ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием
Соблазненная по ошибке
Одиночество в Сети
Гадалка для миллионера
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Чужое тело
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Дистанция спасения

— И вы решили подойти поближе… — не удержался Филип, которого начало занимать ее повествование, прямо-таки в духе Джеймса Бонда.

— Разумеется, нет! Вдоль карниза установлены телекамеры. Я разглядела шесть. Четыре неподвижны, две ходят вправо-влево.

— Прямо скажем, изощренно для богоугодного заведения! — сказал Филип.

— И я про то же! — кивнула Сара. — Поняв, что ближе не подойти, я и решила выкрасть у них мусор. Его выносят как раз перед тем, как они разъезжаются на несколько дней.

— Все-таки при чем здесь «новейшие методы закаливания»? Нет, я не цепляюсь, просто хочу понять ход ваших мыслей.

Сара пожала плечами, вытянула из груды желтый смятый листок, положила поверх отобранной кучки рядом с собой.

— Ни при чем. Но, втянувшись в это дело, я стала читать все, что можно, про религиозные секты, про всякие религиозные культы. И многое сходится, вплоть до ограничений в еде.

— Поясните, пожалуйста!

— Возьмем «мунистов». Тот же принцип. Ищут неприкаянных, отсекают их от родных и друзей, как правило, увозя подальше от дома, случается, что даже очень далеко. У «мунистов», кроме Нью-Йорка, два центра: уединенное поместье во Флориде и огромное ранчо в Калифорнии. Как только появляются новички, начинается система их полной обработки. Последователи Муна проповедуют его толкование Библии, его божественный принцип, вознося таким образом Муна в глазах его паствы. Так неустанно, день за днем, новичкам вдалбливается вероучение Муна, параллельно с этим ежедневное содержание белка в их скудной пище с каждым разом уменьшается, а содержание углеводов повышается. Неделя такой обработки, и конечный продукт — либо хиппи, либо фанатик новой веры. По завершении курса обработки Мун сколачивает из новообращенных группы, которые отправляются собирать отовсюду средства и вербуют новых сторонников, вырывая людей из родной среды. Сначала чем-нибудь приманивают, потом производят промывание мозгов, затем заставляют работать на себя. Так было и в секте «Харе Кришна», и у «Чад господних», пока их не изгнали из нашей страны.

— Да, подготовочка у вас солидная! — заметил Филип.

— Такая у меня профессия.

— И вы полагаете, что по этому же образцу действует и «Десятый крестовый»?

— С той только разницей, что их новобранцы все куда-то исчезают. Не видно, чтоб болтались толпами и собирали средства. А это настораживает не на шутку. Что происходит с этими людьми? Имеет ли связи эта организация с Билли Карстерсом, с другими подобными?

— Ну и какие соображения?

— Пока все расплывчато. Единственное явное свидетельство связи Карстерса с подобными группами — это то, что название — его идея. Сам он наживает капитал на сбыте своих книжонок, его Фонд «Пробудись, Америка» выжимает средства, используя компьютерную печать Тодда.

— Да-а, — протянул Филип, глядя на груду мятых бумажек на полу. — Для случая с Хезер ваша картинка вербовки как нельзя подходит. В качестве объекта для них она годится в самый раз. Разброд в мыслях, причастность к религии, отрешенность от мира. Друзей почти никаких. Но как могло случиться, что у «Десятого крестового» есть отделение в Торонто? По всему, это чисто американская затея…

— Да бросьте в самом деле! — фыркнула Сара. — А ку-клукс-клан? Он тоже у нас возник, а клаверны их по всей Канаде. А нацисты? А «Общество Джона Бэрча»? Из проповедников, что имеют выход на телевидение, трое как минимум связаны с делишками Билли Карстерса!

— Вы подкованы дай бог!

— Говорю вам, — улыбнулась Сара, — тщательность прежде всего! Ну а сотруднику Библиотеки Конгресса это нетрудно: могу в течение двадцати минут получить любую справку о любом издании. Даже о том, что выходит в Канаде. В канадской Национальной библиотеке компьютерная система аналогична нашей: перекрестные каталоги.

— Гляжу я на вас, когда вы только отдыхать успеваете! Скажите, вы успеваете развлекаться?

Улыбка исчезла; брови сдвинулись. Сара бросила на Филипа косой взгляд.

— От развлечений на время придется отказаться. Есть кое-что поважнее.

— А как же ваша служба? — попытался Филип переменить эту скользкую тему. — Как начальство смотрит на ваши погони?

