ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Никаких принцесс!
Когда ты станешь моей
Хулиномика. Хулиганская экономика. Финансовые рынки для тех, кто их в гробу видал
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Двойные игры адвоката
Моя семья и другие звери
Настоящий мужчина
Коралина. Графический роман
Хочу и могу. Как изменить свою личность за 30 дней

С горящими от смущения щеками Эмма отчаянно заработала пультом, но даже обычные каналы предлагали нечто вроде «Измены» или «Широко закрытых глаз». Наконец ей удалось найти фильм без секса…

О, дерьмо! «Американский оборотень в Париже»!

Со всей роскошью в виде кровавой сцены нападения.

Не успела Эмма переключить канал, как Лахлан возмущенно воскликнул:

– Неужели так… нас представляют себе люди? Эмма пожала плечами:

– Да, именно так.

– Какие глупости. Выключи это. – Лахлан провел рукой по губам. – Время позднее. Разве ты не хочешь попить до рассвета?

Смущенная тем, насколько сильно ей этого хотелось, Эмма пожала плечами и устремила взгляд на свой палец, которым она водила по покрывалу.

– Мы оба об этом думаем. И мы оба этого хотим, – повторил Лахлан.

Она пробурчала:

– Может, я и хотела бы, но не хочу того, что к этому прилагается.

– А если я дам слово, что до тебя не дотронусь?

– Но что, если… – она замолчала и густо покраснела, – что, если я… сама забудусь?

Если он будет целовать и ласкать ее так, как уже это делал, – она за себя не отвечает.

– Это ничего не изменит, потому что я положу руки на покрывало и не буду ими двигать.

Эмма хмуро посмотрела на руки Лахлана и выключила телевизор.

– Спрячь их за спину.

Такое предложение ему явно не понравилось.

– Я положу руки… – Лахлан осмотрелся, а потом вытянул руки на изголовье, – вот сюда и не стану ими шевелить. Что бы ни случилось.

– Обещаешь?

– Клянусь.

Эмма могла попытаться убедить себя в том, что чувство, которое заставило ее передвинуться к нему, не поднимаясь с колен, – это простой голод, но на самом деле это было чем-то гораздо большим. Ей необходимо было снова ощутить чувственность этого действа, тепло и вкус его кожи на языке, ускоряющееся биение его сердца, словно ее жадные глотки доставляют ему наслаждение.

Когда она встала перед ним на колени, Лахлан наклонил голову, молча подставляя шею и приглашая ее.

Она увидела, что он уже налит желанием, и встревожилась.

– Руки не сдвинешь?

– Нет.

Она не в силах была удержаться. Придвинувшись к нему, вцепилась в его рубашку – и запустила клыки ему в кожу. Ароматное тепло и удовольствие огнем затопили ее тело – и Эмма застонала, не разжимая зубов. А потом чуть не рухнула от острого наслаждения, когда Лахлан с трудом выдавил:

– Оседлай… меня.

Не отрываясь от него, она с радостью выполнила его приказ, чтобы удобнее смаковать вкус и запах. Хотя Лахлан не снял рук с изголовья кровати, он подался бедрами ей навстречу. А потом, снова застонав, с явным трудом заставил себя замереть неподвижно.

Но Эмме нравились звуки, которые издавал Лахлан, нравилось то, что она их не только слышит, но и ощущает всем телом – и ей хотелось снова их вызывать. И потому она уселась прямо ему на ноги, не смущаясь тем, что задралась юбка. Его жар вызвал в ее теле томительную боль. Мысли стали нечеткими. Какой твердый… Почти обезумев, она начала тереться об него, пытаясь получить облегчение.

Глава 14

– Освободи меня от моей клятвы, Эммалайн!

Она не отозвалась, не пожелала его освободить. И будь он проклят, если ему не стало необходимо держать данное ей слово! Единственное, что она сделала, – это раздвинула колени еще сильнее, а потом медленно, чувственно придвинулась теснее, так что их теперь разделяли только брюки Лахлана – и шелк ее трусиков.

– О Боже! Да, Эмма, да! – хрипло воскликнул он, содрогаясь от желания, не веря тому, что она действительно добровольно стала это делать.

Несмотря на путающиеся мысли, он решил, что сможет использовать это против нее. Если вкус его крови вынуждает ее настолько потерять контроль над собой, он заставит ее пить до тех пор, пока она не сдастся полностью и окончательно…

Он собирается заставить вампира пить свою кровь! Что с ним происходит?

Эмма прижала ладони к изголовью кровати и с силой прижалась к Лахлану, так что его голова откинулась назад. Аромат ее волос, струящихся прямо перед ним, ощущение ее укуса и ее нескрываемое наслаждение стремительно несли его к вершине.

