ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прошу вас, миледи. Посмотрим, какими деликатесами я смогу вас соблазнить. Давай наполним тарелки и поищем какой-нибудь укромный уголок, где я смогу показать тебе, что такое настоящий флирт.

Куинн еще ни разу не видела его в таком настроении вне спальни, поэтому не нашла в себе сил возразить. Пока они выбирали еду, к ним подходили все новые и новые люди.

Кого-то Куинн уже знала, кто-то представлялся ей впервые. Наконец Маркус сказал:

– Та беседка возле моста выглядит весьма привлекательно. Надеюсь, она еще не занята.

Действительно, увитая диким виноградом беседка оказалась пуста. Густая листва скрывала их от посторонних глаз. Изнутри открывался изумительный вид на тихое озеро, по поверхности которого лениво скользил одинокий лебедь.

– Здесь красиво, – сказала Куинн.

Очень романтично и очень опасно, добавила она про себя, чувствуя, как замирает сердце.

– Совершенно согласен с тобой. – Маркус поставил поднос с едой на край деревянной скамейки. – Если мы купим собственное поместье, то сможем построить там что-то похожее. – Он потянул ее за руку, усаживая рядом с собой.

– Д-да, мы могли бы...

Их собственное поместье? Куинн еще ни разу не задумывалась о том, что будет с ними, но эта идея мгновенно овладела ее мыслями. Дом в пригороде, где будут лошади, собаки и... возможно, дети.

Маркус взял с подноса большую ягоду клубники и с улыбкой протянул ее Куинн.

– Могу я соблазнить вас этим, миледи?

Она хотела взять ягоду, но Маркус покачал головой:

– Нет, только не руками. Сегодня я буду твоим рабом. Разреши мне покормить тебя, как если бы ты была египетской королевой.

Вспомнив фрески, которые они видели в египетском павильоне, Куинн хихикнула и послушно раскрыла рот. Она откусила кусочек, после чего Маркус доел оставшуюся часть. Такой интимный способ поедания фруктов показался Куинн невероятно эротичным, и она почувствовала, что в ней вспыхивает желание.

Тем временем он взял с подноса кисть винограда.

– Одну тебе, одну мне, – сказал он, кладя ей в рот первую ягоду.

За виноградом последовал ломтик дыни.

– Давай ты будешь есть с этого конца, а я с противоположного, – предложил Маркус.

Она не могла противостоять такому соблазну. Их глаза встретились, а губы приближались друг к другу все ближе и ближе, по мере того как исчезала сочная дыня. Проглотив последний кусок, Маркус вдруг слизал капельку сока с губ Куинн. Она замерла, готовясь к поцелую, но он уже отвернулся обратно к подносу.

– О, какой замечательный контраст! – воскликнул он, беря зубами очищенную дольку грейпфрута.

Они ели его с противоположных концов, хотя их носы почти касались друг друга. После сладкой дыни кислый с горчинкой грейпфрут подействовал на Куинн как шок, хотя и очень приятный. И на этот раз Маркус облизал ей губы, но не поцеловал.

– Милорд, вы ухаживаете за мной или пытаетесь меня соблазнить? – спросила она дрожащим от возбуждения голосом.

– А что ты предпочитаешь? – Маркус протянул жене еще одну клубнику.

– Так как у меня нет опыта ни в первом, ни во втором, я предпочту воздержаться от ответа.

Куинн разжевала ягоду. После этого она, не задумываясь, раскрыла губы, и он принял ее молчаливое приглашение, накрыв ее губы своими.

Ей показалось, что с того момента, когда он в последний раз целовал ее, прошли месяцы, если не годы. Она упивалась наслаждением, но не могла утолить свою жажду. Маркус обнял ее.

Неожиданно Куинн поняла, что может чувствовать себя абсолютно счастливой, только находясь в его объятиях. С пониманием этого пришло желание сдаться как Маркусу, так и своим собственным чувствам, которые она так долго пыталась игнорировать.

Должно быть, он почувствовал то, что происходило с ней, потому что его поцелуй стал еще крепче. Но когда он вдруг начал расстегивать ее платье, к Куинн вернулся рассудок.

– Мы... мы не можем, – сказала она. – Не здесь.

Маркус оглянулся.

– Нас никто не видит, – усмехнулся он и расстегнул еще один крючок.

– Маркус! – Куинн рассмеялась и принялась отталкивать мужа. – Теперь я вижу, что ты форменный ловелас!

