ЛитМир - Электронная Библиотека

Гарри Тэтчер галантно поцеловал Куинн руку и покачал головой:

– Он занят делами. Возможно, твой брат приедет позже. А что до меня, ты же знаешь, я терпеть не могу опаздывать на приемы.

– И пропускать дармовую выпивку.

В вопросах спиртного Гарри не уступал Фернуорту, но он был ближайшим другом Питера и всегда вызывал у Маркуса симпатию.

– О, чуть не забыл, – вновь вступил в разговор лорд Фернуорт. – Здесь присутствует человек, который очень хотел с вами познакомиться. Наши отцы были друзьями, но мы с ним не виделись со школы. Ноэль, кажется, последние два года ты провел в провинции? Лорд Маркус Нортроп, леди Маркус, разрешите представить мистера Ноэля Пакстона.

Молодой человек среднего роста с приятной улыбкой на лице сделал шаг вперед и поклонился.

– Милорд, миледи, чрезвычайно рад знакомству. Лорд Фернуорт сказал, что вы совсем недавно поженились. Мне бы не хотелось вам мешать своим присутствием.

– Вы совсем не мешаете, мистер Пакстон, – сказала Куинн, любезно протягивая ему руку для поцелуя. – Мы приехали сюда, чтобы пообщаться с людьми.

– Мне тоже приятно познакомиться с другом Ферни, – добавил Маркус.

– Благодарю вас, – снова улыбнулся Пакстон. – Лорд, если вас не затруднит, я хотел бы поговорить с вами наедине.

Фернуорт хохотнул:

– Ах, чуть не забыл предупредить тебя, Маркус. Ноэль приехал в Лондон по личному приглашению сэра Натаниэля в качестве особого консультанта магистрата полиции. Во время войны он работал в разведке, а теперь наша полиция решила использовать его способности и навыки.

– Неужели? – Маркус сделал вид, что все это его не интересует.

Мистер Пакстон кивнул:

– Теперь, когда война окончена, могу признаться, мне не хватает риска и трудных задач, требующих решения. Но, кажется, я нашел такую задачу – поймать легендарного Ангела Севен-Дайалс.

Глава 13

Немного озадаченная тем, что Маркус внезапно замолчал, Куинн приветливо улыбнулась.

– Какое интересное задание, – сказала она. – Я узнала об Ангеле только вчера, когда прочитала о нем в газете, но он кажется мне настоящим героем.

– Так думаете не только вы, но и большинство дам, – заметил мистер Пакстон. – Однако нельзя отрицать, что этот человек – вор, хотя и необычный. Если вам будет угодно, я высоко ценю его ловкость и изворотливость.

Все стоявшие рядом рассмеялись, но Куинн показалось, что смех ее мужа был довольно натянутым. Видимо, его отрицательное отношение к Ангелу Севен-Дайалс было куда серьезнее, чем она думала.

– А почему вы решили поговорить о нем именно со мной? – спросил Маркус. – Я знаю о нем не больше всех остальных.

Мистер Пакстон продолжал улыбаться, но в выражении его лица произошло какое-то неуловимое изменение.

– Возможно, вы знаете несколько больше, чем думаете. Я готов встретиться с вами в любое удобное для вас время и в любом месте. Буду ждать вашего сообщения.

Маркус пожал плечами:

– Хорошо. Однако теперь прошу извинить меня: я собирался показать жене, как у нас в Англии играют в карты.

Мистер Пакстон и все остальные еще раз поздравили новобрачных, после чего Куинн и Маркус направились к одному из игральных столов.

– Ты не хочешь помогать этому человеку в поимке Ангела? – тихо спросила она, чтобы никто не мог их услышать.

– Я сказал, что не представляю, чем могу быть полезен. Но при возможности я без колебаний помог бы схватить этого грабителя, хотя бы для того, чтобы устранить соперника. – Он недвусмысленно подмигнул ей.

Это выражение шутливой ревности польстило Куинн. Воспоминания о том, что произошло между ними всего пару часов назад, тут же всплыли в ее памяти, вытеснив мысли об Ангеле Севен-Дайалс.

* * *

Маркус недоуменно покачал головой, когда Куинн выиграла уже четвертую партию в вист. Либо его жена преуменьшила свой опыт игры, либо ей невероятно везло. Он даже пожалел, что ставки за столом были слишком низкими.

