ЛитМир - Электронная Библиотека

После этих разъяснений лицо Полли прояснилось.

– Это мне нравится, миледи. И я знаю девочек, которые будут прыгать от счастья, когда услышат о такой школе. Вчера я говорила с Энни. Ее сильно избили, и она хотела перестать работать проституткой, но Твитчелл и слышать об этом не желает.

– Он избил ее за то, что она хотела уйти? – возбужденно спросила Куинн. – Я обязательно...

Но девочка отрицательно покачала головой:

– Нет, мэм, это был не Твитчелл, а тот богач, который развлекается с Энни. Она говорит, что некоторые ее клиенты очень грубы, и боится, что этот может просто убить ее в следующий раз.

– Богач? – переспросила Куинн. – Ты знаешь, как его зовут?

– Нет, миледи, но я могу узнать. А зачем вам?

– Это не важно, просто узнай для меня его имя и имена других джентльменов, которые пользуются услугами твоих подружек. Возможно, я сумею... защитить их. Но никто не должен знать, что ты собираешь эти сведения для меня.

– Конечно, миледи. Обязательно попробую, ведь я так волнуюсь за Энни и остальных.

– У тебя доброе сердце, – сказала Куинн. – А теперь я хочу спросить тебя еще кое о чем. Что ты знаешь об Ангеле Севен-Дайалс?

Глаза Полли широко распахнулись.

– Клянусь, миледи, я не имею к нему никакого отношения! И Гобби никому не хотел зла. Он...

– Подожди, Полли, я ни в чем не обвиняю ни тебя, ни Гобби. Но... ты хочешь сказать, что твой брат общается с Ангелом?

Девочка начала явно сожалеть о том, что сказала, но не могла не ответить на вопрос.

– Так он говорит, но вы же знаете, мальчишки любят хвастать. Скорее всего, это обычное вранье.

Куинн постаралась говорить как можно спокойнее, чтобы не выдать своего возбуждения.

– А Гобби мог бы передать Ангелу мое письмо? Я надеюсь, что Ангел поможет мне собрать деньги для вашей школы.

– Ах! – удивилась девочка. – Я могу спросить его, миледи.

– Спасибо. Позднее я передам тебе письмо. Помни, ты не должна говорить Гобби, кто тебе его дал.

Полли радостно закивала головой. Похоже, участие в некоем таинственном плане привело ее в полный восторг.

Куинн попрощалась с ней и отправилась к себе в комнату. Ее голова была полна чудесных замыслов. Если Ангел окажет помощь, то Куинн не придется обращаться за деньгами к Маркусу. Конечно, она доверяла мужу, но он может не понять ее стремления помочь несчастным брошенным детям.

Но даже если она не получит денег от Ангела или Гобби не сможет с ним связаться, у нее созрел более хитроумный план. Кто должен помочь ей, как не те самые джентльмены, которые мучили несчастных девочек? Как только она узнает их имена, то найдет способ заставить их раскошелиться!

– Спасибо, Кларенс, – сонно поблагодарил Маркус своего слугу, когда тот закончил завязывать ему галстук.

Ночью он вернулся домой несколько позже, чем планировал, но это того стоило: теперь у него были письменные доказательства участия четырех человек в похищении уличных подростков. Оставалось решить, как их использовать. Он не мог передать их властям, не выдав себя. Наверное, не стоило оставлять визитные карточки Ангела, запоздало подумал он.

Но нет, не стоило отказывать себе в удовольствии. Мысль о том, как все эти жалкие подонки трясутся от страха перед местью Ангела, вызвала у него довольную улыбку. С другой стороны, со временем он найдет способ предать эти документы гласности, не подвергая себя опасности.

Маркус не спеша спустился вниз и обнаружил, что Куинн уже поела. Позавтракав, он велел одному из слуг передать жене, что будет ждать ее в библиотеке. Спустя пару минут она пришла.

– Ты хотел меня видеть? – Куинн казалась несколько рассеянной, но невероятно прекрасной в светло-сером платье с пышной юбкой.

– Если мы хотим успеть к началу представления, нам нужно выехать не позднее чем через час, – сказал он. – Приготовления к запуску воздушных шаров очень интересны.

