ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильные
Кофе на утреннем небе
Инженер. Небесный хищник
Я слежу за тобой
Афера
Пропащие души
Ведьмак (сборник)
Вне сезона (сборник)
Стражи Галактики. Собери их всех

– О, конечно, чтение – более безопасная тема, – рассмеялся Маркус. – Не могу похвастаться, что слишком увлекаюсь этим, но мне нравятся Шекспир, Мильтон и некоторые современные новеллисты, которых многие считают фривольными.

Вот это действительно удивило ее. Она считала, что интерес мужа в чтении должен ограничиваться политикой и в крайнем случае историческими романами, что больше подходило его понятию добропорядочности и респектабельности.

В парке было многолюдно, и Куинн пришлось приложить некоторые усилия, чтобы удержать Упрямицу, которая вдруг занервничала и начала прядать ушами. Похлопав ее по шее и произнеся вполголоса несколько ласковых слов, Куинн удалось быстро успокоить животное.

– Прими мои комплименты, – сказал Маркус. – Ты прекрасно с ней управляешься.

– Просто ей нужна твердая, но ласковая рука. – И на этот раз Куинн не могла не заметить сходства ситуации, в которой оказались она и ее лошадь. – Жестокость так же быстро портит лошадей, как и слишком большая свобода.

– Я с тобой полностью согласен.

Девушка внимательно посмотрела на мужа: может быть, он тоже проводит такие же параллели? Поэтому она решила побыстрее сменить тему:

– Посмотри, там совсем пустая дорожка. Могу я попробовать, на что способна Упрямица?

И, не дожидаясь ответа, Куинн пустила лошадь галопом.

– Остановись! Остановись! – закричал вслед Маркус.

Куинн натянула повод и удивленно обернулась.

– Боишься, что не догонишь?

– Нет! В парке запрещены все аллюры быстрее рыси, особенно в это время суток. Не все наездники так же опытны, как ты.

«Я снова нарушила правила», – со вздохом подумала Куинн.

– Кажется, Упрямице удается быстрее выучить хорошие манеры, чем мне. Прости меня.

Маркус покачал головой.

– Это моя вина. Я должен был предупредить тебя. К сожалению, я не подумал, что ты не знакома со всеми этими глупыми правилами.

– Это не такое уж и глупое, – признала она. – Оно вполне разумно и помогает сделать жизнь более безопасной. Вероятно, многие правила высшего света также были придуманы по разумным причинам, только эти причины мне не известны. – Впрочем, в последнем она сильно сомневалась. – Уже поздно. Наверное, нам пора возвращаться?

– Да, я сильно проголодался.

Уже у ворот парка с ними поравнялся знакомый голубой фаэтон, в котором сидели две чрезвычайно красивые девушки. Та, которая держала в руках вожжи, радостно воскликнула:

– Лорд Маркус! Неужели вы еще в городе? Я только вчера прочитала о вашей свадьбе. Мы с Сеси так сокрушались, что потеряли вас навсегда, и вот вы здесь! Как приятно вас видеть.

Обе девушки смотрели только на лорда, как будто рядом с ним никого не было.

– Добрый день, леди Регина, леди Сесилия. – Маркус, слегка приподнялся в седле и поклонился. – Разрешите представить вам мою жену, леди Маркус. Миледи, вы, вероятно, помните леди Регину Прескотт. А это ее сестра, леди Сесилия Прескотт.

– А еще мы давние и очень близкие подружки вашего мужа, – добавила леди Сесилия. – Очень рада познакомиться, леди Маркус. Какой у вас милый... э-э... костюмчик.

Сестры многозначительно посмотрели на более чем скромный наряд Куинн, а затем, хихикая, принялись бросать пламенные взгляды на Маркуса.

Куинн заметила, как напряглось его лицо.

– Да, мы давно знакомы, но не настолько близко, – бесстрастно произнес он, очевидно, раздосадованный таким явным флиртом со стороны девушек.

Все происходящее скорее веселило Куинн, чем вызывало у нее чувство ревности, хотя замечание по поводу ее костюма попало в самую точку. Нужно будет поскорее обновить гардероб, подумала она.

Тем временем леди Регина продолжала весело щебетать:

– Это совсем не то, что вы говорили Сеси прошлой весной, когда украдкой целовались с ней на балу у Хитертонов. Тогда мы обе надеялись проверить, соответствует ли действительности то, что о вас говорят, но увы. Кажется, у нас уже не будет такого шанса. – Она бросила на Куинн неприязненный взгляд. – Поехали, Сеси.

