ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо, Энни, ты очень помогла, а я постараюсь помочь тебе и твоим подругам. Но прошу, никому не рассказывай о нашем разговоре. Это может быть опасно как для тебя, так и для меня.

Обе девочки уверили ее в том, что обязательно сохранят все в тайне. Дождавшись, когда Полли уйдет на кухню, а Энни отправится обратно в ночлежку, Куинн достала из кармана небольшую записную книжку и вписала туда имена мужчин; некоторые из них были ей знакомы: она встречала этих, с позволения сказать, джентльменов и их жен в доме Клэриджей. Что скажут ее дядя и тетя, если узнают правду о своих друзьях?

Куинн должна заставить этих негодяев заплатить за грехи достаточно высокую цену, чтобы на эти деньги можно было спасти несчастных девочек. Теперь оставалось придумать, как сделать это, не выдавая себя.

Куинн еще раз просмотрела список. Кажется, лорд Фернуорт был другом Маркуса? Знал ли ее муж о том, как развлекаются его друзья? Если знал, то неужели ему было все равно, или, что еще хуже... Нет, она отказывалась даже думать об этом.

Она хотела вернуться в дом, но потом вдруг передумала и отправилась на конюшню.

– Гобби! – крикнула она, заметив мелькнувший рыжий вихор. – Мне нужно поговорить с тобой.

Мальчик положил хомут, который нес в руках, и подошел к Куинн, почтительно снимая с головы шапку.

– Да, миледи?

– Тебе... тебе нравится работать здесь?

– Очень, миледи! Я очень благодарен вам и его сиятельству за то, что вы взяли меня к себе.

Куинн закусила губу.

– А разве его сиятельство говорил с тобой? Он... он знает, что ты тут работаешь?

Мальчик помедлил, вопрос Куинн явно смутил его.

– Такой знатный лорд никогда не будет разговаривать с таким, как я, миледи.

– Конечно, конечно. Будем надеяться, он не вспомнит, что видел тебя на улице тогда, во время нашей первой встречи. Ведь прошло уже больше недели.

Гобби посмотрел на нее округлившимися глазами, и Куинн поняла, что он только сейчас догадался, что это она была переодета мальчиком в тот день. Он открыл рот, чтобы спросить о чем-то, но потом передумал.

Куинн улыбнулась:

– Да, это была я. Судьба иногда преподносит нам сюрпризы, не так ли? Надеюсь, что для вас с Полли этот сюрприз оказался приятным. – Она замолчала, но потом любопытство взяло верх. – Гобби, ты можешь рассказать мне об Ангеле Севен-Дайалс? Что это за человек?

Улыбка мгновенно исчезла с лица мальчика.

– Я понятия не имею, о чем вы говорите, миледи. Если Полли вам что-то наболтала, то она просто ошиблась. Я слышал, как о нем рассказывают на улицах, и это все, что мне известно.

– Да, да, извини меня. – Она должна была понять, что он никогда не выдаст Ангела. – Мне просто стало любопытно. А теперь у меня к тебе небольшая просьба.

– Какая? – Гобби насторожился.

– Я хочу, чтобы ты сходил в отель «Грильон» и проверил, нет ли там писем для Сочувствующей Леди. Если они будут, принеси их и отдай Полли, чтобы она передала письма мне. Сочувствующая Леди – одна из моих подруг.

Куинн приготовилась выслушать вопросы относительно фиктивной подруги, но Гобби лишь согласно кивнул головой:

– Хорошо, миледи. Я схожу туда сегодня вечером. Что-нибудь еще?

– Нет, спасибо. Если у тебя будут просьбы, передавай их мне через Полли. И прошу тебя, если вдруг его сиятельство начнет задавать вопросы, не говори ему ничего обо мне.

Куинн вернулась в дом, поднялась в свою комнату и снова принялась изучать список. В это время в дверь постучали. Испугавшись, что это может быть Маркус, она быстро спрятала записную книжку в письменный стол и только после этого сказала:

– Войдите!

Дверь открыла одна из служанок.

– Прошу прощения, но его сиятельство просил передать, что он ждет вас в библиотеке, – сказала девушка, делая книксен.

– Спасибо.

Бросив на себя последний взгляд в зеркало, Куинн последовала за служанкой. В это время ее мысли были заняты только одним – обдумыванием нового дерзкого плана.

