ЛитМир - Электронная Библиотека

Служанка средних лет, которая встретила Куинн у дверей, с энтузиазмом бросилась выполнять поручение хозяйки.

– А теперь, моя дорогая, давайте сядем и поговорим о том, что мы можем сделать для этих несчастных девочек. Я уже год прошу мистера Трогмортона расширить пределы его благотворительности, но он, похоже, считает, что в первую очередь нужно заниматься мальчиками, которые более склонны к преступному образу жизни. Мужчины всегда думают, что их проблемы на первом месте. Вы согласны со мной?

Женщина щебетала как птичка, слова вылетали из ее рта с невероятной скоростью, и Куинн на мгновение растерялась.

– Да, вероятно, вы правы, – сказала она. – Одна из причин, по которой я хочу сохранить инкогнито, заключается в том, что я не уверена, поддержит ли мое начинание мой муж.

– О! Весьма мудрая предосторожность, моя дорогая. Никто не знает, как мужчины могут среагировать на подобные вещи. Даже самые добропорядочные из них начинают возражать, когда их собственные жены занимаются благотворительностью и вступают в контакт, скажем так, с неблагонадежными элементами общества.

Миссис Ханслоу села напротив Куинн, но тут же вскочила на ноги.

– А вот и наш чай! Я сама разолью, Мэгги. Знаю, знаю, тебе нужно снова бежать на кухню к твоему пирогу. – Она обернулась и с улыбкой посмотрела на Куинн: – Мэгги – моя единственная служанка, поэтому я не требую от нее слишком много. Итак, на чем мы остановились?

– Мы собирались обсудить, как я могу посодействовать организации школы для девочек, – напомнила ей Куинн, стараясь спрятать улыбку, которую вызывала у нее эта немного суетливая, но, безусловно, добрая женщина. – Я готова внести щедрые пожертвования, при условии, что мое имя останется в тайне.

– Да благословит вас Господь, дорогая моя! – воскликнула миссис Ханслоу, протягивая Куинн тарелочку с печеньем. – Положение некоторых малышек просто ужасно. Мое сердце разрывается от горя, когда я думаю об этом.

Куинн кивнула:

– Совершенно согласна с вами. Я случайно познакомилась с одной из бездомных девочек и взяла ее на работу в свой дом, чтобы уберечь от... аморального способа зарабатывать на жизнь.

На глазах пожилой дамы заблестели слезы.

– Мадам, вы сама благодетель. О, сколько девочек вынуждены именно так зарабатывать свой хлеб! Если бы я могла спасти их всех! Но я не могу позволить себе иметь еще слуг, кроме Мэгги. Конечно, я делаю все, что в моих силах, но этого недостаточно. Однако если мы построим школу, то сумеем помочь детям.

– Как вы думаете, во сколько может обойтись устройство пансионата на тридцать или сорок учениц? – спросила Куинн. – Меня особенно волнует судьба тех, кто живет в районе Севен-Дайалс.

Миссис Ханслоу ненадолго задумалась.

– Я мечтаю о том, чтобы в каждом районе Лондона были такие школы. Когда-нибудь моя мечта обязательно сбудется. Судя по вашему акценту, вы американка и недавно в городе, что делает ваше желание оказать помощь лондонским беспризорным детям достойным восхищения.

Куинн смущенно улыбнулась.

– Так сколько денег может понадобиться? – напомнила она о цели своего визита.

– Ах да, да, конечно! Вы говорите, на тридцать или сорок девочек? Пансионат?! Но...

– Я боюсь, что, если мы устроим дневную школу, те, кто сейчас эксплуатирует этих детей, не оставят их в покое.

Пожилая женщина восхищенно посмотрела на Куинн.

– О, конечно же. Как вы предусмотрительны! И вы совершенно правы. В этом случае... – И она назвала сумму, которая вызвала у Куинн искреннее изумление.

Как она сможет получить такие деньги, не посвящая в это Маркуса? Заметив ее колебание, миссис Ханслоу поспешила внести ясность:

– Да, я понимаю, что это огромные деньги, но если вы собираетесь организовать пансионат, то нужно подумать о питании, спальнях, учителях, а также о здании как таковом. Насколько я знаю, мистер Трогмортон уже давно подыскивает здание для мужской школы, так что он может быть полезен нам в этом вопросе.