Куинн с любопытством наблюдала, как Маркус, нахмурившись, смотрит им вслед. Затем он обернулся и раздраженно пожал плечами.

– Лорду Ноттсфорду следует воспитывать своих дочерей в большей строгости. Не обращай на них внимания, дорогая. Они обожают доставлять неприятности.

– Я уже догадалась об этом, – улыбнулась в ответ леди Маркус. – Они такие же непослушные, как моя Упрямица.

Она не стала говорить о том, что не может представить себе Маркуса, украдкой целующимся на балу. Какой скандал! И что это за слухи о нем? Может быть, она действительно его совсем не знает?

К концу ужина, за которым они говорили о запуске воздушных шаров, намеченном на следующий день, Маркус убедился, что его жена не придала никакого значения глупой болтовне сестер Прескотт. Кто мог подумать, что Сеси расскажет сестре о том, что они целовались на балу, а Регина начнет болтать об этом направо и налево? Черт бы побрал их обеих!

Как странно, что раньше он находил их невероятно красивыми и умными. Да ни одна из них не могла сравниться с Куинн!

– Выпьешь со мной бренди? – в очередной раз предложил он. – Теперь ты уже не новичок в этом деле.

Кажется, он имел в виду не только бренди, подумала Куинн, но согласилась. Проследовав за мужем в библиотеку, она села в кресло и сделала первый глоток из протянутого им стакана. Жидкость немного обожгла ей горло, но кашля не последовало.

– Что скажешь об этом напитке теперь, когда у тебя есть опыт?

Взгляд Куинн свидетельствовал о том, что она поняла двойной смысл его слов.

– Да, это весьма приятно. Скоро я могу так привыкнуть, что не смогу обходиться без этого.

Она сделала еще глоток и бросила на мужа игривый взгляд.

– Я рад это слышать.

Он почувствовал, как его пульс учащается, а тело начинает требовать наслаждений, не имеющих отношения к бренди.

– Правда? – тихо спросила Куинн. Ее губы были полураскрыты, глаза затуманились.

– Да. – Он уже почти не помнил, о чем именно они разговаривали. – Мне нравится все, что связано с тобой, Куинн. Ты стала очень дорога мне, хотя мы знаем друг друга совсем немного.

– Это похоже на признание, милорд, – нервно рассмеялась девушка.

Неожиданно он понял, что чуть было не признался ей в любви. Однако чувство осторожности не дало произнести главные слова.

– Кажется, мне нужно продолжать учиться искусству флирта, – сказал он. – Ты обещала мне помочь в этом.

– Я никогда не говорила, что являюсь специалистом в этой области. И потом, зачем вам будить беспричинные надежды в моем сердце?

– А на что надеется твое сердце? – Он пододвинул свое кресло ближе к жене.

– На то, что вы обещали мне все новые и новые ощущения, милорд. Этого недостаточно?

Он взял ее за руку и встал.

– Тогда пойдем наверх. Пора продолжить наши занятия. Или ты предпочитаешь называть это увлечением?

– Наверное, это и то, и другое.

Она заметила, как вздыбились его штаны, и улыбнулась. Не выпуская ее руки, он привел Куинн в свою комнату и закрыл дверь.

– Какие новые ощущения ты хочешь испытать?

Немного хриплый смех, вырвавшийся из ее груди, возбудил его еще сильнее. Она встала на цыпочки и поцеловала его в губы.

– Как я могу узнать, если не попробую? Это ты должен показать мне их.

Последующие два часа они провели в поисках новых ощущений, перебираясь с кровати на кресло, с кресла на пол. Куинн с готовностью откликалась на любое его предложение. Ее полное доверие усиливало его наслаждение, но потом, когда они в изнеможении лежали на кровати, это самое доверие вдруг стало беспокоить его.

Почему он сам не может довериться ей?

Потому что у него есть секреты, касающиеся не только его одного. Маркус хотел рассказать ей все, но не мог рисковать судьбой Люка или уличных мальчишек. Любое неосторожное слово, нечаянно сорвавшееся с ее губ, могло быть услышано теми, кому нельзя было это слышать.

36
{"b":"11493","o":1}