ЛитМир - Электронная Библиотека

– Стойте на шухере, – сказал он, принимая неожиданное решение. – А я попытаюсь залезть в дом.

Он немного владел уличным жаргоном. Некоторые выражения Маркус узнал от Люка еще в Оксфорде, Тогда он наивно полагал, что друг выучил эти слова, живя за границей.

Взобравшись на фундамент, Маркус использовал ставни в качестве следующей ступени на пути ко второму этажу. Затем последовал медленный подъем по выложенной кирпичом стене, и вот через десять минут он уже был напротив окна.

Как и ожидалось, в эту теплую летнюю ночь никто не потрудился закрыть окно второго этажа, и Маркус без труда влез внутрь. Комната оказалась спальней и в данный момент была пуста. Судя по тишине в доме, никто не услышал, как он влез. Маркус быстро вышел из комнаты и бесшумно поднялся по узкой лестнице на чердак.

– Тиг? – позвал он, стоя перед низкой дверью. – Ты один?

Сначала послышалось шуршание, а затем тихий голос ответил:

– Да, здесь никого нет, но я не могу добраться до двери. А то давно сбежал бы.

Маркус улыбнулся – судя по всему, мальчик явно не пал духом.

– Сейчас я выпущу тебя.

Хозяин беспечно оставил ключ в замке, и Маркусу даже не пришлось взламывать дверь. Чердачное помещение слабо освещалось одной свечой. Тиг был привязан рядом с окном.

Маркус не стал спрашивать мальчика, как тот собирался бежать, если даже не смог избавиться от веревок. С помощью перочинного ножа он освободил Тига и сказал:

– Теперь иди за мной, только тихо.

Они спустились по лестнице до первого этажа. Сделав Тигу знак подождать в прихожей, Маркус проскользнул в гостиную. На каминной полке стояли две статуэтки китайского фарфора, наверняка достаточно дорогие. Усмехнувшись, он сунул их в карман, а на их месте оставил карточку с цифрой «семь». В углу комнаты возвышалось массивное бюро, на котором Маркус заметил какие-то бумаги. Он сунул их в карман, надеясь, что они помогут установить личность человека, захватившего Тига.

– Все, теперь можем идти, – сказал он, выходя в прихожую.

Они могли покинуть дом через черный ход, но из кухни доносились приглушенные голоса: видимо, слуги собрались там на поздний ужин. Тогда Маркус направился прямо к входной двери, открыл ее, и они вышли на улицу. Когда они отошли от дома на порядочное расстояние, Маркус заговорил:

– Итак, у нас все получилось. Можешь рассказать что-нибудь о том, кто схватил тебя, или о его друзьях?

Тиг смотрел на Маркуса в полнейшем восхищении.

– Я ничего о нем не знаю, – ответил он и добавил: – Послушайте, сэр, да вы ловчее, чем сам Ангел. Хотите стать лучше, чем он?

Маркус потрепал мальчика по вихрастой голове.

– Скажем так, я ему помогаю. Смотри, а вот и твои друзья.

Стилт и Рэнни, ждавшие их позади дома, были поражены, увидев их.

– Дело сделано, – сказал Маркус. – Теперь вам всем нужно хорошенько поесть и отправляться спать. Вы это заслужили. – Он бросил Стилту шиллинг, и мальчик ловко поймал монету на лету. – Завтра утром я пришлю к вам Гобби. Он принесет новое задание.

Мальчики немедленно закивали головами, и Маркус, улыбаясь, отправился на Гроувнер-стрит. Кажется, ему действительно удалось стать настоящим Ангелом Севен-Дайалс.

Утром Куинн мысленно поздравила себя с тем, что прошлой ночью устояла перед искушением. Поддайся она страсти, держать Маркуса на расстоянии было бы уже невозможно. По крайней мере, девушка вес еще полагала, что именно это было ее целью.

Нет, все действительно получилось как нельзя лучше.

Куинн спустилась к завтраку. Маркуса в столовой не было, поэтому она смогла беспрепятственно отправиться на кухню и договориться с миссис Уолш о месте для Полли, а также поинтересоваться, где мог бы работать брат девочки.

– Наверное, на конюшне, миледи, – ответила экономка. – Если желаете, я поговорю со старшим конюхом.

– Да, будьте так добры. Я бы хотела, чтобы Гобби начал работать как можно скорее.