– Я буду готова, – кивнула она, избегая смотреть на мужа. – Мне нужно только отдать кое-какие распоряжения миссис Уолш.

«Должно быть, я невольно обидел ее, отослав из своей спальни прошлой ночью», – подумал Маркус. Ему хотелось снова извиниться за это, но он испугался, что может пуститься в ненужные и опасные объяснения. Лучше оставить все как есть.

– Занимайся делами, а я пока приготовлю экипаж. Буду ждать тебя через полчаса.

Куинн снова кивнула и молча вышла из комнаты. Нужно перестать переживать из-за пустяка, подумал Маркус, иначе можно сделать какую-нибудь глупость, например, рассказать ей все. Будет гораздо безопаснее установить дистанцию. Нужно быть похожим на Роберта, напомнил он себе.

Когда они прибыли в парк, там уже собралось довольно много народу. Так как это развлечение было бесплатным, среди зрителей было много бедняков.

Маркус решил использовать эту ситуацию, чтобы усилить у Куинн ложное впечатление о себе.

– Лучше нам остаться в экипаже, – надменно произнес он. – Некоторые из этих зевак выглядят так, словно они месяц не умывались. Нужно было бы держать их за специальным ограждением.

Как и ожидалось, Куинн посмотрела на мужа довольно хмуро.

– Они имеют такое же право смотреть, как и мы, милорд, – сказала она, но тут же закусила губу. – Хотя... вы правы. Я не хочу становиться жертвой карманников, которых здесь наверняка в избытке.

– Не сомневаюсь, – тут же согласился он. – Беспризорники чаще всего становятся воришками.

Она смотрела на медленно поднимающийся шар, и Маркус не успел заметить выражение ее лица.

– Я тоже слышала об этом, – медленно произнесла девушка. – Почему власти ничего не предпринимают? Люди должны быть защищены от подобных элементов:

И на этот раз он не решился сказать, что в действительности думает о беспризорниках.

– Лондону требуется больше полицейских, я не сомневаюсь в этом. Наши законы слишком мягкие, и преступники пользуются этим. Мой отец пытается изменить существующее положение вещей.

Герцог действительно ратовал за ужесточение наказаний и увеличение штата полиции. Хотя Маркус был согласен с последним, он решительно не принимал первое, особенно теперь, когда ему стали известны причины, толкающие детей к воровству.

– Как... как замечательно, что он занимается этим, – сказала Куинн, не поворачиваясь. – Смотри, это твой брат Питер! – вдруг радостно воскликнула она.

Через толпу к ним пробирался Питер.

– Как я рад видеть вас обоих! – воскликнул он, подходя ближе. – Я не решался нанести вам визит так скоро после вашей свадьбы, но, признаюсь, просто сгораю от любопытства. Как ваша семейная жизнь?

Маркус мысленно отругал брата за такое несвоевременное появление, но подал ему руку и помог залезть в экипаж.

– Куинн, ты выглядишь просто великолепно, – продолжал весело болтать Питер. – Надеюсь, это неспроста?

Она рассмеялась, и Маркус ревниво заметил, что это было ее первое проявление радости с начала дня.

– Благодарю вас, лорд Питер. Мне... – она искоса взглянула на Маркуса, – мне почти не на что жаловаться.

– У нас все в порядке, – добавил Маркус. Какого черта Питер лезет не в свое дело, раздраженно подумал он. И почему Куинн явно намекает на то, что у нее есть претензии к нему?

– Неужели мой брат еще не совершил ничего такого, что рассердило вас?

Питер говорил полушутя, но Маркусу вдруг захотелось сбросить его пинком вниз.

– Совсем нет, – улыбаясь, ответила Куинн. – Но вчера он отругал меня за то, что я галопировала в Гайд-парке. Однако я пытаюсь научиться вести себя так, чтобы соответствовать всем необходимым требованиям.

Отругал?! Он и не собирался ругать ее! Маркус хотел сказать об этом, но Питер не дал ему такой возможности.

– Умоляю вас, не нужно ничему соответствовать, – с чувством произнес он. – Вы очаровательны такая, какая вы есть. Маркус, разве это не так?

– Я сам постоянно говорю ей об этом, – ответил тот, пытаясь не выдать своего раздражения.

Питер пристально посмотрел на брата.

38
{"b":"11493","o":1}