ЛитМир - Электронная Библиотека

Куинн недоуменно посмотрела на мужа.

– Нужно будет поговорить с Гобби, – вдруг сказал он. – Я думал, что он гораздо бдительнее.

Пакстон улыбнулся:

– О, ваш помощник очень умен и наблюдателен. Мне пришлось использовать для слежки мальчиков из другого района, чтобы не вызвать его подозрений. Кстати, некоторые ваши, скажем так, жертвы показались мне довольно странными. Видимо, вас интересовало в них что-то помимо денег и ценностей?

Куинн почувствовала, как кровь отливает от лица. Неужели это правда? Маркус! Маркус был Ангелом Севен-Дайалс!

– А ваш шпион не упоминал о краже подростков?

Мистер Пакстон нахмурился:

– Да, он говорил об этом, но не мог сообщить никаких подробностей, не знал имен.

– Тогда вы должны знать, что у меня имеются письменные доказательства причастности нескольких людей к этим преступлениям, и я готов предоставить их вам, при условии, что имя моей жены не будет нигде упомянуто.

Куинн с благодарностью посмотрела на мужа. Как она могла быть так слепа и ничего не заметить? Подумать только, даже сейчас он больше заботится о ней, чем о себе!

Пакстон снова улыбнулся:

– Единственное, что я могу предъявить ей, – это вторжение в чужой дом, но там, судя по всему, ничего не было украдено. Кроме того, я не могу осуждать ее побудительную причину... Впрочем, как не могу безоговорочно осуждать самого Ангела.

– Значит?

– Значит, я буду ждать возвращения лорда Хардвика, – со вздохом сказал Пакстон, вставая. – Однако я все больше убеждаюсь в том, что Ангел Севен-Дайалс – просто легенда, потому что ни один из тех, кто был у меня под подозрением, не соответствует полностью той информации, которую я собрал об этом человеке.

Маркус тоже встал и пожал мистеру Пакстону руку.

– Наверное, вы правы, – сказал он. – Уверен, что этот призрак больше не появится в Лондоне.

Пакстон загадочно улыбнулся:

– Сейчас, вероятно, да. Но если в будущем в нем возникнет нужда, кто знает?

С этими словами он откланялся и ушел. Маркус проводил его до дверей библиотеки и вернулся к Куинн.

– Мне кажется, нам пора объясниться, – сказал он. Куинн встала и взяла мужа за руки.

– Мы обязательно это сделаем, но сначала я хочу снять с себя эту одежду. Может быть... может быть, ты поможешь мне?

– Я мечтаю об этом, – улыбнулся он.

В спальне он поцеловал жену долгим, страстным поцелуем и сказал, глядя ей прямо в глаза:

– Куинн, я люблю тебя. Надеюсь, что после этой ночи у нас больше не будет секретов друг от друга.

Она почувствовала, как что-то внутри ее взрывается от счастья, наполняя ее душу надеждой и любовью.

– Я тоже люблю тебя, Маркус. Я любила тебя с самого начала, хотя пыталась переубедить себя в этом. – Она вздохнула и прижалась щекой к его широкой груди. – А теперь, пожалуйста, расскажи мне об Ангеле Севен-Дайалс.

– Ты уверена, что не сможешь немного подождать? – спросил он, наклоняясь, чтобы снова поцеловать ее.

– Смогу, но совсем немного.

– Да, у нас с Пакстоном была долгая беседа. – Люк сидел в библиотеке Хардвик-Холла, которая была в три раза больше библиотеки Маркуса.

Прошло уже три недели с тех пор, как Маркус и Куинн достигли полного взаимопонимания. Маркус бросил взгляд на жену, которая беседовала с женой Люка, леди Перл, и теплая волна любви согрела его душу. Жизнь была чертовски хороша!

– Как ты думаешь, он что-то подозревал? – спросил Маркус, поворачиваясь к Люку.

– Конечно, подозревал, – пожал плечами тот, – это очевидно, но у него нет доказательств, тем более что Флют остался в поместье. Странно, но у меня сложилось впечатление, что он и не пытался вытащить из меня какие-то признания. Его больше интересовало то, что я мог рассказать ему об истории Ангела и его приемах.

– Может быть, он решил написать о нем книгу? – рассмеялся Маркус.

– Может быть. Я надеюсь, что он, по крайней мере, уберет из Севен-Дайалс этого Твитчелла. Но скажи мне, ты подумал о покупке имения в Блумфилде, о котором мы говорили вчера? Того, что рядом с нашим? Мы с Перл с радостью проводили бы больше времени за городом, будь у нас добрые соседи.

– Да, мы с Куинн говорили об этом. Она сказала, что могла бы открыть там школу для детей-сирот.

Люк, в свою очередь, обратил внимание на оживленную беседу, которую вели их жены.

– Тогда мы с Перл обязательно будем участвовать в этом. Да и Флют поможет нам, особенно с набором учеников. Никто лучше его не знает Севен-Дайалс и его обитателей.

Куинн и Перл присоединились к мужьям, и некоторое время вся четверка обсуждала планы на будущее. Затем Куинн рассказала о том, как продвигаются ее дела с лондонским пансионом:

– Миссис Ханслоу уже нашла нескольких учителей и экономку. Если все пойдет по плану, то уже в сентябре мы сможем открыть пансион на пятьдесят учениц. Они будут жить в комнатах по трое или четверо.

Рассказывая о своих планах, Куинн сияла от счастья, и Маркус в очередной раз убедился, как трудно ей было бы жить в рамках добропорядочной леди из высшего света, чья энергия распространяется лишь на организацию приемов и обустройство дома.

Когда час спустя они возвращались домой на Гроувнер-стрит, Маркус сказал:

– Люк говорил, что в Блумфилде есть железный рудник и заброшенная ферма, которая когда-то приносила неплохой доход. Он считает, что при правильном подходе все это можно вернуть к жизни.

Куинн с интересом посмотрела на мужа.

– Это поможет школе, о которой мы говорили, а часть денег и продуктов можно будет посылать миссис Ханслоу. Как ты считаешь?

Маркус пожал плечами:

– Я понятия не имею, как получать доход с железа, шерсти и тому подобного. Если нанять управляющего...

– Разреши мне попробовать! – Ее глаза сияли. – Конечно, я найму управляющего, но я могу изучить рынок, определить цены, организовать транспорт... – Неожиданно Куинн нахмурилась. – Но, кажется, настоящие английские леди не занимаются такими вещами?

Маркус прижал жену к себе и потерся носом о ее щеку.

– Одна из причин, почему я так сильно люблю тебя, как раз и состоит в том, что ты совершенно не похожа на настоящую английскую леди. Я буду только рад, если ты попробуешь свои силы в новом семейном бизнесе.

– Я люблю тебя, Маркус, – улыбнулась она.

– И я люблю тебя. Кто бы мог подумать, что моя мятежная невеста окажется наградой, достойной короля?

– Или достойной Ангела, который выше всех королей и гораздо больше заслуживает награды!

53
{"b":"11493","o":1}