— Мне пошли навстречу, дали отпуск, — ответила Сара. Его не хватило, и я взяла годовой за свой счет. Вернуться обратно всегда смогу. Деньги для меня не проблема. Отец имел приличное состояние, у меня свой счет в банке.

Она вздохнула, снова посмотрела на кучу бумажек перед собой.

— Давайте-ка лучше делом займемся. А то за разговорами мы еще и первой порции не освоили.

— Вы ищете что-то конкретное?

— Я ищу информацию! — бросила Сара, не поднимая головы.

Роясь вместе с Сарой в бумажках, Филип впивался жадным взглядом в смятые листки в надежде уловить хоть какое-нибудь упоминание о Хезер. Занятие казалось безнадежным, но Баррингтон пока единственная зацепка; если и здесь ничего, дальше — тупик. Задача Сары, понятно, много проще: ей главное — отомстить, достаточно просто найти хоть какие-нибудь факты против «Десятого крестового». С другой стороны, чем больше Филип узнавал про этот «Поход», тем очевиднее вписывалось в контекст все, что произошло с Хезер. Если она снова попала к ним в лапы, скорее всего ее прячут в одном из своих мест. Но в каком, где?

Возились до полуночи и, перебрав все четыре мешка, выудили лишь небольшую кучку вызвавших хоть какой-то интерес бумажек. В основном перечни закупок, какие-то списки. В перечнях-заказах в адрес какой-то мелкой фирмы в Виргинии издания Библии и всякие религиозные брошюрки. Среди богословских названий попадались непонятные обозначения.

— «ТМ-31-210, ТМ-3100-1, М-5-31», похоже на библиотечный шифр, только такого я никогда не видала, — сказала Сара, рассматривая загадочные знаки. — Надо полагать, это тоже книги, потому что стоят в списке литературы.

— Может, это просто код фирмы? — предположил Филип. Сара покачала головой, в раздумье покусывая губу.

— Не знаю… Как будто что-то знакомое, никак не могу вспомнить…

— Ладно, бог с ним! Тут и еще кое-что есть. В списках оказались данные посерьезней. Это были распорядки мероприятий на четыре дня недели. Так как листки были отпечатаны ротаторным способом, легко предположить, что такой план един и что подобные вручались деятелями «Десятого крестового» каждому новичку. День начинался в пять утра с побудки и утренней молитвы в месте, именуемом «Алтарь свободы», потом следовал «паек», за ним — первое из семи «учебных занятий», которые заполняли весь день. По вторникам основной темой утренних занятий было «духовное наставление», дневных — «Христос и Америка» В среду религиозный инструктаж уступал место политическому. В этот день шли индивидуальные занятия по следующему плану: 1. Должны ли христиане подчиняться государственным законам. 2. Свобода и смерть. 3. Угроза свободе. 4. Закон божий. 5. Принципы господней власти. 6. Сатана и коммунизм. 7. Священная борьба. По пятницам и субботам распорядок, аналогичный среде: политические занятия плюс беседы: «Как спасти мир от развратителей малолетних, от порнографии, от распоясавшихся гомосексуалистов». Филип читал, и ему становилось не по себе.

— Господи! — вырвалось у него. — Не может быть, чтоб это всерьез…

— Какие уж тут шутки! — отозвалась Сара. — Страшнее то, что после недельного пребывания в эдаком баррингтонском местечке новички начинают как попугаи, слово в слово, повторять весь этот бред. Газеты писали об одном двадцатитрехлетнем студенте Йельского университета, стипендиате Родса. Всего пару недель обработки в Территаунском центре, и он отправился на улицу торговать цветами, денежки секте собирать. Сун Мюнь Муну!

— Их же ненависти учат! — воскликнул Филип. Осталось штук двадцать использованных кредитных талонов на бензин, на каждом штамп «XXI век». Кроме того, штук пятнадцать желтых продолговатых листочков — отпечатанные на телепринтере копии. Они-то и привлекли внимание Филипа.

На шести штамп — НСС РИНОНЕВ, на девяти — КРУУЭСТ/ЭСПКОЛ. Каждый раз перед текстом — две буквы, однозначный номер, а за ними и вовсе странный набор букв.

13
{"b":"11494","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Венецианский контракт
Эти гениальные птицы
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Призрак Канта
Закон охотника
Сетка. Инструмент для принятия решений
Nutella. Как создать обожаемый бренд
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине