ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тебе не кажется, что ты решил нанести визит в неподходящее время? – Маркус решил, что его друг сильно напился.

Но Фернуорт замотал головой.

– Это не простой визит. Мне нужен твой совет.

– Что случилось?

Фернуорт некоторое время ходил из угла в угол, а затем устало плюхнулся в кресло.

– Может быть, это просто дурацкая шутка. По крайней мере, я очень надеюсь на это. Но если я ошибаюсь, то мне срочно нужно решить, что делать дальше.

– О какой шутке ты говоришь? – терпеливо спросил Маркус. – Кто-то наполнил твои бочки с вином обычной водой?

– Нет, ничего подобного. Вот, посмотри сам.

Фернуорт достал из кармана и протянул другу небольшой листок бумаги. Прочитав, что там было написано, Маркус внимательно посмотрел на Ферни.

– Это правда? Ты действительно вступал, – он заглянул в записку, – в интимные отношения с девочками, не достигшими совершеннолетия?

– Какого черта мне было знать? – зло пробормотал Фернуорт, запуская пальцы в волосы. – Я не спрашиваю у шлюхи, сколько ей лет, раз она соглашается пойти со мной. Но это вполне возможно.

Маркус почувствовал, что его начинает тошнить. По существующим законам совершеннолетие наступало всего с двенадцати лет, и в парламенте давно говорили о необходимости поднять возрастную планку.

– Если ты считаешь, что это возможно, то будет лучше, если ты заплатишь этой леди. Думаю, не стоит рисковать и связываться с законом. Я уже не говорю о том скандале, который тебя ожидает.

Эта Сочувствующая Леди оказалась хваткой женщиной!

– Ты советуешь мне поддаться на шантаж? – Фернуорт был явно расстроен таким поворотом событий. – Мне казалось, ты предложишь что-нибудь получше. А если эта женщина начнет шантажировать других?

– Может быть. Невиновные проигнорируют ее записки, а виноватые... – Он пожал плечами, потому что не испытывал ни малейшего сочувствия к тем, кто насиловал детей, пусть даже это был старина Ферни. – А как ты получил эту записку?

– Нашел в кармане. Должно быть, мне кто-то подложил ее на балу у Уиттингтонов, только я понятия не имею, кто это мог быть.

– Неужели? – Значит, Сочувствующая Леди тоже была на балу, подумал Маркус. Это намного сужало круг подозреваемых. – Может быть, ее подложил слуга, как ты думаешь?

Лорд Фернуорт задумался.

– Нет, вряд ли. Ко мне близко подходили только дворецкие, которые разносили напитки. Но ни один из них не мог этого сделать, не уронив поднос. Скорее всего, это произошло во время танцев или за ужином.

Нет сомнений, Сочувствующая Леди – дама из общества. Он заподозрил это еще по ее записке Ангелу. А теперь она объявила охоту на мужчин, которые были просто обязаны помочь ей собрать деньги для школы.

– Заплати ей, – уверенно посоветовал другу Маркус. – Что такое для тебя двести фунтов? И еще один совет – впредь пользуйся услугами шлюх постарше.

Ферни уныло опустил голову.

– Именно так я и сделаю. Конечно, двести фунтов для меня не такой уж пустяк, но я буду считать ее платой за урок, который мне преподали. А что, по-твоему, эта Сочувствующая Леди будет делать с деньгами?

Маркус едва сдержал улыбку.

– Скорее всего, использует на какие-нибудь благотворительные цели. Думаю, это должно облегчить тебе горечь расставания с суммой.

До женитьбы на Куинн такая сумма была бы значительна и для него самого, подумал Маркус.

– Сначала Ангел, – недовольно фыркнул лорд Фернуорт, – теперь эта таинственная Леди. Можно подумать, что налоги очень низкие и их не поднимают каждый год все выше и выше. Филантропы чертовы! – Он налил себе полный стакан бренди и выпил его залпом. – Скорее бы Пакстон поймал их обоих. Но пока этого не произошло, я последую твоему совету и заплачу.

С этими словами гость откланялся и ушел, оставив Маркуса размышлять о случившемся. Ферни был прав: у Сочувствующей Леди и Ангела Севен-Дайалс действительно было много общего. Теперь ему еще больше хотелось узнать, кто скрывается за этим псевдонимом.