Он сделал трагическое лицо и с пафосом произнес:

– Увы, моя тайна раскрыта. Но я слышал, что перевоспитавшиеся ловеласы становятся самыми лучшими любовниками.

И почему она считала его скучным и надменным, подумала Куинн. Она вспомнила замечания его брата, многозначительные слова Регины в парке и сегодняшние восклицания сестер Мелкс. Может быть, он был скучным и надменным только с ней? Хотя на этот раз его совсем нельзя было назвать таковым.

– Хочу сказать, что если ты и был ловеласом, то очень осторожным, – улыбнулась Куинн.

– Спасибо за комплимент, – ответил он, поднося к губам ее руку. – Ты уверена, что не хочешь получить доказательства этому прямо сейчас?

На этот раз ее добропорядочность и пристойность оказались сильнее его собственных.

– Я буду возражать против этого до самого вечера, когда мы останемся одни.

– Хорошо. Но раз теперь ты знаешь о моей репутации, я буду вести себя так, чтобы соответствовать ей. Сыру?

Она взяла ломтик сыра и подумала, не блефовал ли Маркус, когда предлагал ей заняться любовью в этой беседке? Куинн в какое-то мгновение пожалела, что не подвергла его такому испытанию. Неужели она так долго заблуждалась на его счет, или он хотел, чтобы она думала о нем ошибочно?

– Не пора ли нам вернуться к остальным гостям? – спросила она, когда с едой было покончено. – Наше отсутствие, должно быть, уже заметили.

– Не думай об этом, ведь мы молодожены, – ответил Маркус, но встал и протянул жене руку. – Однако я не могу устоять, чтобы не похвастаться тобой перед всеми. Пойдем.

Хотя она должна была бы чувствовать себя оскорбленной, раз ею собирались хвастать, как какой-нибудь экзотической вещицей, мысль о том, что он гордится ею, польстила Куинн. Она даже простила мужу прошлую ночь, когда он отослал ее из своей спальни. Должно быть, он действительно устал...

– Леди Маунтхит! Приятно снова встретить вас.

Куинн обернулась и увидела, что Маркус здоровается с женщиной, одно имя которой заставляло ее вздрагивать от страха. Сказав себе, что теперь у нее нет причин бояться, Куинн, пересилив себя, вежливо улыбнулась.

– Я была так рада услышать, что ваша помолвка оказалась настоящей, – сказала леди Маунтхит, демонстрируя в улыбке свои остренькие хищные зубки. – Сообщение о вашей свадьбе оказалось для всех нас большим сюрпризом.

Так как она не спускала с Куинн внимательного взгляда, та сочла необходимым что-то сказать в ответ.

– Мы хотели пожениться до отъезда моего отца из Англии. Дела заставили его уехать раньше, так что мы решили не ждать.

Это было вполне удовлетворительное объяснение, и леди Маунтхит пришлось принять его, что она и сделала, хотя с некоторым разочарованием.

– Да, конечно. Вы поступили весьма практично. Желаю вам обоим счастья.

С этими словами она удалилась, видимо, чтобы поискать темы для слухов в другом месте, а Маркус и Куинн пошли общаться с гостями. Беседуя с мисс Чалмерс, Куинн заметила мистера Пакстона, который целенаправленно шел к ней, пробираясь через толпу гостей.

– Леди Маркус! – поприветствовал он ее. – Кажется, вы начинаете чувствовать себя в Англии как дома. Лорд Маркус. – Он вежливо кивнул ее мужу, и тот ответил таким же кивком, но не прервал беседы, которую вел с другими джентльменами.

– Добрый день, мистер Пакстон. Да, я действительно начинаю обживаться здесь, – ответила Куинн. – А как ваши успехи в деле поимки воров и разбойников?

Теперь, будучи некоторым образом связана с Ангелом Севен-Дайалс, Куинн немного нервничала в присутствии полицейского агента.

– Успехов особых нет, но я не собираюсь сдаваться. – Рано или поздно он совершит ошибку, и я схвачу его, хотя это ужасно разочарует его поклонниц.

Этот мистер Пакстон весьма привлекательный мужчина, подумала Куинн. У него красивые каштановые волосы и добрые карие глаза, хотя он не обладал тем шармом, который в избытке имелся у Маркуса. Увы, теперь этот милый и приятный человек представлял опасность для ее планов относительно пансиона, и она должна была приложить все силы, чтобы он не заподозрил ничего подобного.

41
{"b":"11493","o":1}