ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, произвели, папа, но я подумала, что...

– Нет! Я не верю, что ты вообще о чем-то думала. – Его слова прозвучали грозно, но тон несколько смягчился. – Куинн, ты напугала меня до полусмерти. Обещай, что больше никогда не будешь так поступать. Если хочешь пойти погулять, возьми с собой горничную и оденься как следует. И вообще, где ты взяла эту одежду?

Почувствовав, что отец уже не так сердит, она наконец-то осмелилась взглянуть на него.

– Это Чарлза. Ну, кроме рубашки. А юбку мне дала служанка.

Она не стала уточнять, какая именно.

– Слава Богу, что у тебя хватило ума надеть юбку. Если бы тебя увидели разгуливающей в штанах, то перед нами икрились бы все двери. Куинн, нужно думать о последствиях своих поступков.

– Я знаю. Прости меня, больше этого не повторится. Я понимаю, насколько тебе важно быть принятым в высшем еноте. А теперь я хотела бы переодеться.

Хорошо, – согласился отец. – И не забудь о нашем завтрашнем переезде к лорду и леди Клэридж. Я хочу, чтобы ты предстала перед ними в самом лучшем виде.

Куинн поспешила удалиться в свою спальню, радуясь тому, что так легко отделалась. Отец и тот молодой джентльмен были совершенно правы, хотя ей было неприятно в этом признаваться. Она даже не задумывалась о последствиях, когда решила помочь Полли.

Однако Куинн все еще хотелось что-нибудь сделать для девочки и ее младшего брата. К несчастью, в этом огромном городе были сотни беспризорных ребятишек, и она никак не могла повлиять на их жизни. Чем дольше она находилась в Англии, тем отчетливее понимала это. Было бы лучше скорее вернуться в Балтимор, где она могла хоть на что-то повлиять.

Спустившись в кухню, Маркус обнаружил, что трое подростков отдают должное кулинарным талантам его кухарки миссис Маккей. Когда он вошел, они как раз уминали бараньи отбивные и йоркширский пудинг.

– Вы – парень что надо, – сказал Стилт с набитым ртом. Его друзья согласно закивали. – Но интересно, что вам от нас нужно?

Маркус отослал слуг с кухни и сел за стол напротив Стилта.

– Если честно, мне действительно нужно кое-что получить от вас, – сказал он, – и надеюсь, что вы с готовностью поделитесь этим со мной.

На худом лице Стилта появилось подозрительное выражение.

– И что же?

– Информация.

Паренек мгновенно вскочил на ноги.

– Простите, сэр. Пойдемте, ребята!

– Подождите! – Маркус схватил подростка за рукав. – Меня интересует информация, которой вы снабжали Ангела Севен-Дайалс.

Наконец-то ему удалось полностью овладеть вниманием гостей.

– А что вы знаете об Ангеле? – спросил Гобби.

– Думаю, больше, чем вы, – спокойно ответил Маркус. – Он один из моих самых близких друзей.

Некоторое время мальчики с интересом смотрели на него, а потом начали перешептываться. Маркус дождался, пока они немного утихнут, и продолжил:

– Ангел был вынужден покинуть Лондон на некоторое время. У него изменились обстоятельства.

Он был достаточно осторожен и не стал посвящать ребят в подробности жизни Люка.

– Ничего удивительного, – усмехнулся мальчик в голубой шапочке. – Сыщики в последнее время задавали слишком много вопросов, вот они залег на дно. Теперь они ни за что его не поймают. – Темные глаза мальчишки с интересом уставились на Маркуса. – А как вы оказались во всем этом, сэр?

Маркус и не подозревал, что Люка разыскивает полиция, но сейчас у него не было времени думать об этом.

– Ангел не забыл о вас и попросил меня заменить его. Так как его лучший информатор исчез вместе с ним, мне понадобится ваша помощь.

Мальчики переглянулись. Первым заговорил Стилт:

– Среди нас есть один или два, кто обязан Ангелу жизнью. Мы поможем, сэр, всем, чем сможем.

Дом Клэриджей на Маунт-стрит был больше и роскошнее, чем ожидала Куинн. Пока они поднимались по высоким ступеням, девушка обратила внимание на то, что ее отец заметно нервничает. Никогда она еще не видела его таким.

