ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так, значит, ты все еще Мисс Мэри, которая ведет колонку советов для влюбленных девочек.

– Я и не думала, что тебе это известно, – удивленно сказала Мэрл.

– О, я знаю массу подробностей… – Он поднялся во весь рост и приблизился к ней. – Ты по-прежнему Мисс Мэри. Ты что, так и не выходила замуж?

– Я была замужем. Но что-то не сложилось. – Она обхватила себя руками, как будто защищала не зажившую еще рану. – После развода я снова взяла свою девичью фамилию.

– Так вы свободны? – Озорной огонек сверкнул в синих глазах Шейна.

Мэрл убрала со лба платиновую прядь волос. Шейн рядом с ней казался таким огромным. Она сделала шаг назад.

– А теперь твоя очередь рассказывать о себе. Как сложилась твоя жизнь после… – Она взмахнула рукой.

Шейн засмотрелся на грозовые облака, которые собирались на западе, над невидимым отсюда океаном.

– После того как зажила нога, я вернулся домой и поверг отца и всех своих друзей в изумление, начав изучать право. Они-то надеялись, что я стану полицейским, как и они.

Мэрл улыбнулась.

– А почему ты решил стать адвокатом?

Шейн пожал плечами.

– Мне кажется, был какой-то знак, как будто сигнал.

– Должно быть, громкий сигнал, принимая во внимание то, как часто ты теперь блистаешь своими победами в новостях.

Он глянул на нее, его брови удивленно поднялись.

– Ты что, следишь за моей карьерой?

– Нельзя не заметить такой яркой личности! Ты был особенно хорош, когда накануне Рождества шел во главе небольшой армии малолетних проституток к зданию городской администрации. После того, как ты провел их через строй полицейских, все стали смотреть на служителей порядка, как на чудовищ, изводящих несчастных крошек. Есть ли на свете кто-нибудь, кого бы ты не смог защитить?

– Это все для популярности, Мэри. Я только о ней и забочусь.

Мэрл покачала головой.

– Я не знаю, зачем ты ее добиваешься? От одной мысли о том, что мое имя может оказаться в газетах, у меня мурашки по коже. Я так дорожу неприкосновенностью моей личной жизни.

Лицо Шейна озарилось улыбкой, глаза загорелись, он вскинул подбородок.

– Это что-то вроде игры, как будто забава. Но результат чрезвычайно серьезный. Большинство из этих крошек, как ты их назвала, приходят на улицу из страшных домов, из неблагополучных семей. А если их забирают, то чаще всего вновь возвращают к их отвратительным родителям, которые их обижают. Я защищаю свой собственный скромный проект – создание анонимных приютов, где девочки смогут спрятаться от порока и обид, а может, и научиться какому-нибудь полезному ремеслу.

– Скромный! – засмеялась Мэрл, а потом серьезно спросила: – Не отчитывайся мне о своей общественной деятельности, лучше расскажи о личной жизни. Ты женат? – Она затаила дыхание, дожидаясь ответа Шейна, хотя решила для себя, что это не будет иметь никакого значения для нее и никак не повлияет на ее жизнь.

– Попытался однажды. Детей не было. Просто развелись. – Он снова пожал плечами, как будто его собственный ответ привел его в недоумение. – Живу я в плавучем доме в Саусалито.

Мэрл внимательно смотрела на него, гадая, что именно его так расстроило.

– У тебя, наверное, интересная и необычная жизнь.

– Скорее она полна разочарований и одиночества. – Было заметно, что говорить о своей жизни ему нелегко. – Ну что же, твою сторону холма мы укрепили, я, пожалуй, пойду.

– Иди, раз тебе пора. – Мэрл направилась к дому, скользя по мокрому склону, иногда ей приходилось вставать на четвереньки, чтобы не скатиться вниз. А сзади таким же способом взбирался Шейн.

Она молча смотрела, как Шейн мыл руки под краном во дворе дома, вытирал их о джинсы, надевал куртку.

Шейн подошел совсем близко к Мэрл, осторожно кончиками пальцев снял с ее щеки прилипший кусочек грязи.

– Как ты думаешь, найдется ли у тебя работа, чтобы нам снова встретиться? – Это был очень неожиданный вопрос. – Тебе и мне?

