ЛитМир - Электронная Библиотека

Посмеиваясь, мужчины направились в гостиную, где к ним присоединились еще несколько членов клуба «Одд сок». Компания подобралась веселая, дружелюбная и непретенциозная. Все пребывали в приподнятом настроении, предвкушая первую охоту в этом сезоне, который начинался ровно через четыре дня.

Подали ростбиф, и друзья вновь заговорили о покупке Энтони.

– Кстати, а у кого Баллард купил этого коня? – поинтересовался Уильям Вердж, виконт Киллерби. – Кажется, еще ни одного аукциона не было.

– Я о них тоже не слышал, – ответил Энтони на вопрос говорливого, похожего на мяч мужчины, которого друзья ласково называли Киллером. – Он купил его у Ситона, местного сквайра.

– Ситона? – отозвался Сторми с противоположного конца стола. – Из Уитстоуна? Кажется, в прошлом году он еще кому-то продал плохую лошадь. Она отказывалась прыгать через барьеры. Кто же это был? – Сторми, задумавшись, наморщил лоб и отпил красного вина из бокала.

– Случайно не Поррингтон? – подсказал Раш. – Помню, как он свалился в канаву, когда его гнедая остановилась у самого барьера. Впрочем, это падение пошло ему на пользу.

Собравшиеся, включая Энтони, одобрительно закивали, так как Поррингтон слыл весьма высокомерным и кичливым. Энтони давно подозревал, что несколькими годами раньше Киллеру не без помощи Поррингтона пришлось покинуть охотничий клуб Мелтона. Именно после этого был создан клуб-конкурент «Одд сок».

– Пожалуй, стоит нанести визит этому Ситону.

Если молодой женщине, которую он встретил, был знаком конь, возможно, он встретит ее в Уитстоуне.

– Вдруг этот парень постоянно продает полудиких лошадей?

Энтони вспомнил, с какой легкостью девушке удалось усмирить коня. Возможно, сделка с Баллардом оказалась не такой уж неудачной…

– Неплохая идея, – согласился Тор. – Сделаем вид, будто хотим купить лошадь, а сами осмотримся в хозяйстве Ситона и разузнаем, были ли лошади Балларда и Поррингтона исключением. Не хотелось бы, чтобы еще юношу обманули подобным образом.

– Так и сделаем. Надо же как-то убить время до начала охоты, – добавил Сторми.

Вообще-то Энтони намеревался поехать один, но теперь ему оставалось лишь кивнуть.

– Хорошо. Завтра утром я еще раз поговорю с Баллардом, а потом навестим конюшни Ситона.

Предложение было встречено одобрительно, после чего разговор вернулся к охоте и перспективам открывающегося через несколько дней сезона.

Вернувшись в Уитстоун, Тесса Ситон обогнула дом, незамеченной подъехала к конюшням с задней стороны и спешилась. Если она поторопится, то успеет отвести Корицу в стойло и вернуться в дом прежде, чем отец заметит ее отсутствие.

– Ну и как она?

Тесса резко повернулась и увидела кузена Гарольда, небрежно облокотившегося о стойло. Как обычно, его шляпа была низко надвинута на лоб, а изо рта торчала соломинка, которую он с небрежным видом жевал.

– Очень хорошо, – пожала плечами Тесса. – Я же говорила тебе. – Тесса ощутила некоторое сожаление, потому что уже успела полюбить Корицу. Не стоило ей так привязываться к кобыле, предназначенной на продажу.

Молодой человек кивнул.

– Думаю, мы сможем получить за нее пятьсот фунтов, когда начнется охотничий сезон.

Тесса нахмурилась:

– Сомневаюсь, хотя она и менее норовиста, чем большинство наших лошадей. – Тесса не стала говорить, что все проблемы, связанные с поведением лошадей, возникали лишь из-за того, что Гарольд совершенно не умел их тренировать. – Она хорошо прыгает, – продолжала девушка, – но не так проворна, как хотелось бы охотникам. Может, оставить ее до следующего сезона…

– И что это даст? – перебил сестру Гарольд. – Кобыла стоит того, что за нее могут дать. Нимб выглядит гораздо привлекательнее, так что можем выставить его на первой охоте. Держу пари, за него мы выручим еще больше.

– Нимб? Об этом рано говорить. Мы купили его только в августе, и он еще не избавился от большинства своих плохих привычек. На прошлой неделе покусал двоих конюхов, а до этого лягнул Бродягу.