Довольная собой, она вернулась в столовую и увидела там Маркуса. Чувства, которые она испытала накануне, нахлынули на нее с новой силой.

– Доброе утро. – Куинн слегка покраснела. Маркус поздоровался в ответ и спросил:

– Надеюсь, вы хорошо спали?

Ей показалось, что глаза мужа странно сверкнули, когда он задавал этот вопрос.

– Да, благодарю вас. Хотя обстановка в комнате не отвечает моему вкусу, кровать очень удобная.

Когда она произносила слово «кровать», ее голос дрогнул, поэтому она тут же уткнулась в тарелку, чтобы скрыть свое замешательство.

– Мы пойдем сегодня в церковь? – спросила Куинн, чтобы отвлечься от своих переживаний.

Маркус посмотрел на жену с нескрываемым удивлением.

– По правде говоря, у меня нет такой привычки, но если вы хотите...

– Я полагала, что так принято, – пожала плечами Куинн.

– Да, конечно... я думаю. А почему бы и нет? Неплохое начало дня.

Похоже, первое утро их совместной жизни было для него таким же трудным, как и для нее.

После завтрака они направились в маленькую соседнюю церковь, где после непродолжительной службы к Куинн подошла группа евангелистов, раздававших свои памфлеты. Она взяла несколько брошюр с намерением почитать их, когда будет время.

По возвращении домой их ждал ленч и воскресные газеты. Куинн взяла одну из газет и начала читать скучнейшую статью о новом законе о зерне. Чтение не доставляло ей никакого удовольствия, потому что она не разбиралась в английской политике, но помогало отвлечься от сидящего рядом Маркуса.

Пробежав колонку светской хроники, она вдруг наткнулась на статью, заинтересовавшую ее.

Написанный крупными буквами заголовок гласил: «Ангел Севен-Дайалс снова наносит удар!» В начале заметки описывалось последнее ограбление; далее шел краткий рассказ о легендарном грабителе, который обворовывал богатых и раздавал свою добычу беднякам. В конце приводилось высказывание сэра Натаниэля Конанта, начальника магистрата полиции, который говорил: «Еще месяц назад мы были почти уверены, что знаем, кто скрывается под именем Ангела, но последние события отбросили наше расследование назад. Однако мы уверены, что скоро справедливость восторжествует».

– Нашли что-то интересное? – полюбопытствовал Маркус, услышав, как Куинн непроизвольно ахнула.

– Да, здесь пишут об Ангеле Севен-Дайалс, – ответила она. – Настоящий герой, хотя, судя по статье, правительство не считает его таковым. Вы слышали о нем?

Куинн была рада, что нашла новую интересную тему для разговора с мужем, но, к ее разочарованию, Маркус тут же вернулся к своему чтению.

– Да, конечно, все о нем слышали, – равнодушно пробормотал он. – Какой-то человек совершает по одному ограблению в месяц и почему-то сразу становится знаменитым. Лично я не понимаю, к чему вся эта шумиха. В конце концов, в Лондоне и без него полно преступников.

– Да, но он не такой как все, если верить написанному! – воскликнула Куинн, несколько уязвленная равнодушием Маркуса. – Он отдает награбленное бедным. Я не думаю, что так поступают другие воры. А еще он оставляет свои визитные карточки, словно нарочно дразнит полицию. Определенно это выдающийся человек.

– Вы так считаете? – спросил Маркус и внимательно посмотрел на жену поверх газеты. Но затем его лицо снова приобрело скучающее выражение. – Похоже, им восторгаются все женщины без исключения. Однако я полагаю, что газеты несколько приукрашивают действительность, чтобы поднять тиражи. На сказки и легенды всегда был большой спрос.

Куинн была сильно разочарована такой реакцией мужа, но решила не подавать вида.

– Да, вероятно, вы правы, – вздохнув, сказала она.

Больше в газете не было ничего интересного, за исключением расписания прибытия и отправления судов на последней странице. Искоса посмотрев на Маркуса и убедившись, что тот не обращает на нее внимания, Куинн быстро пробежала глазами расписание. Единственный корабль, отправлявшийся на этой неделе в Балтимор, находился в порту Ливерпуля. Однако это был не последний корабль, рассудила Куинн и решила регулярно просматривать газеты, чтобы точно знать, когда можно будет отплыть из Лондона.

24
{"b":"11493","o":1}