Капитан представился надменного вида дворецкому, и тот провел их в роскошно обставленный кабинет.

– Капитан и мисс Певерилл, – бесстрастно объявил слуга и удалился.

Навстречу гостям поднялся худощавый мужчина лет сорока. Куинн догадалась, что это и есть маркиз.

– Капитан Певерилл! Мы не виделись столько лет, не так ли?

На его лице заиграла неуверенная улыбка. Маркиз повернулся к двум сидевшим позади него женщинам, похожим друг на друга как две капли воды.

– Моя жена, леди Клэридж, и наша дочь, леди Констанция Трокуэйт. – Обе дамы ответили капитану равнодушными кивками. – Мы так рады видеть вас, не так ли? – Маркиз снова обернулся к жене и дочери.

– Да, конечно, – более чем сдержанно произнесла леди Клэридж.

Тем временем лорд Клэридж вновь обратился к гостям:

– О, мисс Певерилл, Куинн – это фамильное имя моей матери. Я так рад, что познакомился с вами. Знаете, вы... вы очень похожи на вашу мать.

Его лицо на мгновение сделалось очень печальным, но затем он снова улыбнулся.

Неожиданно для себя Куинн почувствовала симпатию к этому застенчивому человеку с глазами ее матери, который столь безуспешно пытался угодить всем без исключения.

– Вы тоже похожи на нее, милорд, – ответила она, делая реверанс. – Моя мама много рассказывала о вас.

Это было преувеличением, потому что Гленда Певерилл редко упоминала о своих английских родственниках. Однако Куинн действительно помнила, как та рассказывала о младшем брате. Слова девушки вызвали на лице маркиза радостную улыбку.

– Неужели? – воскликнул он. – Знаете, мы с ней были очень близки. Моя дорогая бедная Гленда!..

Капитан сделал шаг вперед и в очередной раз поклонился.

– Это правда, милорд. Она даже назвала в вашу честь нашего первенца Чарлза. Ее самым большим, я бы сказал, предсмертным желанием было то, чтобы Куинн встретилась с вами. Гленда очень сожалела о разрыве с семьей.

Куинн изумленно покосилась на отца. Зачем он говорит такую чушь? Сама она ни разу не слышала ни о каких сожалениях или предсмертных желаниях.

Но лорд Клэридж был тронут до слез.

– Тогда я рад исполнить волю Гленды и принять вас в лоне нашей семьи. Сегодня вечером мы идем на прием к лорду и леди Трамбол. Это прекрасная возможность представить Куинн высшему обществу. Разве не так, дорогая? – Он снова посмотрел на жену.

– Да, конечно, – ответила та ледяным тоном. – Однако я боюсь, что хотя ты и забыл о том скандале, в который тянула нас твоя сестра, остальные еще помнят о нем.

– Но... но это же было почти двадцать пять лет назад, – пробормотал маркиз без уверенности в голосе. – Думаю, что теперь...

Леди Клэридж брезгливо поморщилась.

– Надеюсь, ты прав, – сказала она и повернулась к капитану и своей неожиданно обретенной племяннице. – В любом случае, раз вы остановились здесь, будет неприлично, если вы не пойдете с нами на прием.

Куинн в полном отчаянии наблюдала за тем, как отец благодарно поклонился, услышав столь нерадушное приглашение.

– Вы очень добры, миледи. Конечно же, для нас это будет огромная честь. Для Куинн – прекрасный шанс войти в общество. Может быть, ваша дочь будет так любезна и представит ее другим молодым людям.

Судя по выражению лица леди Констанции, та была не намного радушнее своей матери. Она смотрела на Куинн как на диковинную зверушку.

– Конечно, – сказала леди Клэридж. – Кроме того, я не буду требовать от мисс Певерилл такого же строгого соблюдения приличий, как от своей дочери. Я готова смириться с недостатками ее воспитания.

– Вы очень добры, – заученно повторил капитан, однако Куинн восприняла слова своей тети как оскорбление не только ее самой, но и памяти ее матери.

Маркиз постарался сгладить неловкую ситуацию:

– Ну что ты, дорогая. Я уверен, что Куинн прекрасно воспитана.

Не желая разочаровывать маркиза, Куинн промолчала. Тем временем их вещи были перенесены в комнаты второго этажа, и лорд Клэридж радостно объявил:

4
{"b":"11493","o":1}