ЛитМир - Электронная Библиотека

Тесса долго молчала, прежде чем решилась заговорить:

– Мы… э… встретили сегодня твою знакомую. Леди Аделаиду.

– Леди Аделаиду? – Энтони потребовалось некоторое время, чтобы понять, о ком идет речь. Наконец он вспомнил бойкую брюнетку, из-за которой покинул прошлым летом Лондон раньше, чем планировал. – Вот как? И что она сказала? Она была груба с тобой?

– Куинн так показалось. Но, по-моему, ее просто ошеломило известие о нашем браке.

Энтони поморщился, вспомнив выражение самодовольства и торжества на лице леди Аделаиды, когда ей удалось вырвать у Энтони поцелуй на балу в прошлом году. Как же неосмотрительно с его стороны! Благодарение Богу, никто этого не видел, и Энтони постарался больше не оставаться с леди Аделаидой наедине. Видимо, она расценила его сиюминутную слабость как предложение.

Леди Аделаида преследовала Энтони на каждом званом вечере и даже вписывала его имя в свою карточку, как если бы он пригласил ее на танец. Энтони часто преследовали и другие леди или их мамаши, но леди Аделаида оказалась самой настойчивой. Энтони чувствовал себя лисой, чей след взяла упрямая гончая.

Уставший от леди Аделаиды и еще парочки подобных дамочек, Энтони решил уехать на север сразу же после свадьбы Маркуса, чтобы попрактиковаться в стрельбе перед началом сезона охоты на лис. Теперь же он засомневался в правильности своего решения. Неизвестно, что сочинила леди Аделаида в его отсутствие.

– Возможно, я и разговаривал пару раз с леди Аделаидой, а она вообразила невесть что, хотя я не давал ей для этого повода. Она совсем ничего для меня не значила.

– Понимаю, – тихо ответила Тесса, хотя сомнения ее не развеялись. – Куинн сказала то же самое, но ее не было в Лондоне тем летом. – Тесса снова отвела взгляд. – Леди Аделаида очень красива.

Быстро подойдя к жене, Энтони схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.

– Да, леди Аделаида очень симпатичная, как и большинство лондонских жеманниц, но в ней нет и десятой части той привлекательности, какой обладаешь ты, Тесса. Не говоря уже о том, что ты гораздо красивее, чем думаешь. Кроме того, ты обладаешь редкой твердостью характера, а для меня это гораздо важнее, чем красота.

Тесса наконец посмотрела на мужа, в ее прекрасных карих глазах блестели слезы.

– Правда? – выдохнула она.

– Правда, – решительно ответил Энтони. – Для меня ты единственная и неповторимая женщина на свете. Почему, ты думаешь, я так настаивал на том, чтобы жениться на тебе?

Тесса несколько минут вглядывалась в лицо мужа, словно пыталась прочитать его мысли. Наконец, к его облегчению, она улыбнулась:

– Спасибо, Энтони. Прости, что усомнилась в тебе.

Энтони поцеловал жену.

– Не могу отделаться от ощущения, что ты гораздо больше сомневаешься в себе, нежели во мне, Тесса. А теперь покажи, что ты купила. После этого мы выпьем чаю, и ты увидишь мой сюрприз.

Теперь Энтони был вдвойне рад, что не послушал братьев. Только этот строптивец конь мог вернуть Тессе уверенность в себе.

Самообладание вернулось к Тессе после легкого ленча и ни к чему не обязывающей беседы о нравах Лондона. Она даже на время забыла о своем беспокойстве. Герцогиня и леди Багстед делали вид, будто не замечают ее, но Тессу это не трогало, она даже была рада.

После ленча дамы удалились наверх переодеться, в это время прибыли Куинн и Сара со своими мужьями.

– Маркус сообщил, что вы подыскали для Тессы коня, но не пожелал сказать, какого именно, – произнесла Куинн.

Тесса вопросительно взглянула на мужа.

– Это и есть сюрприз, о котором ты мне говорил?

Муж кивнул.

– Давай-ка пройдем к конюшням, ты увидишь коня, а потом прогуляемся по парку.

Молодые люди подождали, пока Тесса переоденется в свой лучший наряд для верховой езды. Тот, что она заказала, должен был быть готов только через два-три дня. Все вместе они дошли до Гросвенор-сквер и свернули к конюшням, располагавшимся между Брук-стрит и Гросвенор-стрит.

