ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это Гросвенор-сквер, – пояснил Энтони, когда экипаж въехал на самую огромную площадь, какую Тесса когда-либо видела, окруженную со всех сторон великолепными домами. – А это, – продолжал Энтони, когда экипаж остановился, – Марленд-Хаус.

Тесса чувствовала, как дрожит ее рука, которую она положила на локоть Энтони.

Тесса отчаянно попыталась припомнить, как нужно делать реверанс. Ну почему она не нашла времени, чтобы попрактиковаться?

– Все будет хорошо.

Раз Энтони так сказал, значит, страх был отчетливо написан на ее лице. Она поспешила изобразить спокойствие и достоинство, но, как ей показалось, попытка не удалась. Ее сердце пульсировало где-то в горле, когда Тесса шла рядом с мужем по мраморным ступеням лестницы, сквозь двойные двери, придерживаемые одетыми в бархатные ливреи слугами.

Роскошь холла превзошла все ожидания девушки. Пол был выложен белыми и черными мраморными плитами, на отделанных красным деревом стенах висели бесценные произведения искусства. Не успела Тесса рассмотреть убранство холла, как Энтони провел ее в другие двери, ведущие в гостиную, переливающуюся золотом.

Несколько человек поднялись с кресел, и вперед выступил импозантный мужчина с седеющими волосами, проницательными, светло-серыми глазами и крючковатым, как у ястреба, носом.

– Я так полагаю, это новый член нашей семьи? – ледяным тоном произнес он.

Тесса отпустила руку мужа и присела в самом глубоком реверансе, на который только была способна. Одна ее нога задрожала, непривычная к подобным упражнениям, и Тесса подняла глаза, ожидая, что либо Энтони, либо герцог подадут ей руку, чтобы помочь подняться. Однако мужчины молча сверлили друг друга взглядами, словно не замечая ее.

Испугавшись, что нога не выдержит и подогнется, Тесса попыталась подняться самостоятельно, однако потеряла равновесие и растянулась на мраморном полу.

Глава 18

Энтони оторвал взгляд от строгого лица отца и виновато опустился на колени рядом с женой.

– Тесса! С тобой все в порядке? – спросил он. Как он мог забыть о ней даже на минуту, зная, как она нервничает?

Но Тесса уже поднялась, густо покраснев после испытанного унижения.

– Извини, – вымученно прошептала она, а затем обратилась к герцогу: – Приношу свои извинения, ваша светлость. Для меня большая честь быть представленной вам.

Герцог вздернул бровь, однако губы его были упрямо сжаты.

– Полагаю, вы захотите привести себя в порядок перед ужином, леди Энтони. Мой сын проводит вас в вашу комнату.

– Конечно, – кивнул Энтони, С трудом поборов желание влепить отцу пощечину за то, как он обошелся с Тессой.

Энтони бросил взгляд на остальных членов семьи. Его мать, брат Роберт, лорд Багстед и леди Багстед ошарашенно и неодобрительно смотрели на Тессу. Нужно было как можно быстрее увести ее отсюда. Интересно, где Эдвард, Питер и Маркус?

– Прости, – произнес Энтони, как только они вышли из гостиной. – Я должен был…

– Не извиняйся, – перебила его Тесса. – Это еще больше унижает меня. Ну как можно быть искусной наездницей и при этом не справиться с такой простой вещью, как реверанс? Наверняка я оправдала их худшие опасения. – Тесса едва не плакала;

Энтони остановился на лестничной площадке и обнял жену за плечи.

– Тесса, не стоит так расстраиваться. Мои родители способны на кого угодно нагнать страху, даже на члена королевской семьи. Да, держатся они надменно, но не станут думать о тебе плохо только потому, что ты потеряла равновесие, ведь в этом есть и моя вина.

Тесса прерывисто вздохнула.

– Ты очень добр ко мне, Энтони. Я этого не заслуживаю. Если бы я уделяла больше внимания урокам этикета, а не носилась верхом по полям…

– Тогда ты стала бы такой же, как все эти жеманные мисс, которых я всегда избегал, – ответил Энтони, ведя жену вверх по лестнице.

– Зато не опозорила бы тебя.

По коридору шли два лакея. Энтони втолкнул жену в комнату, которую занимал во время своих нечастых визитов в Марленд-Хаус, и взял ее лицо в ладони.