– Дорогая, ты все схватываешь на лету, – сказал он, поздравляя Куинн с очередным выигрышем. – Не хочешь попробовать силы за другим столом?

– Да, мне хотелось бы выучить новые модные игры, если ты не возражаешь, – послушно откликнулась она.

– Конечно, не возражаю, – несколько рассеянно ответил Маркус, так как все его мысли крутились вокруг мистера Пакстона, который наверняка собирался расспрашивать о Люке. Маркус надеялся, что сумеет уберечь друга от опасности. – А во что ты хочешь сыграть? Может быть, в белот? Игре в пикет я смогу обучить тебя дома, там достаточно двух игроков.

– Белот вполне подойдет, – сказала Куинн, – но, признаюсь, я бы с большим удовольствием научилась играть в пикет.

Он посмотрел на супругу и заметил, что ее щеки покрылись ярким румянцем. Неужели она предлагает вернуться домой, чтобы остаться с ним наедине? Он всецело поддерживал это, так как был совершенно не способен сосредоточиться на картах.

– Я с удовольствием научу тебя, – сказал Маркус после секундного колебания. – Если не возражаешь, мы можем вернуться домой.

Она соблазнительно улыбнулась, и румянец на ее щеках стал еще ярче.

– Я не возражаю, милорд.

Маркус был рад такому повороту событий, потому что не хотел встречаться с Питером, а Куинн... О, в этот вечер она была невероятно красива в бледно-розовом платье и с рассыпавшимися по спине локонами.

Вдруг он понял, что начинает влюбляться в собственную жену. Что ж, это совсем неплохо!

– Нужно найти лорда и леди Тинсдейл и попрощаться с ними, – вслух сказал он.

– О, не извиняйтесь за столь ранний уход, – улыбнулась леди Тинсдейл, когда молодая пара подошла попрощаться. – Я рада, что вы вообще нашли время прийти к нам так скоро после свадьбы.

В глазах женщины читалось огромное желание расспросить о подробностях скоропалительной женитьбы, но она была слишком хорошо воспитана, чтобы задавать нетактичные вопросы.

– Благодарим вас за гостеприимство, миледи, – поклонился Маркус.

– О да, – вторила ему Куинн. – Будем с нетерпением ждать новой встречи.

После этого они сели в экипаж и поспешили на Гроувнер-стрит. Сидя рядом с Куинн, Маркус мог думать только о том, чтобы поскорее оказаться дома и заняться с женой любовью. Желание его было настолько сильным, что он не мог и не хотел разговаривать.

Когда спустя несколько минут он помогал супруге выйти из экипажа и она оперлась на его руку, незначительное прикосновение заставило его пережить бурю эмоций, которые он не испытывал со времен далекой юности.

– Ты собираешься начать учиться играть в пикет сегодня? – спросил он, когда они вошли в дом. – Или отложим это до завтра, а сейчас отправимся спать?

Ее взгляд был красноречивее любых слов.

– Да, я думаю, ты прав. Отложим карты до завтра.

– Я надеялся, что ты скажешь именно это.

Его тело уже слабо повиновалось ему, и он думал только о том, чтобы они с Куинн оказались в его комнате. Отдав плащ и шляпу дворецкому, Маркус взял жену под руку и повел наверх.

Дойдя до двери своей комнаты, она остановилась.

– Может быть...

– Я могу помочь тебе раздеться перед сном, если ты...

– Да, – ответила она на одном дыхании, – это было бы... очень мило с твоей стороны.

Он открыл дверь и жестом приказал горничной выйти. Та немедленно удалилась с понимающей улыбкой. Куинн наблюдала за происходящим в полнейшем смущении.

– Она француженка, – успокоил Маркус жену. – Уверен, она нас поймет, и не будет сплетничать.

Куинн заметно расслабилась.

– Я согласна с тобой. Но даже если она не сумеет держать язык за зубами, какая нам разница, ведь мы женаты.

Всего неделю назад эти слова вызвали бы у Маркуса раздражение, но теперь показались невероятно эротичными.

– Давай я раздену тебя, – сказал он.

Куинн молча взяла его за руки и притянула к себе. Маркус снял с нее накидку, обнажая восхитительные плечи.

– Тебе будет тепло и без этого.

30
{"b":"11493","o":1}