Глава 19

По дороге в театр Маркус едва ли заметил, что Куинн чем-то озабочена, потому что сам думал о полученном письме от Люка. Его друг писал, что собирается вернуться в Лондон в начале августа, то есть менее чем через две недели. После разговора с Пакстоном Маркус понял, что именно теперь необходимо предоставить доказательства непричастности Люка к Ангелу Севен-Дайалс, а это означало, что ему придется поработать этой ночью.

В театре собралось довольно много публики, однако лорд Клэридж быстро заметил племянницу и поспешил навстречу молодой паре.

– Как я рад снова видеть тебя, моя дорогая. Кажется, новая жизнь пошла тебе на пользу. Не правда ли, милые дамы? – Он обернулся к жене и дочери.

Леди Клэридж улыбнулась своей привычной натянутой улыбкой и процедила сквозь зубы:

– Вы действительно неплохо выглядите, леди Маркус.

– О, кузина, это правда! – совершенно искренне воскликнула леди Констанция. – Какое у тебя красивое платье! Лорд Маркус, а мы с вами теперь тоже стали родственниками. – Она протянула ему руку для поцелуя.

Маркус тепло поздоровался со всеми, испытывая к этим людям, невольно принявшим участие в его женитьбе, большую симпатию, чем раньше.

– Для меня большая честь быть связанным с вами, леди Констанция, – сказал он, склоняясь над ее рукой, а затем над рукой ее матери.

– Хочу предупредить вас, лорд Маркус, я обещал моему зятю, что буду вместо него следить за благополучием Куинн. – Хотя маркиз говорил в своей обычной шутливой манере, его глаза оставались совершенно серьезными. – Дорогая, ты счастлива? – спросил он, поворачиваясь к племяннице.

Та улыбнулась в ответ:

– Кажется, папа не ошибся в отношении лорда Маркуса. Он показал себя как прекрасный муж.

Куинн бросила на Маркуса игривый взгляд, заставив слишком живо вспомнить полуденную трапезу в его спальне.

– Надеюсь, вы можете то же самое сказать и о вашей жене? – спросила леди Клэридж, скептически приподнимая одну бровь.

– Она самая прекрасная из всех жен, мадам, уверяю вас, – ответил Маркус.

– Лорд слишком добр ко мне, – перебила мужа Куинн. – Боюсь, со мной у него много хлопот, так как я совершенно не знакома с английскими правилами поведения.

– Ничего подобного, – тут же возразил Маркус. – Я считаю, что Куинн ведет себя очень естественно и делает не больше ошибок, чем могла бы сделать девушка, выросшая в провинции.

Лорд Клэридж кивком выразил свое согласие.

– Она, конечно же, привыкла к большей независимости, чем принято у нас. Однако я никогда не считал это признаком плохого воспитания и рад слышать, что это не стало для вас проблемой.

Леди Клэридж тихо фыркнула, но, к удивлению Маркуса, не стала перечить мужу. Судя по всему, в этой семье произошли значительные изменения. Как ни странно, теперь леди Клэридж и ее дочь казались счастливее, чем раньше.

Они медленно шли по фойе к своим местам.

– Дорогая, ты уже знакома с лордом Фернуортом и сэром Сирилом Уэзером, – сказал Маркус, заметив двух своих друзей.

Теперь ему казалось странным, что раньше он находил их общество крайне приятным.

Ферни поцеловал Куинн руку и сказал:

– Рад снова видеть вас, леди Маркус. Вы так же очаровательны, как и раньше.

Куинн едва не отдернула руку, и Маркусу показалось, что ее ответная улыбка была скорее зловещей, чем приветливой.

– Благодарю вас, – пробормотала она и тут же повернулась к сэру Сирилу, впрочем, тепла в ее улыбке при этом не прибавилось.

Неужели Ферни каким-то образом умудрился обидеть ее? Нужно будет выяснить это и при необходимости задать бывшему приятелю хорошую трепку, подумал Маркус. Эти мысли лишний раз заставили его задуматься о том, как сильно он изменился сам.

– Прошла целая вечность с тех пор, как мы в последний раз веселились по-настоящему, – сказал ему Ферни. – Конечно, я понимаю, у тебя теперь другие развлечения, – он многозначительно подмигнул Куинн, которая демонстративно отвернулась в другую сторону, – но ночь в игорном доме пойдет тебе на пользу. Что скажешь, если после спектакля мы встретимся за карточным столом?

44
{"b":"11493","o":1}