– Надеюсь, вы не против того, что мы пошли пешком? – спросила Куинн, когда все шестеро подходили к конюшням лорда Маркуса. – Обычно большинство предпочитали бы ехать, даже если бы дорога заняла вдвое больше времени.

– Конечно, нет, – стараясь скрыть изумление, ответила Тесса. – У меня в поместье конюшни расположены гораздо дальше, и я хожу туда по нескольку раз в день. – Неужели жители Лондона настолько ленивы? Или же не хотят нарушать правил приличия?

– Вот мы и пришли, – объявил Энтони. – Что ты думаешь об этом жеребце, Тесса?

Она взглянула на поджарого, с подпалинами коня и заморгала. Это был самый непривлекательный жеребец из тех, что ей доводилось видеть, а прижатые уши говорили о его норовистом характере.

– Энтони! – воскликнула Куинн, прежде чем Тесса успела ответить. – Хватит шутить! Скажите, какую лошадь вы на самом деле выбрали для Тессы?

Сара, предусмотрительно державшаяся в стороне, вопросительно посмотрела на мужа, но тот лишь пожал плечами.

– Неужели Энтони выбрал именно это чудовище, Маркус?

Лорд Маркус кивнул.

– Мы пытались отговорить его, но он упорно стоял на своем. Может, объяснишь, наконец, почему, Энтони?

Тесса посмотрела на широко улыбающегося мужа.

– Думаю, Тессе доставит удовольствие брошенный мною вызов. Хотя, дорогая, если считаешь, что не справишься с ним, мы подберем тебе другую лошадь.

– Думаю, так будет лучше, – поддакнула Куинн. – Ведь этот дикарь…

– Посмотрим, что он собой представляет, – перебила ее Тесса и взглянула на коня, который навострил уши при звуке ее голоса. – К тому же он все равно оседлан.

Куинн изумленно посмотрела на Тессу и перевела взгляд на мужа.

– Как вам удалось оседлать его? – спросила она. – Я знаю, какой у него норов, Маркус, хотя, конечно, это не его вина. Прежний хозяин очень плохо с ним обращался, – пояснила она Тессе.

– Чтобы его оседлать, потребовалась помощь двух грумов и конюха, – признался лорд Маркус. – Должен сказать тебе, Энтони…

Энтони покачал головой.

– Моя жена так решила.

– Тесса, вы не должны этого делать, – взмолилась Куинн. – Он кусается и лягается. Энтони говорит, что вы прекрасная наездница, но этот конь может вам причинить вред. И я никогда себе этого не прощу.

– Куинн права. Она сама прекрасно ездит верхом, но ни за что не осмелилась бы сесть на этого дикаря.

Тесса не сводила глаз с жеребца, пытаясь оценить его настроение и присматриваясь к его осанке. Она подумала, что он быстр, хотя и не легок в ходу.

– Я ценю вашу заботу, – ответила Тесса. – Но хочу попробовать совладать с ним.

Куинн снова попыталась запротестовать, но Маркус покачал головой, и она замолчала.

– Давайте тоже сядем на коней, – предложил он. – Ты поедешь на Мефистофеле, Энтони. Для Питера и Сары грум тоже подготовил лошадей.

Пока остальные садились верхом, Тесса подошла к пегому жеребцу.

– Ну, мальчик, ты совсем не такой плохой, как о тебе думают, – нараспев произнесла она. – И тебе наверняка придется по душе прогулка по парку, не так ли?

Конь оказался совсем не таким злобным, как Нимб или Вулкан, и даже позволил Тессе положить руку ему на шею. Девушка погладила жеребца, не переставая что-то приговаривать. Тот мотнул головой и распрямил уши.

– Ну вот, – обратилась Тесса к стоявшему с открытым от удивления ртом груму. – Теперь можете его выводить.

Грум вывел коня, а Тесса пошла рядом, положив ладонь на круп жеребца. Вскоре они присоединились к остальным. Тесса с одобрением посмотрела на красивую и энергичную кобылу Куинн. Сара же восседала на спокойной низкорослой лошадке и очень нервничала.

Все, кроме Энтони, в изумлении смотрели на то, как грум помогает Тессе сесть в седло. Жеребец начал было перебирать ногами, но тут же успокоился, едва только Тесса что-то сказала ему.

– Глазам своим не верю, – выдохнула Куинн. – Но как?

Лорд Питер покачал головой.

– Похоже, ты не обманул нас, Энтони. У твоей жены действительно талант.

55
{"b":"11492","o":1}