ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это же глупо. Почти все эти джентльмены прекрасно образованы, разве нет? А охота – развлечение для бедноты.

Раздался лающий смех дяди Мерсера.

– Богатый джентльмен может быть таким же глупцом, как и бедняк, если хорошенько выпьет. У этих молодых повес полно денег, так что не переживай за них. Твой лорд Энтони, не задумываясь, купил Зефира у мистера Балларда лишь для того, чтобы оказать тому услугу.

Тесса подумала, что это было весьма благородно со стороны лорда Энтони или, по крайней мере, любезно, но не стала высказывать этой мысли вслух. Ее дяде и кузену все, что выходило за рамки их собственных интересов, казалось глупым. Она не раз спорила с ними на эту тему, но безуспешно.

– Что касается этих джентльменов, – продолжал дядя, – думаю, они, сами того не ведая, помогут нам убедить твоего отца отпустить тебя на охоту верхом на Нимбе. По-моему, он не прочь, чтобы они обратили на тебя внимание. И открытие сезона охоты для этого как нельзя кстати.

– Но я думал… – начал было Гарольд, однако отец не дал ему договорить.

Сердце Тессы подпрыгнуло от радости, однако она произнесла:

– Но, дядя, благопристойные леди не ездят на охоту. Сейчас это не принято.

– Да, но сэр Джордж живет прошлым, а тогда это было обычным делом. Именно так он познакомился с твоей матерью.

Тесса кивнула, потому что много раз слышала эту историю от отца.

– Вряд ли он разрешит мне поехать, хотя это было бы чудесно. Мы смогли бы таким образом возродить традицию брать на охоту женщин.

Они подошли к конюшне, и Гарольд велел одному из конюхов вывести Нимба. Тессе показалось, что конюх нервничает, и, как выяснилось, не без причины. Когда коня вывели на улицу, оказалось, что он пребывает в гораздо худшем расположении духа, чем обычно.

– После приезда этих незнакомцев он словно взбесило, сэр, – произнес конюх, выводя Нимба в загон.

Но слова были излишни. Конь рвал уздечку из рук конюхов, прижимал уши и выпячивал губы, обнажая огромные белые зубы. Затем резко мотнул головой. К счастью, стоявший справа конюх вовремя увернулся. Конь гневно заржал и попытался шарахнуться назад, но удила и мартингал[2] не дали ему сделать этого.

Тесса вышла вперед.

– Дай-ка мне уздечку, – приказала она конюху.

– Вы уверены, мисс? Боюсь, сегодня даже вам не под силу с ним справиться. Никогда не видел его таким.

– Я буду осторожна, – ответила девушка, взявшись за уздечку. Конюх отошел подальше. Тесса с удовлетворением заметила, что Гарольд и дядя Мерсер тоже держатся на расстоянии. Но это даже хорошо. Лошади нервничают в их присутствии. Странно, что в их жилах течет кровь матери Тессы.

– Ну что, Нимб? Что тебя так расстроило? – напевно приговаривала Тесса.

Как и Зефир накануне вечером, Нимб заметно присмирел. Его бока все еще вздымались, и он по-прежнему выкатывал глаза, но не скалил зубы и не лягался. Тесса положила руку на мощную шею коня. Он задрожал, сделал глубокий вдох. А вскоре стал ровно дышать и не закатывал глаз.

Сколько Тесса себя помнила, она никогда не принимала свой дар как нечто само собой разумеющееся, считая его просто чудом. В который раз Тесса порадовалась тому, что ее дар снова сослужил ей добрую службу – Нимб постепенно успокоился.

– А теперь, может, хочешь немного пробежаться и выпустить накопленную энергию? – обратилась Тесса к коню. – Билли, будь любезен, принеси дамское седло.

Молодой человек повиновался, хотя все еще нервничал, приближаясь к животному.

– Не волнуйся, он не причинит тебе вреда, – успокоила Тесса конюха.

Она гладила его шею, а Билли тем временем приладил седло и даже подтянул подпруги. Нимб перебирал ногами, но не сделал попытки укусить конюха или лягнуть его.

– Спасибо, Билли, – произнесла девушка, когда все было готово. – Идем, Нимб.

Она подвела коня к специальной подставке, с легкостью вскочила в седло, поправила юбки, дернула поводья, и конь послушно тронулся с места. Вскоре он ускорил шаг, и мгновение спустя пустился в галоп.

