ЛитМир - Электронная Библиотека

– О?! – Элен потянулась вперед, в ее взгляде зажглось удивление. – Так кто же мой биологический отец?

Мэрл напряглась, вскинула голову, положила руки на стол. Ей трудно было заставить себя произнести имя этого человека. Но Элен имела право узнать его. Мэрл вздохнула, взглянула на дочь.

– Надеюсь, ты слышала о Шейне Хэллоране. Его имя слишком часто появляется в местных газетах и телевизионных репортажах.

– Шейн Хэллоран?! – Элен откинулась на спинку стула и звонко рассмеялась: – Вот это да, мои биологические родители – Мисс Мэри и Шейн Хэллоран!

Мэрл вздохнула.

– Это действительно так, но я не вижу в этом ничего смешного.

– Прости меня, я не хотела тебя обидеть. Но сама посуди – какая удивительная ситуация: моя мать в журнале дает советы влюбленным девочкам, а отец открыто защищает падших женщин.

– Ничего удивительного. Так распорядилась судьба. – Мэрл снова вздохнула.

– Хорошо, согласна. Но ты должна понять, что мне необходимо получить медицинские сведения и о родственниках с его стороны, – упрямо настаивала Элен. – Не беспокойся, я буду очень осмотрительна. Это никак не повредит тебе. – Она взглянула на часы. – Прости, дорогая, мне нужно торопиться. У меня через полчаса начинаются занятия. – Она быстро поднялась, схватила со стола сумочку. – Надеюсь, мы скоро встретимся. Я позвоню тебе, хорошо?

Мэрл поднялась, чтобы проститься с Элен. Потом снова опустилась на стул. Ей все еще казалось невероятным, что она встретилась с дочерью. Пришел конец мучившим ее страхам, опасениям, чувству вины. Радость и счастье переполняли ее. Но все же она чувствовала, что душа ее не обрела покоя. Один внутренний голос предупреждал ее, что не стоит слишком надеяться, другой тихо молился об исполнении ее желания: «Пожалуйста, пожалуйста, пусть моя дочь хоть в чем-то будет похожа на меня». Она понимала, что никогда не сможет стать матерью для Элен, и мечтала быть ей хотя бы другом. Мэрл решила, что если между ними возникнут дружеские отношения, то право решать, как им дальше развиваться, останется за Элен.

И вдруг мысленно она вновь обратилась к Шейну. Мэрл тяжело вздохнула, закрыла лицо руками: «Ну что он скажет, когда Элен позвонит ему?»

– Не будь идиотом! – громко произнесла Мэрл. Сидящие за соседними столиками с удивлением взглянули на нее.

«А что он может сделать? Худшее – пошлет Элен подальше, лучшее – удивится и заинтересуется».

Но в любом случае он постарается встретиться с Мэрл, и это беспокоило ее больше всего.

Глава первая

Дорогая Мисс Мэри!

Мне тринадцать лет, и один мальчик хочет встречаться со мной. Я никогда раньше не дружила с мальчиками, я очень волнуюсь и боюсь. Что я ему скажу? А если он захочет меня поцеловать? А что мне делать, если после поцелуя он станет приставать ко мне?

Отчаявшаяся.

Милая девочка!

Как это прекрасно – любить! Имя твоего первого возлюбленного навсегда останется в сердце. Разговаривай с ним о школьных делах, о друзьях, о домашних животных. Если он захочет поцеловать тебя, позволь ему сделать это. Но если он пойдет дальше поцелуя, скажи ему «нет» громко и отчетливо. А не то вместо радостных воспоминаний останутся только разочарование и сожаление.

Мисс Мэри.

Наконец небо стало чистым, ярко засветило солнце. В субботу, три дня спустя после встречи с дочерью, Мэрл занялась укреплением склона холма, на котором стоял ее дом. Дождь основательно размыл его, образовались трещины. У Мэрл появились серьезные опасения, что очередной ливень смоет холм вместе с ее домом.

Мэрл стянула волосы необыкновенного платинового цвета в пучок, натянула потертые джинсы, серый свитер, надела ботинки на толстой подошве. Экипировавшись подобным образом, она подготовилась к тяжелой грязной работе. Мэрл решила прикрыть особо опасные места на склоне холма пластиковой пленкой словно плащом.

