ЛитМир - Электронная Библиотека

Но теперь все это уже не имело значения. Переживания вновь навалились на нее. Куинн села на кровать и заплакала навзрыд. Как зло разговаривал с ней Маркус! Теперь она была затворницей, а ее тюремщиком стал человек, который по закону имел на нее все права.

Она плакала почти полчаса. Наконец, как следует выплакавшись и немного успокоившись, Куинн вытерла лицо и задумалась. Жалость к себе не решит ее проблем. Нужно придумать план спасения! Она подошла к окну и выглянула на улицу. К сожалению, под ним не было ни одного дерева, а стена оказалась слишком гладкой, чтобы по ней можно было спуститься. А если попробовать сбежать через кухню? Впрочем, ей совершенно некуда пойти. Клэриджи тут же отправят ее обратно к мужу, а о доках не может быть и речи.

Да, в данный момент выбора не было, но со временем она сумеет изменить ситуацию. Вдруг на противоположной стороне улицы Куинн заметила мальчика и девочку. Это были Полли и ее брат Гобби.

Что ж, если нельзя сбежать прямо сейчас, она сможет заполнить ожидание этого момента кое-чем полезным. Например, сумеет найти способ, чтобы помочь этим несчастным детям. Куинн была уверена, что высокомерному Маркусу с его преувеличенным стремлением делать все как положено это не понравится. Одна мысль о том, чтобы сделать что-то, что вызовет неодобрение мужа, немедленно улучшила ее настроение.

К тому моменту, когда Маркус вспомнил, что всегда отдавал предпочтение мадере, он успел осушить три стакана хереса. Да, сейчас ему не помешал бы совет кого-нибудь из старших братьев. Раньше его всегда раздражала их рассудительность и добропорядочность, но теперь Маркус хотел поговорить с ними, например, с Питером.

Нет, только не с ним. Похоже, Питер очень нравится Куинн. Хотя ее нельзя в этом обвинять: сам он повел себя сегодня не лучшим образом. Кажется, она назвала его надменным и скучным?

– Черт побери! – вслух выругался лорд. Действительно, в ее глазах он казался именно таким.

Может быть, стоит пойти наверх и доказать ей, что...

– Прошу прощения, милорд.

Маркус обернулся и увидел дворецкого.

– Да, что такое?

– Понимаете, там в кухне вас спрашивает какой-то молодой человек. Повариха хотела прогнать его, но потом вспомнила, что вы его уже приводили. Поэтому она послала меня сначала спросить у вас.

– Спасибо, Джордж. Я сейчас спущусь.

Маркус пошел на кухню и обнаружил там ожидавшего его Гобби.

– Ах да, я же обещал тебе шиллинг за то, что ты принесешь букет для моей невесты, – на ходу соврал Маркус. – Пойдем в сад и выберем подходящие цветы.

Лорд доверял своим слугам, но считал, что осторожность никогда не бывает излишней.

Углубившись с мальчиком в сад, он наконец спросил:

– Надеюсь, ты сумел распорядиться тем, что я дал тебе позавчера?

Рыжеволосый мальчуган тут же кивнул:

– Да, милорд. Планки заплатили ренту на год вперед. Нам с ребятами тоже осталось, и мы дали денег старине Твитчеллу. Вы не против?

– Нет, конечно, ты заслужил вознаграждение. А что, Твитчелл все еще заставляет вас воровать для него?

Маркус не мог представить, как можно жить на деньги, украденные детьми.

– Ему все равно, откуда мы берем деньги, – пожал плечами Гобби. – А вот Тиг не умеет ничего, кроме как воровать, но на этот раз он попал в беду.

Тиг был тем самым пареньком, который стянул у Маркуса носовой платок.

– А что с ним случилось?

– Залез в карман к одному джентльмену, – ответил Гобби. – У него не слишком хорошо это получается.

– Его арестовали? – нахмурился Маркус.

– Нет, этого мы не боимся. Твитчелл платит, и нас выпускают из тюрьмы. Тот джентльмен держит Тига у себя дома и хочет продать его капитану какого-нибудь корабля.

– Не могу сказать, что осуждаю этого джентльмена. – Маркус слышал о похищениях молодых мужчин и продаже их ни корабли, но не подозревал, что объектом похищения могут быть дети. – Так ты говоришь, что это джентльмен?

Гобби снова пожал плечами:

– Не могу сказать точно, но он хорошо одет и живет неподалеку от вас.

– Он живет в Мейфэре? – Маркус всегда считал, что такими делами занимаются исключительно в доках и бедных кварталах. – Ты можешь показать мне дом?

