ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава седьмая

Дорогая Мисс Мэри!

Недавно я узнала, что мои отец и мать поженились, когда моя мать была уже беременна мной. Мне кажется, что они не любят друг друга, потому что они все время ссорятся. Они винят друг друга в том, что у них так получилось вначале. Как вы думаете, им будет лучше, если я уйду из дома?

Несчастная.

Нет, моя милая девочка!

Твои родители не станут счастливее, если ты сбежишь из дома. Они ссорятся не из-за тебя. Причина их ссор – их собственные неурядицы. Всем станет легче, если вы будете откровенны друг с другом. Ты поможешь им понять тебя, рассказав о своих переживаниях. Ответь мне, я тревожусь о тебе.

Мисс Мэри.

На следующее утро Мэрл поджидала Шейна у окна в гостиной своего дома. Теплый ветерок доносил сладкий запах цветущих роз. В комнате было тихо и уютно, а душа Мэрл терзалась от переживаний. Она еще не знала, как рассказать все Шейну. Она покрылась холодным потом, когда показался его мотоцикл. Шейн съезжал с основной дороги на аллейку, ведущую к ее дому. Мэрл вышла встретить его.

– Привет, дорогая! – Он радостно улыбнулся, веселый, ничего не подозревающий, шагнул в прихожую, обнял ее.

Она доверчиво прижалась к нему. Ей было так хорошо с ним. Мэрл пришлось себя остановить.

– Давай без объятий. А то я не смогу ясно мыслить. Нам предстоит обсудить нечто очень важное.

Он отвел руки. Улыбка исчезла с его лица.

– Надеюсь, дела не так плохи, как ты сказала?

– К сожалению, нет. Идем!

Она проводила его в гостиную, сама присела на краешек софы. Мэрл с тревогой следила за тем, как он снял кожаный пиджак, повесил его на спинку стула. На его сине-зеленой с белым майке выделялась надпись: «Спаси Землю!» Он сел на другой край софы, вытянул раненую ногу.

– Ну, давай, начинай. Что тебя тревожит?

Она проглотила комок.

– Я беременна.

– Что ты сказала? – Он, не мигая, смотрел на нее. Потом нервно рассмеялся. – Ты шутишь?!

– Шейн Хэллоран, прекрати смеяться надо мной! – Она бросила в него диванную подушку. Он поймал ее.

– Так ты не шутишь?

Она склонила голову. Локоны завитых волос рассыпались по плечам. Шейн отложил подушку в сторону. Провел по волосам рукой, потер шею.

– Я не знаю, что сказать. Ты меня сразила.

– Да, как обухом по голове.

– Но, я думал, ты не можешь забеременеть!

– Не могу, в смысле, не могла. Никто прежде не мог найти причину. А сейчас доктор объяснил мне, что проблема была больше психологическая. Нам нужно что-то решать.

Шейн виновато улыбнулся.

– Прости за дурацкий смех. Когда ты сказала… Просто до меня не сразу дошло. – Он взглянул на нее серьезно. – Так ты давно об этом знаешь? Почему сразу не рассказала о своих подозрениях?

– Я ничего от тебя не скрывала. Узнала только тогда, когда получила результаты анализов, за день до свадьбы. Вчера я не стала ничего говорить, потому что не хотела испортить такой важный для Элен день. А еще потому, что сама не знала, как к этому относиться. Я и сейчас не знаю…

– Эта новость, как бомба. – Он откинулся на софе, устроился поудобнее. Вдруг на его лице появилась улыбка. – Знаешь, а ведь это чудесно!

– Чудесно? – Она задохнулась. – Если только… Если только… Есть десятки аргументов против того, что это чудесно, – сказала она печально. Мэрл встала, подошла к окну, из которого открывался вид на летнюю, всю в ярких цветах лужайку.

Шейн подошел к ней, оперся одним плечом о раму окна.

– Я думал, тебе всегда хотелось иметь детей.