Она стояла внизу, напряженно разглядывала вершину холма, прикидывая, как она взберется туда с длинным тяжелым рулоном пленки. Мэрл встрепенулась, когда вдруг заметила на аллее, ведущей к ее дому, человека на мотоцикле. По всему было видно, что он давно за ней наблюдает. Из-за грохота электрички – железная дорога проходила прямо у подножия холма – и из-за гвалта, который учинили дрозды, она не услышала, как он подъехал.

Кожаная куртка, перчатки и шлем – на нем все было черного цвета. Дымчатое стекло шлема скрывало его лицо. Но Мэрл сразу интуитивно догадалась, кто это: у Шейна Хэллорана одним из самых любимых увлечений был мотоцикл.

Она понимала, что Шейн приехал сюда из-за Элен, но знала также, что он опоздал на двадцать три года. Ей не хотелось с ним говорить. Она с надеждой посмотрела в сторону дома соседей, метрах в двухстах от нее. «Что если сбежать? Но это не решит проблемы», – подумала она и, глубоко вздохнув, стала взбираться по пологому склону к дому. Лицо ее зарделось от напряжения и досады.

Когда Мэрл подошла к аллее, ее гость сошел с мотоцикла и снял шлем. Тогда, много лет назад, Шейн был худеньким, как бы еще не сформировавшимся. Сейчас же, в свои сорок один год, он предстал перед Мэрл высоким, стройным. Продольные характерные морщины подчеркивали резкость черт загорелого лица. Темные волосы кое-где поседели, но по-прежнему вились. Его удивительные ярко-синего цвета глаза в обрамлении черных ресниц сразу привлекли к себе внимание.

– Привет, Мэрл, – негромко поздоровался Шейн. Так он называл ее двадцать с лишним лет назад. Его густой красивый голос окутал ее, будто бархатным шарфом.

– Привет, Шейн! – Мэрл удивило то, что лицо его неожиданно исказилось от гнева.

– Почему ты не рассказала мне об Элен? – спросил он, сразу приступив к сути дела.

Что он предполагал услышать от нее в ответ? Она подняла обе руки, сжав кулаки.

– Ты оставил меня.

– Но это не извиняет тебя, ты должна была мне сказать. У меня было право знать, что ты беременна от меня. Я должен был принять участие в судьбе моего ребенка.

– Побойся Бога, Шейн! Мне было всего шестнадцать лет. Что можно ожидать от девочки в такой ситуации. Я совершенно растерялась, не думала ни о каких законах и правах. Мои родители все устроили, сказали, как поступить.

– А они не подумали о том, что я когда-нибудь могу вернуться?

Мэрл продолжала защищаться, хотя ей всегда казалось, что ее родители тогда и о ней самой не очень-то думали:

– Они только хотели защитить меня от этого сумасшедшего мира. А про тебя они думали, что ты деклассированный хиппи, и никак иначе. И все твои выходки они расценивали как возмущение общественного и моего спокойствия. И все-таки они были правы, хотя бы потому, что не оставили меня одну и помогали, как умели.

– Это делает им честь, но не уменьшает моего права знать о ребенке, которому я являюсь отцом. Мэри, мы могли бы… – Шейн замолчал, прикусил губу.

Мэрл взглянула на него. Она не думала, что эта новость так его взволнует.

– Что мы могли бы сделать? Пожениться в таком юном возрасте и воспитывать ребенка? Да мы сами были детьми. – Мэрл отвернулась, посмотрела на Чертову Гору, возвышавшуюся в конце долины. Ее карие глаза наполнились слезами. «Если бы, если бы…»

Шейн задержал дыхание.

– Конечно, ты права. Это было невозможно. Все произошло тысячу лет тому назад, и вдруг Элен неожиданно появилась неизвестно откуда. Я чувствую себя обманщиком. Вот и все.

Мэрл согласно кивнула, дав понять, что она ему сочувствует.

– Вот-вот, и я испытываю такое же чувство. Мои родители настояли на том, чтобы я отдала ребенка. Им казалось, что это единственный выход, но…

Шейн медленно снимал перчатки, освобождая один палец за другим. Он посмотрел на Мэрл. Его взгляд говорил, что он наконец нашел то, что давно и безнадежно потерял.

– Сколько времени прошло! Как ты живешь?

От его простого и искреннего вопроса ее охватило волнение, но она ничем не выдала его.

2
{"b":"114929","o":1}