Подставив лицо ветру, Тесса засмеялась, чувствуя себя необыкновенно счастливой и полной сил. Так бывало всегда, когда она скакала верхом.

– Может, попрыгаем, а? – спросила Тесса у гнедого, направляя его на низкое препятствие внутри загона. Нимб перемахнул барьер, и девушка направила его к следующему, который он тоже взял без труда. Затем взял еще три, более высоких, после чего Тесса пустила его в галоп, несколько раз объехала по периметру загона и рысью подъехала к воротам.

Ей показалось, что кузен и дядя о чем-то спорят.

– Это ненормально, – говорил Гарольд. – Я готов, но… – Дядя Мерсер кивнул в сторону Тессы, и Гарольд умолк.

– Кажется, у тебя не будет проблем с этим жеребцом в понедельник, – произнес дядя, когда Тесса подъехала ближе.

– Возможно, – ответила девушка, – но вы видели, как он вел себя до этого. На охоте будет очень много незнакомых людей и лошадей. Думаете, он никого не ранит?

Гарольд сплюнул.

– Ему просто нужна твердая рука. Не правда ли, Нимб? – Но только молодой человек протянул руку к уздечке, как конь прижал уши, однако, услышав ободряющий шепот Тессы, подпустил к себе тренера.

– Доброе отношение гораздо эффективнее твоих методов, Гарольд, – возразила Тесса, спрыгнув на землю.

Нимб вел себя намного спокойнее вдали от Гарольда с его никуда не годными методами и грубыми замашками. Она вспомнила события прошлого вечера и брыкающегося Зефира. К счастью, он довольно быстро успокоился и не успел ранить ни себя, ни лорда Энтони. Тесса прогнала воспоминания прочь.

– Кто из нас тренер, ты или я? – спросил Гарольд. Он всегда задавал этот вопрос, когда Тесса пыталась дать ему совет. – Не забывай, что мой дед был непревзойденным тренером.

Это была чистая правда. Однако Тесса не стала напоминать, что Стонтон Эмери приходился дедом и ей.

– Да, Гарольд, я знаю, – примирительно ответила она. Долгий опыт общения, с двоюродным братом убедил ее, что споры с ним чреваты неприятностями. Он мог пожаловаться ее отцу, и тот запретил бы ей посещать конюшни. А она и так проводила там всего час или два в день.

– Я лучше пойду домой.

Тесса уже почувствовала, как в ее душе начали сгущаться сумерки – ведь она уходила прочь от конюшен, единственного источника ее счастья. Сделав несколько шагов, девушка остановилась и обернулась.

– Дядя Мерсер, я поеду на охоту, если вам удастся убедить отца.

Дядя кивнул, а Тесса направилась к дому, гоня от себя дурные предчувствия. Если ничего не изменится, поездка на охоту даст ей возможность проводить больше времени с лошадьми, а это дорогого стоило.

– Поторопись, Сторми, – крикнул Энтони, сидя верхом на Пепле. – Охота начинается через полчаса, не хотелось бы оказаться в хвосте.

Из конюшни на своем гнедом появился сэр Чарлз.

– Прошу прощения. Мне нужно было подтянуть стремена. Как-никак начало сезона.

– Прибереги свои извинения для другого случая, – произнес Раш. – А теперь отправляемся. Нам еще минут десять ехать до поля.

Дюжина членов клуба «Одд сок» пустили своих коней быстрым галопом в предвкушении предстоящей охоты. Энтони буквально дрожал от желания быстрее оказаться на охоте. Охота на животных отличалась от бесцельных скачек по полям и лугам. Ради этого стоило жить.

Друзья полностью разделяли энтузиазм Энтони. Это было понятно по беспрестанной болтовне и песнопению. Вскоре до их слуха донеслись предвестники волнующего действа: громкие мужские голоса, ржание возбужденных лошадей, визг и лай гончих, с нетерпением ожидающих начала охоты. Друзья выехали на лужайку, и перед глазами замелькали красные рединготы и черные цилиндры.

– Привет, Смит, – обратился Энтони к мастеру, заправлявшему происходящим. – Хороши в этом году своры?

Томас Эштон Смит, открывавший в качестве мастера свой вот уже одиннадцатый сезон охоты на лис, усмехнулся.

вернуться

2

мартингал – часть упряжи

6
{"b":"11492","o":1}