Оттого, что Шейн стоял так близко, тело Мэрл вновь ожило. Она была очень взволнована. Но, вероятно, любая женщина чувствовала бы себя так же рядом с ним. Мэрл покачала головой, вежливо улыбаясь.

– У нас так мало общего. Ты такой пылкий, все еще продолжаешь оставаться возмутителем спокойствия, а я так осторожна… Моя ассистентка называет меня «боякой». Боюсь, что моей карьере придет конец, когда узнают о тебе и об Элен.

Глаза Шейна сузились.

– Ты хочешь сказать, что Элен и я с моими подопечными, которых я защищаю, можем бросить тень на твою репутацию, Мисс Мэри?

Ей не понравился его тон, но больше она рассердилась на себя за то, что только что сказала. У нее задрожал подбородок.

– Я не понимаю, что, собственно, не так с Мисс Мэри?

– Время от времени я читаю раздел «Спрашивайте Мисс Мэри», ты права, ты – трусиха.

– В Мисс Мэри нуждаются. Мои девочки искренне озабочены такими вещами, как поцелуи и секс. Но я боюсь, ты этого не поймешь, – это слишком просто, проблемы мелковаты.

Шейн сжал кулаки.

– Возможно, и не пойму. Потому что мои девочки озабочены тем, как бы снять еще одного мужика, чтобы заработать себе на пропитание.

– Но это не значит, что проблемы моих девочек менее важны, – продолжала Мэрл. – Если я могу поговорить с одной из них, войти в ее положение, уберечь ее от ошибок, то считаю это своим успехом.

Шейн глядел на нее горящими глазами. Две вертикальные морщины прорезали лоб.

– Это что, еще одна попытка отомстить мне за то, что я оставил тебя беременной? Позволь напомнить тебе, что ты была со мной такой же страстной, как и я с тобой. Почему ты не пользовалась контрацептивами?

– Это я должна была пользоваться контрацептивами? Я? – воскликнула Мэрл. – Чтобы спасти наивных юных девочек от таких, как ты, и необходима Мисс Мэри со своими советами. – Она холодно взглянула на Шейна. – Я буду беречь их от таких парней, как ты.

С ней что-то произошло, она не ожидала от себя таких обидных слов. Это было совершенно не похоже на нее.

Шейн помолчал, не сводя с нее глаз.

– Я должен с тобой согласиться – нам не нужно встречаться!

Но тут же улыбнулся, сделал шаг вперед и нежно поцеловал ее в лоб.

– Но мне было очень интересно вновь увидеть тебя, Мэри.

Она подняла руку, коснулась лба в том месте, куда он ее поцеловал, смущенно улыбнулась.

– Да, и мне тоже, Шейн.

Шейн нажал на педаль, мотоцикл взревел и рванулся с места. Мэрл долго смотрела ему вслед. Мотоцикл петлял по извилистой аллее, спускаясь по склону холма, и на огромной скорости взлетел на шоссе, параллельное железной дороге. Он чуть не врезался в грузовик. Мэрл вскинула обе руки, как будто хотела уберечь Шейна от беды.

– Будь осторожен, Шейн! – воскликнула она, хотя он, конечно, не мог услышать ее предостережение.

Мэрл разрыдалась. Когда она увидела Шейна, к ней вернулись и обиды, и боль прежних лет. Она вновь испытала желание, которое, ей казалось, не доведется почувствовать больше никогда.

Осознав, что он едва спасся от верной гибели, Шейн покрылся холодным потом. Он избегал рискованной езды. Для него цепочка выстраивалась дальше – несчастный случай, травма, боль. А он панически боялся врачей и больницы. Это началось после госпиталя, где он долго лечил раненую ногу.

Но сейчас он не мог оправиться от пережитого, не мог ясно мыслить. Вся душа его была переполнена мыслями о Мэрл, а тело страстно желало ее. Но если так, то зачем ему с ней бороться? Почему?

Ему срочно надо было посоветоваться с кем-то, поговорить о том, что его растревожило. На свете было только одно место, где он спокойно мог это сделать. Через десять минут он уже припарковал мотоцикл около дома своей сестры Брен. Они были близнецами.

Брен открыла дверь с улыбкой.

– Привет, путешественник!

Она была высокой и статной. Это особенно подчеркивалось джинсами и облегающей блузкой. Шейн обратил внимание на то, что седина в ее темных волосах полностью исчезла.

4
{"b":"114929","o":1}