ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом уже, лет через восемь, возник страх. Оттого что срок послушничества подходит к концу и пора отправляться в Рим, принимать обряд посвящения в монахини. Ей позволили в последний раз свидеться с близкими, попрощаться. На прощание полагалось два месяца — два месяца в мире, позабывшем о ее существовании, изменившемся за эти годы до неузнаваемости. И вот она стоит в кабинке междугородного телефонного пункта на Авенида Хуарес, собственный голос звенит в ушах, словно доносится с того края света, английские слова и фразы кажутся неестественными, чужими. Слезы бегут у нее по щекам, она говорит:

— Джанет? Это я, Хезер. Я возвращаюсь домой. Я еду в Бостон…

Грохнув о стену, дверь распахнулась. На пороге стоял человек в маскировочной форме без армейских знаков отличия, на ногах ботинки парашютиста, на голове черный берет. Лицо непроницаемо. На резиновом ремне лейтенантский «Кольт-45», через плечо на удобном ремне перекинут легкий «Раджер-мини-14». Самому лет двадцать.

— Встать! — приказал юнец.

Сара послушно встала, бросив быстрый взгляд на женщину в углу. Хезер уже не пялилась на свет — пока Сара спала, уснула и она.

Фигура в дверном проеме отступила в сторону.

— Проходи!

Сара направилась к двери и вышла, следуя за человеком в форме. Они очутились в узеньком предбаннике, обрывавшемся сразу за дверью. Справа тянулся коридор, в который из допотопных створчатых окошек падал дневной свет. У окон снаружи грубо приделанная решетка. Лучи света слепят глаза, стало быть, утро в разгаре.

— Вперед! — приказал страж, став сзади.

Сара пошла по коридору, на ходу поглядывая в окна. Солнце едва встало из-за гор; теперь ясно, в какой стороне восток. Сара разглядела узкую, засыпанную гравием площадку и дальше сетчатую ограду, подлиннее, чем та, которую помнила вчера; за большой оградой далеко к горизонту тянулась голая пустыня, у самого горизонта окаймленная горной грядой.

Идя по коридору, Сара увидела по левой стене двери, судя по тяжелым засовам и щеколдам, камеры, подобные той, куда их заперли вместе с Хезер.

Коридор, в соответствии с L-образной конфигурацией здания, поворачивал, переходя в узкий рукав. Значит, эта часть смотрит на завод! Здесь окон не было, только двери по правой стене с обычными ручками. «Кабинеты», — решила Сара. Едва они поравнялись с третьей дверью, охранник сказал:

— Стоять!

Сара остановилась. Охранник зашел спереди, легонько постучал в дверь, взялся за ручку, открыл, не сводя при этом с Сары глаз. Пропустил внутрь и закрыл за ней дверь.

— Доброе утро!

Перед Сарой стоял служащий корпорации «Невада. Спецкурс самозащиты» из Рино Дэвид Фримен.

В той же форме, что и охранник, только вместо форменного берета на нем была бейсбольная шапочка с длинным козырьком, а на ней маленькая эмблема: серебряный меч на черном фоне. И кабинет уже совсем другой. Никакого антиквариата, никаких картин: светло-серый металлический стол, деревянное вращающееся кресло — на нем сидел Фримен, — деревянный стул с жесткой спинкой для посетителей, вдоль стены в ряд видавшие виды темно-зеленые канцелярские шкафы. На стене карта-схема. Можно разглядеть нарисованные строения, жирную разметку дорожек. Что это, план базы? Из-за спины Фримена Саре видно было часть окна, в нем только глухой торец какого-то обшитою металлическим листом строения. Один из ангаров. Сара подошла к стулу и села, не дожидаясь приглашения. Помолчав, сказала:

— Это вам больше подходит!

— Что именно?

— Такая обстановка. Теперь вы настоящий мистер Фримен.

— Полковник Фримен! — поправил он.

— Какой же армии? — спросила Сара.

— Отечественной, военно-морские силы, — улыбаясь, ответил он.

— Но у наших моряков другая форма!

— А я отслужил свое.

— И чем же, отслужив свое, занимаетесь? — спросила Сара, едва скрывая презрение.

Лицо Фримена стало серьезным.

— Мне кажется, мисс Логан, вы не вполне отдаете себе отчет, где находитесь. Здесь вопросы задаю я, а не вы.