В ее голосе прозвучало искреннее отчаяние:

– Конечно, хотелось. Больше всего на свете. Если бы это случилось в двадцать или в тридцать с небольшим, если хотя бы лет пять тому назад, я была бы счастлива. Но сейчас все по-другому. К тому же я не замужем. Рядом нет даже родителей, чтобы помочь. Конечно, не так, как они уже сделали это однажды. – Она грустно засмеялась: – Я не уверена, смогу ли я воспитать ребенка. Какая из меня мать? Я столько лет была Мисс Мэри, что давно превратилась во всеобщую тетушку. – Возбуждение окрасило ее бледные щеки. – А что станет с Мисс Мэри? Что случится с ней, когда все узнают, что я беременна. Боже! Как была счастлива Валери Валерто, когда выследила Элен! Представляю, как она обрадуется, когда увидит меня такой! – Она руками показала большой живот. – Я даже вижу заголовок, вот такими буквами: «МИСС МЭРИ СНОВА БЕРЕМЕННА! ОТ ТОГО ЖЕ МУЖЧИНЫ». Не сомневаюсь ни минуты – его сразу заметит мое начальство из журнала. Не говоря уже о родителях моих юных читательниц.

Шейн слушал ее, нахмурившись, покусывая нижнюю губу. И когда она остановилась, чтобы набрать воздуха, он сказал:

– Ты преувеличиваешь трудности.

Но она, не слушая его, продолжала:

– Не только работа беспокоит меня. Мне почти сорок. – Она обхватила себя руками. – Мои биологические часы вот-вот остановятся. Могут быть осложнения одно другого хуже.

Шейн взял ее за плечи, повернул лицом к себе, внимательно вгляделся в него.

– Дорогая, тебя пугает беременность? Не знаю, перенесу ли я, если с тобой что-нибудь случится!

– Нет, со мной все в порядке. Результаты каждого анализа подтверждают, что я вполне здорова.

– А мне кажется, ты выглядишь больной. Одни глаза остались.

Она тряхнула головой, поправила платиновые волосы, пытаясь скрыть свою бледность.

– Я так выгляжу, потому что чувствую себя больной уже четыре месяца. А после первого посещения врача стала плохо спать.

– Мэри, а почему ты мне не сказала, что плохо себя чувствуешь? Мы же часто разговаривали по телефону? – спросил он требовательно. От возмущения у него дрожал голос. – Я представления не имел о том, что ты нездорова, до самого званого обеда.

Она с обидой посмотрела на него, у нее задрожал подбородок.

– Я ничего не могла тебе рассказать о том, что со мной происходит. Вряд ли мы хорошо знаем друг друга!

Шейн был очень встревожен.

– Послушай, милая, я хочу, чтобы за тобой наблюдали лучшие врачи. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

– У меня и так самый лучший доктор. Я всегда к нему обращаюсь и не хочу никакого другого. Меня беспокоит не мое здоровье, а моя беременность. Что мне делать?

– Что делать… что делать… Надо… – Шейн оборвал себя. Он понимал, что есть разные пути. Он глубоко вздохнул.

– Здесь больше, чем беременность, Мэри. Это наш ребенок! Какие могут быть варианты?

Ребенок. Мэрл запретила себе думать о нем. Она не могла позволить себе, чтобы маленькая невинная крошка появилась на свет, не имея настоящей полной семьи.

– Варианты те же самые, как и тогда, когда я была беременна Элен.

От всех тревог, душевной боли и страха она вдруг снова почувствовала себя испуганной шестнадцатилетней девочкой. Неужели снова придется пройти через все это? Нет! Это невозможно!

Она разрыдалась.

– Мэри, любимая! – Шейн обнял ее, прижал к себе, ласково погладил по спине. Мэрл заливала слезами слово «Землю» на его майке. – Мэри, не плачь! Не плачь так, тебе будет плохо!

Постепенно она стихла, лишь изредка подрагивала и всхлипывала. Мэрл прижалась лицом к его груди, где билось его сильное упрямое сердце.

– Как я боюсь! Вся жизнь моя рушится, я не знаю, что делать!

– Мэри, теперь ты не одна. – Он ласково погладил ее по голове. – Мы пройдем вместе через все это, дорогая. Все будет хорошо, я обещаю.

– Я хочу верить тебе, но… – Она прерывисто вздохнула.

– Никаких «но», милая! Мы все переживем вместе. Подожди, и ты сама увидишь, как у нас все будет замечательно. – Он поглаживал ее, как расстроенного ребенка, по спине. – Мэри, ты у меня сейчас, как маленькая испуганная птичка в руках. Что-то я не заметил, чтобы ты вчера что-нибудь брала в рот. Когда ты в последний раз ела нормальную здоровую пищу?

– Не помню. Меня от всего тошнит. Не знаю, как давно. Мне кажется, сто лет назад. – Слезы вновь покатились по ее лицу. – Я, наверное, выгляжу, как ведьма.

17
{"b":"114929","o":1}