– Не конюхи поскачут на нем, а ты.

– Я? – удивилась Тесса. – На охоте? Папа ни за что не разрешит.

У сэра Джорджа Ситона были вполне определенные представления о том, как должна вести себя его дочь, и поездка на охоту, как и частые прогулки верхом, в них никак не вписывались.

– Предоставь это моему отцу, – ухмыльнулся Гарольд. – Твоя мать всегда ездила на охоту вместе с сэром Джорджем. Ты же знаешь.

Тесса покачала головой.

– Это другое. Если бы папа мог поехать со мной, то возможно.

Вот уже шесть лет ее отец не мог сесть в седло, с тех пор как после несчастного случая на охоте остался хромым.

– Мой отец поедет с тобой, – пояснил Гарольд. – Ему необходимо присутствовать на охоте, чтобы потом договориться о торгах.

Мерсер Эмери, отец Гарольда, брат покойной матери Тессы, взял в свои руки управление Уитстоуном почти сразу после несчастного случая с ее отцом. В то время Тессе исполнилось шестнадцать, и она не могла возразить против этого, тем более что сэр Джордж несколько месяцев был прикован к постели.

Когда сэр Джордж оправился настолько, чтобы вновь принять участие в управлении поместьем, дядя Мерсер убедил Тессу, что после случившегося здоровье сильно пошатнулось и малейшее волнение для него опасно. Кроме того, он сообщил племяннице, что финансовое положение поместья гораздо хуже, чем предполагает сэр Джордж, и правда может убить его.

Тесса сожалела о том, что помогла дяде скрыть от отца истинное положение дел. А теперь они вынуждены покупать и перепродавать лошадей, чтобы как-то сводить концы с концами. Тесса давно поняла, что управляющий из ее дяди такой же никудышный, как и тренер лошадей из его сына. Однако по прошествии шести лет Тесса ничего не могла сделать.

– Даже если нам удастся уговорить папу разрешить мне поехать верхом, Нимб не готов для охоты, – произнесла Тесса. – Его надо долго тренировать.

На мгновение девушке показалось, что Гарольд призадумался. Но он тут же улыбнулся и взял сестру за руку.

– Он присмиреет, если на нем поедешь ты. Ведь ты можешь укротить любую лошадь.

Гарольд говорил истинную правду. Тесса обладала особенным подходом к лошадям, так же как и ее мать. Наверное, это был дар свыше. У Гарольда такого дара не было.

Впрочем, и у его отца тоже. Это стало совершенно очевидно в прошлом году, когда дядя Мерсер отправился на охоту. Животные вели себя более или менее сносно только потому, что Тесса успокоила их перед самым началом охоты. Девушка не сомневалась, что они повели бы себя еще лучше, управляй ими она. Но разве могла она согласиться с предложением Гарольда?

– Дядя Мерсер купил Нимба за бесценок, потому что тот был необъезжен, – ответила девушка. – Даже если мы оставим его у себя еще на год, вряд ли выручим за него сколько-нибудь значительную сумму. У коня слишком много недостатков. Помнишь Зефира, этого пугливого гнедого, которого мы продали мистеру Балларду несколько недель назад? Очевидно, он уже сбыл его кому-то еще.

Девушка замолчала, вспомнив, насколько привлекателен был этот кто-то. Более красивого мужчины она не видела.

– Ну и что с того? – возразил Гарольд. – Мы выручили неплохие деньги. Как раз хватило для починки трубы, о которой ты так беспокоилась. Да, кстати, отец сказал мне сегодня, что в западном крыле протекает крыша.

Тесса едва сдержала ругательства, каких совсем не подобало произносить благовоспитанной леди. Ремонт крыши будет не только стоить ей огромных денег, его не удастся скрыть от отца, как удалось скрыть починку трубы. Поместье, несомненно, требует вложения немалых денег, однако способ их получения ей явно претит.

– Продажа плохо объезженных лошадей нанесет ущерб нашей репутации, а это, в свою очередь, повредит торговле.

– Нужно продать как можно больше лошадей, и сделать это как можно быстрее, – стоял на своем молодой человек. – У нас достаточно животных на продажу, чтобы обеспечить себе будущее. – Видя, что Тесса все еще колеблется, Гарольд добавил: – Ты же не хочешь, чтобы твой отец узнал, где ты была сегодня вечером и что на тебе было надето. – Он выразительно посмотрел на ее брюки. – Его бедное сердце этого просто не выдержит.

2
{"b":"11492","o":1}