ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем был небольшой свадебный завтрак, который устроил герцог. Угощение было великолепным, но все общались друг с другом весьма натянуто, поэтому Маркус был рад, когда после короткого прощания они с Куинн собрались домой.

– Дорогая, веди себя хорошо, – сказал капитан, обнимая дочь на прощание. – Не сомневаюсь, что ты будешь достойна своей семьи.

– Конечно, папа, – смиренно ответила она, но Маркусу показалось, что жена еще не простила отца за то, что тот принудил ее к этому замужеству.

Питер был последним, кто подошел к молодоженам с прощальными пожеланиями.

– Маркус, я надеюсь, что ты будешь хорошо обращаться с юной леди. – Он улыбался, но его голос звучал крайне серьезно. – Куинн, если что-то будет не так, обязательно скажите мне, и я его выпорю.

К удивлению Маркуса, Куинн широко улыбнулась.

– Я рада, лорд, что у меня есть такой союзник, как вы. – Она приподнялась на цыпочки и поцеловала Питера в щеку, а когда повернулась к мужу, улыбка на ее лице мгновенно померкла. – Милорд, мы можем идти?

Маркус почувствовал, как в его душе поднимается волна ревности. Будет ли она когда-нибудь смотреть на него с таким же доверием, с каким только что смотрела на брата?

– Да, нам пора, – ответил он с излишней поспешностью, вызвавшей у Питера неодобрительную гримасу.

Но Куинн эти слова оставили равнодушной. Она послушно последовала за супругом, касаясь кончиками пальцев его рукава. На улице их ждал экипаж. Так как поездка должна была занять всего пару минут – дом Маркуса находился за углом, – молодой муж предложил:

– Глупо не воспользоваться таким прекрасным утром. Не хотите ли пройтись пешком?

– Как пожелаете, милорд, – холодно ответила Куинн. Маркус кивком головы дал кучеру понять, что тот свободен. Молодожены медленно побрели по улице.

– Что ж, как бы то ни было, дело сделано, – произнес Маркус, чтобы нарушить неловкое молчание. – Теперь мы оба должны вести себя так, чтобы не жалеть о случившемся.

– Я считаю, этот брак – наказание за то, что я оступилась, – сказала Куинн напряженным голосом. – И я не могу не жалеть о случившемся.

– Вы прекрасно знаете, что ни ваш отец, ни тем более я не хотели наказывать вас.

Маркус заметил, что они непроизвольно ускорили шаг.

– Я готова смириться с последствиями своих поступков.

Молодого человека задело то, что Куинн настойчиво выставляла себя жертвой, но он промолчал.

– Добро пожаловать домой, миледи, – нарочито низко поклонился он, когда они подошли к двери.

Куинн кивнула и вошла в дом. В холле она растерянно остановилась, так как не знала, куда идти дальше.

– Когда будете готовы, служанка покажет вам вашу комнату, – пришел ей на выручку Маркус. – Думаю, она уже разложила ваши вещи. Но сначала я хочу предложить вам выпить со мной немного хереса в библиотеке.

Куинн взглянула наверх. Служанка, стоя на лестнице второго этажа, махала ей.

– Хорошо, милорд. Я зайду в библиотеку... на минуту.

Когда Куинн повернулась к двери библиотеки, Маркус заметил длинный темный локон, соскользнувший ей на щеку. Он вдруг испытал неумолимое желание дотронуться до него, погладить нежную девичью кожу, но вместо этого подозвал дворецкого и велел тому принести в библиотеку бутылку хереса и стаканы.

Оказавшись в комнате, Куинн присела на краешек кресла, словно хотела сбежать при малейшем неосторожном движении со стороны Маркуса. Тот же, заметив это, нарочно сел в кресло напротив, чтобы лишний раз не пугать ее.

– Мне кажется, нам нужно поговорить, чтобы лучше узнать друг друга, – начал он. Куинн молчала. – Не думайте, что я пытаюсь соблазнить вас, просто мы встретились всего пять дней назад и за это время разговаривали не более двух раз. Вряд ли можно строить семейные отношения на такой зыбкой основе.

– Вы правы.

Дворецкий принес поднос с хересом. Маркус отпустил слугу и сам наполнил два стакана.

– Надеюсь, это поможет нам немного расслабиться, – сказал он, протягивая Куинн стакан.

Она подозрительно взглянула на мужа и сделала небольшой глоток.