Гобби широко улыбнулся:

– Я знал, что вы поможете, сэр. Могу отвести вас туда прямо сейчас.

Куинн провела в комнате более часа. Все это время она размышляла о последнем разговоре с мужем. К сожалению, она в очередной раз устыдилась некоторых резких и обидных вещей, которые сказала ему.

Но это чувство стыда не изменило ее решения рано или поздно покинуть Англию. Было совершенно очевидно, что ее брак обречен. Помимо всего прочего, она указала Маркусу на его бедность. Конечно же, ни один мужчина не простит такого удара по самолюбию. Но ей и не требовалось его прощение!

С другой стороны, почему бы ей не извиниться? Сделать так, чтобы Маркус начал доверять ей, ведь тогда осуществить побег будет намного проще. Возможно, были и другие причины, по которым Куинн хотела сблизиться с мужем, но в этом она отказывалась признаться даже самой себе.

Девушка подошла к двери и попробовала, открыть ее. Дверь оказалась незапертой. Тут же в коридоре, появилась Монетт.

– Миледи, не хотите переодеться к ужину?

– Да, Монетт, хочу.

С помощью служанки Куинн сменила свадебный наряд на скромное муслиновое платье лилового цвета. Затем Монетт расчесала ее волосы и сделала простую прическу, собрав часть волос в небольшой пучок на затылке и распустив остальные локоны по плечам.

– Спасибо, Монетт, – сказала Куинн, разглядывая свое отражение в зеркале. – Я хочу спуститься вниз. Попроси кого-нибудь из слуг принести поднос с чаем в библиотеку.

Слегка робея, она спустилась по лестнице. У входной двери стоял дворецкий. Получил ли он приказ не выпускать ее на улицу? Куинн заглянула во все помещения первого этажа, но Маркуса нигде не было. Может быть, он ушел?

В растерянности она вернулась в библиотеку, где ее уже ждала пожилая женщина с накрытым к чаю подносом. Судя по большой связке ключей на поясе, это была экономка.

– Поставьте поднос сюда, миссис?..

– Уолш, миледи. Разрешите поздравить вас с замужеством. Я рада, что вы пришли в этом дом, которому давно не хватает женской руки.

Теплые слова экономки растрогали Куинн.

– Благодарю вас, миссис Уолш. Надеюсь, мой приезд не причинил слишком больших неудобств лорду Энтони и лорду Питеру?

Женщина ласково улыбнулась:

– О нет, миледи! Лорд Энтони вообще редко бывает дома. Большую часть времени он проводит на охоте в своем поместье в Лестершире. А лорд Питер вот уже два года говорит о том, что ему нужно обзавестись собственным домом. Теперь он наконец сможет сделать это.

– А кому принадлежит этот дом? Герцогу?

– Да, он принадлежит семье уже два или три поколения. Это была главная лондонская резиденция дедушки нынешнего герцога. Затем вся семья переехала в новый дом, а здесь время от времени живут сыновья герцога.

– Так это своего рода их временная резиденция?

Миссис Уолш кивнула:

– Так как лорд Маркус – младший сын, вы с ним можете жить здесь совершенно спокойно. Сыновья лорда Бэгстеда еще совсем дети.

Куинн налила себе чашку чаю.

– Благодарю вас, миссис Уолш. Я рада, что никто из сыновей герцога не был вынужден покинуть этот дом из-за меня.

– Что вы, миледи! Надеюсь, вы с лордом Маркусом будете здесь счастливы.

Экономка поклонилась и оставила Куинн одну.

Но где же Маркус? Очень странно, что он ушел из дому в день своей свадьбы. Она не слышала, чтобы от дома отъезжал экипаж, значит, муж отправился куда-то пешком. Куинн вернула чашку на поднос и решила устроить небольшую проверку. Она вышла из библиотеки и решительно направилась к входной двери.

– Я хочу подышать воздухом, – сказала она дворецкому, ожидая, что тот немедленно преградит ей путь.

Вместо этого слуга лишь поклонился и открыл дверь. В некотором замешательстве Куинн вышла из дома и спустилась по ступенькам на тротуар. Она сделала это импульсивно и теперь не знала, куда пойти. Но тут она увидела Полли. Девчушка стояла на другой стороне улицы. Не прошло и минуты, как и она заметила Куинн. Та жестом попросила ее подойти. Когда Полли направилась к ней, Куинн решила немного отойти от дома, чтобы слуги не могли увидеть ее в окно.

19
{"b":"11493","o":1}