Возможно, придется попросить Маркуса дать ей часть ее приданого, с трепетом подумала Куинн.

– Скажите, как скоро мы могли бы начать работу? – спросила она.

– Я поговорю с мистером Трогмортоном, может быть, у него есть на примете пустующее здание. И как только начнут поступать средства, мы можем...

– Поговорите с мистером Трогмортоном, – перебила ее Куинн. – В конце недели я пришлю первые двести фунтов, чтобы он мог снять здание. Конечно же, я хочу получать регулярные отчеты, которые вы можете пересылать в отель «Грильон».

На лице миссис Ханслоу снова засияла улыбка.

– Мадам, вы – ангел! Как повезло девочкам, что у них такая покровительница!

– Меня трудно назвать ангелом, я просто стараюсь сделать все, что в моих силах, миссис Ханслоу. – То, что ее назвали ангелом, натолкнуло Куинн на одну интересную мысль. Она поднялась: – Мне пора идти, но я снова приду к вам, как только смогу. Спасибо за помощь, потому что я даже не знала, с чего начать.

После довольно долгого прощания они обнялись, и Куинн быстро отправилась в ближайшие магазины, чтобы оправдать свое затянувшееся отсутствие.

Перебирая кружевные зонтики, девушка думала об Ангеле Севен-Дайалс. Если бы ей удалось связаться с ним, может быть, он согласится отдать часть добычи на ее школу? По крайней мере, она могла попытаться убедить его сделать это.

Когда Куинн вернулась домой, Маркус уже ждал ее и вышел из библиотеки навстречу.

– Надеюсь, твой поход по магазинам был удачным? – спросил он.

– Суди сам. – Куинн почувствовала себя виноватой в том, что скрывала от мужа истинную причину своего отсутствия. Она достала из свертка белый зонтик с пышными рюшами и начала нервно перечислять свои покупки: – А еще здесь новая накидка и ленты, которые изумительно подойдут к моему домашнему платью. Я... я подумала, что их можно будет вплести в волосы.

– Очень красиво, – заметил Маркус, хотя его слова явно относились не только к покупкам.

Куинн слегка зарделась от его похвалы и подумала, что в последнее время слишком часто краснеет в присутствии мужа.

– Я рада, что тебе понравилось, – сказала она, отдавая покупки горничной.

Затем повернулась, чтобы подняться в свою комнату, но тут Маркус сказал:

– Ты не хочешь прокатиться верхом перед обедом? Или, может быть, предпочтешь немного отдохнуть?

– О! Я совсем не устала! – воскликнула Куинн. – Мне бы хотелось узнать Упрямицу поближе.

«И тебя тоже», – подумала она. Хотя она хорошо знала его тело, как человек Маркус был ей совершенно не знаком.

– Тогда я пойду за лошадьми, и буду ждать тебя внизу.

– Жаль, что мой новый костюм для верховой езды еще не готов, – улыбнулась она. – Я буду через минуту.

Быстро поднявшись в свою комнату и приведя себя в порядок при помощи Монетт, Куинн поспешила вниз. Лошади уже ждали ее на улице. Грум, который держал Упрямицу под уздцы, выглядел рассерженным и очень усталым: очевидно, лошадь попыталась лягнуть или укусить его.

– Поосторожней с ней, миледи, – сказал он. – Ее нужно научить хорошим манерам.

– Мы будем учиться этому вместе, – улыбнулась Куинн, глядя на Маркуса, который уже был в седле.

Как и в прошлый раз, стоило Куинн сесть верхом, как Упрямица тут же преобразилась. Очевидно, эта лошадь была хорошо выдрессирована, но из-за плохого обращения ее характер испортился. Куинн усмехнулась, подумав, что они с Упрямицей очень похожи.

– Тебе нравится ездить верхом, не так ли? – заметил Маркус. – Значит, это еще одно наше общее увлечение.

Легкой рысью они направились в сторону Гайд-парка.

– А какое первое? – спросила Куинн.

От его взгляда ее лицо снова залилось краской.

– Нам обоим понравился египетский павильон. Но признаюсь, я имел в виду более активное времяпрепровождение.

– Может быть, мы найдем и другие общие увлечения? Скажем, более интеллектуального характера. Кажется, ты говорил, что любишь читать? – спросила она, потупив глаза.

35
{"b":"11493","o":1}