— Позвольте, почему «Логан»? — выгнула бровь Сара. — Я же сказала Керкленд! — Вы солгали, — Фримен откинулся на спинку кресла. — Вас зовут Сара Джульет Логан, вы дочь сенатора Эндру Даггана Логана. Нам доподлинно известно, что вы и ваш сообщник, некто Филип Керкленд, совершили налет на здание нью-йоркского отделения Мобилизационной ассоциации христиан «Десятый крестовый поход» в городе Баррингтоне. У нас имеется видеозапись вашего пребывания в здании, а также отпечатки ваших пальцев и запись ваших разговоров между собой в момент обшаривания наших помещений. Кроме того, поступил важный сигнал из Канады, полиция города Торонто разыскивает человека по имени Керкленд, подозреваемого в убийстве некой Джанет Марголис. Снова налицо бесспорные улики. И еще: мистера Керкленда срочно разыскивает также полиция города Нью-Йорка для расследования дела об исчезновении и возможном убийстве Хезер Фокскрофт. Известно, что мистер Керкленд обращался в полицейское отделение Нью-Йорка, пытаясь внушить, что мисс Фокскрофт похитили силой из его мастерской, но ввиду заявления по поводу мистера Керкленда, поступившего от канадской полиции, полиция Нью-Йорка склонна полагать, что он, возможно, имеет отношение и к исчезновению Хезер Фокскрофт. Поскольку вы находились с мистером Керклендом некоторое время после исчезновения мисс Фокскрофт и после убийства мисс Марголис, вам инкриминируется соучастие. Короче говоря, мисс Логан, вы завязли по уши!

— Что за бред! — возмутилась Сара. — Ведь вам прекрасно известно, что Хезер Фокскрофт в данный момент сидит в одной из камер этого здания!

Фримен улыбнулся, покачал головой.

— Женщина, находящаяся с вами в камере, имеет мексиканский паспорт. В нем значится: «Сестра Анжела Деликата»[30]; и адрес — «Монастырь „Сестер милосердия“, Мехико». Ее подобрали на одной из улиц Денвера в штате Колорадо члены нашей Мобилизационной ассоциации христиан «Десятый крестовый поход» и препроводили сюда на отдых и восстановление сил.

— Чушь какая-то! — пробормотала Сара.

— Не чушь, а предосторожность, — заметил Фримен. — Ошибки у нас редки, а если случаются, мы их исправляем. — Сара открыла было рот, но Фримен жестом заставил ее молчать. — Все, мисс Логан! Нам незачем с вами дискутировать по этому вопросу. Времени в обрез. А у меня еще есть конкретные вопросы к вам. Если станете противиться отвечать, обхождение вас ждет весьма суровое. Ясно?

— Ясно, — сказала Сара, изо всех сил стараясь не подать вида, что ей страшно. Лгать сейчас практически не имело смысла.

— Отлично! — кивнул Фримен. Он подался вперед, вынул небольшой кассетный магнитофон. Поставил на стол, нажал кнопку — Вопрос первый. Где сейчас находится Филип Керкленд?

— Понятия не имею! — сказала Сара. — Последнее, что мне известно, он собирался проникнуть в лагерь «Десятого крестового» — «Зубчатая вершина», в штате Колорадо.

— И вы с тех пор не виделись?

— Нет.

— Договаривались встретиться?

— Да. Мы условились, что я буду в Рино, в гостинице «Холидэй», а он как-нибудь даст о себе знать.

— Почему в Рино?

— Я собиралась продолжить там свои поиски.

— Какие?

— Фактов, подтверждающих, что «Десятый крестовый» виновен в смерти моего отца!

— Ваш отец покончил жизнь самоубийством, — сказал Фримен. — Если не ошибаюсь, он прострелил себе голову.

— На это его толкнули ваши люди!

— На самоубийство всегда что-нибудь толкает, мисс Логан. Но в отношении вашего папаши, позвольте вас заверить, «Десятый крестовый» ни при чем. Вероятней всего, он пошел на самоубийство из чувства раскаяния.

— Как вы сказали? — удивленно воскликнула Сара.

— Он, мисс Логан, несколько лет состоял в противоестественной связи с субъектом много моложе себя.

— Этого не может быть! — вскричала Сара, вскакивая; стул с грохотом упал.

— Сядьте! — приказал Фримен. Дождавшись, пока она поднимет стул и сядет, продолжал:

вернуться

30

Зд.: смиренная, благочестивая (лат.).

35
{"b":"11494","o":1}