение, чтобы убедиться, что никто из всадников или их коней не ранен, а потом пустил Фаро в галоп вслед за мисс Ситон. Поравнявшись с девушкой, Энтони крикнул:

– Мои поздравления. Хотя вам не стоило так пугать меня… нас.

Девушка улыбнулась из-под развевающейся на ветру вуали.

– Корица может прыгать удивительно далеко. Дальше, чем все известные мне лошади. Вижу, вашему Фаро это тоже не составило большого труда.

– Мы много тренировались, – ответил Энтони. Похвала девушки была весьма лестной, да и соблазн произвести на нее впечатление был велик, однако он не мог не признаться:

– Я много лет езжу по этой местности и не раз брал это препятствие. Хотя, должен признаться, в первый раз мне не повезло.

Мисс Ситон рассмеялась и понеслась дальше. Они с Энтони возглавляли теперь кавалькаду.

Спустя несколько минут, наполненных лишь свистом ветра в ушах, стуком копыт и поскрипыванием седел, Энтони крикнул:

– Где вы научились так здорово ездить верхом?

Он уже слышал рассказ Поррингтона, но захотел услышать версию мисс Ситон.

Девушка обернулась:

– Мои родители обожали лошадей и были великолепными наездниками, поэтому я с детства оказалась в седле. Отец говорит, что я научилась ездить верхом раньше, чем ходить.

Энтони улыбнулся:

– Мой дед Олден говорил то же самое обо мне. Это он пробудил во мне интерес к охоте, когда я был еще мальчиком.

Беседу прервала очередная изгородь, состоящая их трех жердей, которую оба с легкостью перемахнули. Но тут собаки потеряли след.

– Значит, вы охотитесь с детства? – спросила мисс Ситон, прежде чем их догнали остальные всадники. – А вы когда-нибудь встречали моего отца или мать?

Энтони прищурился, вспоминая.

– Думаю, да, хотя меня не представили им. Это было очень давно. Еще до войны. У вашей матери волосы были светлее, чем у вас? – Энтони смутно припоминал, что дед показал ему однажды поразительно красивую женщину в лиловой амазонке, очень похожей на ту, что была теперь на мисс Ситон.

– Ведь она очень долго не ездила верхом? – спросил он, когда мисс Ситон кивнула. – Если это та женщина, которую я имею в виду, тоя видел ее всего лишь раз, на одной из моих самых первых охот. Мне тогда было около четырнадцати лет.

– Моя мать умерла почти десять лет назад, – сказала мисс Ситон, и ее карие глаза подернулись печалью. – А до этого она несколько лет не выезжала на охоту. Думаю, она охотилась всего раз или два после моего рождения, присутствие на охоте леди становилось все более нежелательным. Поэтому она ездила верхом в поместье и учила меня.

13
{"b":"11492","o":1}