Он решил, что завтра обязательно попытается выяснить это и предупредить ее о Пакстоне. Кроме того, нужно будет переправить миссис Ханслоу то, что он украл у сэра Грегори, и то, что найдет в доме Рибблтона. К последнему он отправится завтра ночью, потому что теперь было уже слишком поздно и ему не хотелось будить Гобби.

– О, миледи, будьте осторожны! – прошептала Полли, когда Куинн направилась к черному ходу в дом лорда Пинчтона.

Куинн обернулась, кивнула и прижала палец к губам. Уже одно то, что ей удалось незаметно уйти из дома, было просто невероятным приключением. Когда она поднялась в свою комнату, то немедленно отослала Монетт и велела позвать к ней Полли, которая помогла ей переодеться в костюм Чарлза. Спускаясь по лестнице, они услышали, как кто-то стучит в дверь, и едва не умерли от страха. Это был лорд Фернуорт. Как только он прошел в библиотеку вместе с Маркусом, Куинн выскользнула на улицу через дверь кухни.

К счастью, Полли знала, где живет лорд Пинчтон, и охотно согласилась проводить ее к его дому. Но стоя перед погруженным в темноту строением, Куинн почувствовала, что нервничает ничуть не меньше своей маленькой провожатой. Однако отступать было поздно.

Дом был очень похож на дом Маркуса. Дверь кухни наверняка была заперта, поэтому Куинн крадучись начала пробираться вдоль стены, пока не обнаружила дверь в подвал, закрытую на обычный крючок.

Первое, что она услышала, пройдя через подвал в прихожую, были недвусмысленные стоны, раздававшиеся из гостиной. Очевидно, лорд Пинчтон в данный момент развлекался с одной из несчастных девочек с улицы!

Куинн сделала несколько решительных шагов по направлению к гостиной, но потом остановилась. Как она объяснит свое появление, пусть даже оно спасет очередную девочку от синяков? Нет, лучше придерживаться первоначального плана, а не пытаться наказать лорда Пинчтона более непосредственным способом.

Подавив в себе гнев и отвращение, она отыскала в прихожей поднос для писем и положила туда свою карточку. Даже если этот негодяй заплатит, решила Куинн, его все равно нужно будет сдать властям. Она еще не придумала, как это сделать. Возможно, мистер Пакстон окажет ей содействие.

Выполнив свою задачу, она прошла обратно в подвал и выбралась из дома.

– Идем, – сказала она Полли.

Только оказавшись в безопасности, Куинн почувствовала, что вся дрожит. В ее душе смешивались страх, гнев и невероятная усталость. К тому времени, когда они добрались до Гроувнер-стрит, она буквально валилась с ног.

И как Ангелу удается заниматься этим каждую ночь? Ее восхищение этим невероятным человеком стало еще больше. Она была рада, что ей нужно будет повторить свой поступок только один раз. После визита в дом лорда Рибблтона, который она запланировала на следующую ночь, у нее будет достаточно денег для пансиона. И тогда Сочувствующая Леди сможет исчезнуть.

Подходя к дому, Куинн вдруг вспомнила о лорде Фернуорте. Вероятно, он обнаружил записку и пришел рассказать об этом Маркусу. Вдруг он еще не ушел? Впрочем, девушка заметила, что окно библиотеки, как и окно спальни Маркуса, темны, и, следовательно, опасаться было нечего.

Куинн шепотом поблагодарила Полли и немедленно отправилась в свою комнату. Единственная мысль, которая пронеслась в ее голове, прежде чем она уснула, – чувствует ли Ангел такую же усталость после своих вылазок?..

* * *

На следующий день Маркус проснулся в полдень, но, к своему удивлению, обнаружил, что Куинн еще не поднималась. Он позавтракал в одиночестве, так и не дождавшись жены. Возможно, она заболела, с тревогой подумал он, но не решился будить ее.

Вместо этого он направился в клуб, где намеревался провести час или два и послушать разговоры о том, как продвигается расследование Ноэля Пакстона. Кроме того, он надеялся узнать что-нибудь о Сочувствующей Леди.

Несмотря на ранний час, в клубе было довольно много посетителей. Внимание Маркуса тут же привлекла группа мужчин во главе с сэром Сирилом Уэзером, которые оживленно о чем-то спорили. Среди них он заметил Ферни.

50
{"b":"11493","o":1}