– Ты вовсе меня не опозорила. Уверен, все будут завидовать, что у меня такая красивая жена.

Тесса продолжала с сомнением смотреть на мужа, и поцелуй, призванный ободрить ее, вскоре стал необыкновенно страстным.

Руки Энтони скользнули по спине Тессы и, обхватив ее ягодицы, прижали к пробуждающемуся мужскому естеству.

– Неужели ты сомневаешься в том, что сможешь сделать меня счастливым? – пробормотал Энтони.

Наконец губы девушки изогнулись в улыбке.

– По крайней мере, когда мы одни, – ответила Тесса, прижимаясь щекой к груди мужа, чтобы тот не смог разглядеть выражения ее лица. – А мы не можем остаться здесь и поужинать вдвоем?

– И признать поражение? Я считал тебя более храброй, Тесса, – поддразнил жену Энтони.

– Не думаю, что смогу смотреть в глаза членам твоей семьи. Не сейчас, когда я так осрамилась перед ними. – Девушка умоляюще взглянула на мужа.

Неужели их приезд в Лондон оказался ужасной ошибкой? Энтони хотел доказать Тессе, что она сможет вести себя здесь так же уверенно, как и у себя дома. Но все получилось наоборот.

– Конечно же, сможешь, – сказал Энтони с уверенностью, которой вовсе не чувствовал. – Они такие же люди из плоти и крови. Если конь показывает тебе свой дурной характер, чего нельзя делать ни в коем случае?

– Показывать свой страх, – не размышляя ответила Тесса. – Но… ведь это не одно и то же.

– Разве? Воспринимай моих родителей как норовистых жеребцов, чье доверие тебе необходимо завоевать. Они могут быть надменными и капризными, но со временем ты все равно укротишь их.

Тесса наконец кивнула:

– Хорошо. Я попытаюсь, но только ради тебя.

Неужели она никогда ничего не будет делать ради себя самой?

– Спасибо. Но помни, что за свою жизнь ты уже укротила гораздо больше диких животных, чем те, что ожидают внизу.

Спустя двадцать минут, одетая в свое лучшее платье из бледно-голубого атласа, Тесса спускалась с лестницы, испытывая гораздо больший трепет, чем рядом со стойлом Вулкана. В гостиной она заметила две новые пары.

– Питер, Маркус! – воскликнул Энтони. – Я так рад видеть вас! Позвольте представить вам мою жену. Тесса, это мои младшие братья и их жены леди Питер и леди Маркус.

К счастью, чтобы приветствовать их, Тессе не пришлось приседать в глубоком реверансе, и девушка проделала это весьма искусно. Однако она до сих пор не могла поднять глаз на свидетелей ее недавнего позора. Она с улыбкой посмотрела на братьев Энтони и их жен.

К ее удивлению, все четверо тоже улыбались, и на мгновение Тессе показалось, что она снова сделала что-то не так. Но низкорослая леди с темными волосами, леди Маркус, вышла вперед, протягивая к Тессе руки.

– Я так рада познакомиться с вами, леди Энтони. Могу я называть вас Тесса? – Она говорила с заметным американским акцентом. – А вы зовите меня просто Куинн. Жаль, что мы не смогли встретить вас, когда вы приехали. – Брошенный темноволосой женщиной косой взгляд на остальных, находившихся в комнате, сказал Тессе, что ей уже известно об инциденте.

Несмотря на то, что краска вновь густо залила ее лицо, Тесса почувствовала, что не может не ответить на столь теплое приветствие.

– Благодарю вас, Куинн. Да, конечно, зовите меня Тесса. Я не привыкла к формальностям.

– Похоже, неформальность распространяется в этой семье как эпидемия, – с кислым выражением лица заметила леди Багстед. – Думаю, я выражу не только мнение герцога и герцогини, но и своего супруга лорда Багстеда, если скажу, что необходимо соблюдать достоинство, приличествующее имени Нортроп.

Герцогиня кивнула.

– Не могу с этим не согласиться. Кроме того, надеюсь, что вы шестеро будете обращаться друг к другу столь фамильярно, лишь находясь в узком кругу.

Теперь покраснела Куинн, и Тесса бросила на нее полный сочувствия взгляд. Получалось, что это она навлекла неприятности на свою новую родственницу. Однако та вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на герцогиню.

51
{"b":"11492","o":1}