– Оно... оно обожгло мне язык.

– Так бывает сначала, – уверил он. – Потом, когда вы привыкнете, уверен, оно вам понравится.

Куинн нахмурилась и сделала второй глоток.

– Это слаще, чем я думала. Итак, о чем вы хотели поговорить со мной, милорд?

– Может быть, вы будете называть меня просто Маркус? «Милорд» звучит слишком официально.

– Но так безопаснее. Хотя, если вы настаиваете...

– Нет, что вы, я не настаиваю. Просто... – Он вскочил с кресла и запустил одну руку в волосы. – Забудьте об этом. Можете называть меня, как вам заблагорассудится. Но можно мне называть вас Куинн?

– Вы имеете на это право. Однако я действительно предпочту это имя, а не «леди Маркус». У вас, англичан, странные обычаи. В Америке все титулы отменены.

– Да, это наш старинный обычай, но, думаю, со временем вы к нему привыкнете.

Куинн небрежно поставила стакан обратно на поднос.

– Сомневаюсь, что вообще смогу привыкнуть к чему-либо в этой стране. Как бы мне хотелось, чтобы все это оказалось сном, и чтобы я никогда не уезжала из Балтимора!

Терпение, с которым Маркус вел этот разговор, разом улетучилось.

– О, как я разделяю ваше желание! Уверяю вас, моя жизнь была вполне счастливой, пока в ней не появились вы!

Куинн поднялась с кресла.

– Милорд, я не хотела в ней появляться, хотя своим появлением сделала вашу жизнь намного обеспеченнее.

Действительно, теперь, используя приданое, Маркус мог купить собственное имение, а ведь раньше это казалось недосягаемой мечтой. Но после этих слов он понял, что цена за имение может оказаться слишком высокой.

– Всего этого могло не случиться, если бы вы вели себя как положено! – выпалил он. – А что касается меня, то я не собирался наживаться на вас.

– Но вам это удалось! Если бы я знала, чем все это закончится, то сбежала бы от вас при первой же встрече. Хотя я и сейчас могу это сделать! – Она шагнула к двери.

– Вы этого не сделаете! – Маркус бросился к девушке. – Теперь вы – леди Маркус, нравится вам это или нет. В ваших руках не только моя репутация, но и репутация моей семьи. Я не позволю вам больше совершать глупости. И если для этого понадобится запереть вас в моем доме, я это сделаю.

Она дрожала, а ее зеленые глаза горели недобрым огнем.

– Как вы смеете? Я думала, что вы просто надменный и скучный человек, а вы оказались жестоким тираном! Если все англичане так обращаются со своими женами, то неудивительно, что моя мать сбежала из этой страны. И если ей это удалось, то и у меня получится!

С этими словами Куинн выбежала из комнаты. Маркус последовал за ней. В холле она замешкалась, и он тут же преградил ей путь к выходу из дома. Куинн с отчаянием посмотрела на мужа, а затем, сдерживая рыдания, бросилась вверх по лестнице.

Глава 8

Куинн взбежала на второй этаж, почти ничего не видя от слез. С левой стороны открылась дверь, и оттуда показалась Монетт.

– Миледи? – удивленно спросила служанка, не ожидая увидеть свою госпожу в таком состоянии.

– Я хочу побыть одна!..

Куинн вбежала в комнату и закрыла за собой дверь. Неожиданно слезы на ее глазах высохли. Комната была убрана богато и изысканно, на окнах висели дорогие портьеры, на полу лежал толстый ковер, но... это была мужская комната. Да, именно мужская. Мебель темного дерева, темно-зеленый ковер, картина на стене, изображающая сцену охоты. Может быть, она по ошибке зашла в комнату мужа?

Куинн хотела выйти, но остановилась: скорее всего, комнату просто не успели приготовить к ее прибытию. Вероятно, до вчерашнего дня она принадлежала лорду Энтони или лорду Питеру.

Она снова подумала, что лучше бы лорд Питер, а не его брат встретился на ее пути. Питер казался добрее, мягче и... им наверняка было легко управлять. Разве не эти качества должны быть присущи идеальному мужу? Однако, призналась она себе, Питер не вызывал в ней тех странных чувств, которые возникали при виде Маркуса.

18
{"b":"11493","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Необходимые монстры
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Бегущая по огням
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Право рода
Аргентина. Лонжа
Моя гениальная подруга
След лисицы на камнях
Русалка высшей пробы