– Я могу кончить. Если ты не остановишься…

Она не остановилась и продолжила тереться об него. Такого мощного неутоленного желания Лахлан еще никогда не испытывал. Не иметь возможности прикоснуться к ней, прижаться губами к ее телу… Эмма провела набухшими сосками по его груди – и… отодвинулась. Под его руками изголовье начало трещать и ломаться.

Пульсирующее наслаждение нарастало внутри. Оно копилось всю ночь, с того момента, как Эмма первый раз попробовала его кровь. Его дыхание стало неровным – а она двигалась быстрее, сидя верхом на нем. В тот момент, когда Лахлан почувствовал, что Эмма прекратила пить, она прошептала ему на ухо:

– Я могла бы пить тебя вечно. «И будешь», – подумал он.

– Вкус такой сладкий! – проговорила она, завершив свои слова стоном.

– Ты сводишь меня с ума! – прохрипел Лахлан и, откинув голову назад, закричал, жарко кончая и едва удержавшись, чтобы не вздыбиться под ней. Дерево под его руками распалось в щепки и пыль.

Когда Лахлан наконец перестал содрогаться, он сжал свои исцарапанные кулаки, с силой вжимая в кровать рядом со своими бедрами. Эмма упала ему на грудь, цепляясь за него. Ее тело дрожало.

– Эмма, посмотри мне в глаза.

Она подняла голову. Взгляд ее серебристых глаз завораживал. Лахлан знал ее, она ощущалась как нечто близкое и знакомое – и в то же время он знал, что никогда не видел ничего похожего на это потрясающее создание. Эмма чуть запрокинула голову и смотрела на него немного встревожено.

– Я хочу тебя ласкать. Я хочу помочь тебе кончить. – Она выразительно посмотрела на его изодранные руки.

– Мне тоже до боли хочется доставить тебе наслаждение. Лахлан увидел, как ее взгляд смягчается – а потом она прижалась лбом к его лбу. Словно вопреки собственной воле она придвинулась ближе, чтобы лизать и покусывать его губы. Ее волосы упали вперед, щекоча ему шею. Дивный аромат ее тела окутал его – и он почувствовал, что снова наливается желанием.

Улучив краткий перерыв между ее поцелуями, Лахлан глухо спросил:

– Почему мы не можем пойти дальше?

– Это – не я, – пробормотала Эмма. – Я не такая. Я ведь с тобой едва знакома!

Острая досада поднялась в нем при этом нелепом заявлении, сделанном в промежутке между дразнящими поцелуями. Ему казалось, что ей следовало бы выражать совершенно другие чувства.

– Но ты пила мою кровь. Более интимного акта между двоими быть не может!

Эмма моментально напряглась и отстранилась.

– Это так – и это очень печально. Но я не могу отдаться настолько полно тому, кому не доверяю. – Она встала и пересела в кресло.

– Эмма, я…

– Всего три ночи назад ты напугал меня так, как я никогда в жизни не пугалась. А теперь ты чего-то от меня хочешь? – Она начала дрожать. – Просто уйди! Пожалуйста! Хоть один раз…

Лахлан бессильно зарычал – но пошел к двери. Выйдя в I коридор между их комнатами, он повернулся и сказал:

– Ты добилась для себя отсрочки в несколько часов. Когда ты будешь пить в следующий раз, ты станешь моей – и мы оба это знаем.

Дверь за ним шумно захлопнулась.

Эмма лежала в своем гнездышке, закутанная в одеяла, и беспокойно металась. В какой момент ее одежда стала такой неудобной? Ей казалось, что ее ставшие невероятно чувствительными груди и живот ощущают каждый шов и складку! А ведь на ней было шелковое белье!

При одной мысли о том, что она творила с Лахланом, ее бедра начинали раскачиваться, словно она по-прежнему ощущала его под собой. Она заставила Лахлана… испытать оргазм.

У нее загорелись щеки. Неужели она начала превращаться в Эмму Распутницу?

И она сама была на грани оргазма. Принимая душ, она обнаружила, что такой влажной никогда раньше не бывала. Она начала подозревать, что для нее кровавая жажда выражалась не в потребности пить – она была плотским вожделением из-за питья.

22
{"b":"114921","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Плакса
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Стеклянные дома
Книга жизни. Для тех, кто отчаялся найти врачей, которые могут вылечить
Генератор клиентов. Первая в мире книга-тренинг по автоворонкам продаж
Бабий ветер
Неправильная
Конфетный период. Очаровательные рецепты домашних конфет, трюфелей и мармелада
Лекс Раут. Наследник огненной крови (СИ)