ЛитМир - Электронная Библиотека

Определенно номер в отеле, не больничная палата. Номер огромный, обстановка без особых излишеств: широченная кровать, шкаф с ящиками, кофейный столик, кресла. Свет раннего утра брезжит сквозь занавешенное прозрачной шторой большое двустворчатое окно.

Филип в номере не один; у окна человек, смотрит, отогнув штору, на улицу. Рядом с ним кресло-каталка. Разобранное сиденье снято. На полу серая металлическая квадратная коробка. Филип застонал, человек обернулся: гладко выбрит, импозантен, лет тридцати пяти. Увидев, что Филип приходит в себя, расплылся в улыбке.

— Проснулись? Чудно.

— Кто вы, черт побери, такой? — прорычал Филип. После наркотика раскалывалась голова. Хотел было поднести руку ко лбу, но не смог. Бросил взгляд на подлокотники: каждая рука зажата парой специальных наручников.

— Меня зовут Фримен, — сказал человек. — Но это так, к слову.

— Фримен? — переспросил Филип.

— «Невада. Спецкурс самозащиты». Я имел беседу с вашей приятельницей Сарой Логан. Как раз накануне того, как вы с нахрапистостью заправского киногероя нагрянули в «Пик Штурман».

— Вы были там? — проговорил Филип. Приступы головной боли накатывали, парализуя волю.

— Я начальник этой базы. Должен вам заметить, доставили нам немало хлопот. Мы вас недооценили, — Фримен дернул подбородком, усмехнулся. — Бедный старина Харки. Мог ли он ожидать, что в него станут стрелять!

Фримен сунул руку в карман брюк, вынул ключ, присел перед серой коробкой. Открыл замок, откинул крышку, начал извлекать какие-то металлические детали. И когда стал собирать, стало ясно, что это какое-то необычного вида оружие: короткоствольное, с трубчатым прикладом, а рукоятка, как у пистолета. Последнюю деталь — округлый ребристый магазин — Фримен вставил с щелчком прямо перед затвором.

— Это боевая винтовка «Валмет М-62», — сказал Фримен, кидая взгляд на Филипа. — Финская. Последняя модель. Сто пятьдесят выстрелов в минуту, радиус действия до девятисот метров. Ваша цель будет гораздо ближе. Легче попасть.

— Не буду я никуда стрелять! Фримен улыбнулся.

— Будете, будете! Во всяком случае, так решат следователи ФБР. — Он полез в коробку, извлек очередную деталь. Вторую, точно такую же рукоятку к винтовке. — На этой штучке чудно отпечатались ваши пальчики. Ее зажали в вашей руке, пока вы пребывали в прострации. Деталь съемная. Если понадобится, мы вставим нужную, с вашими отпечатками.

— Мне что, со скованными руками стрелять? — спросил Филип. Пот бежал со лба, живот сводило судорогой.

— Наручники снимут с вас мертвого, — сказал Фримен непринужденно, будто называл очередной ход пешки. — Самоубийство задумано двойное. Надо отдать должное Тодду, он сконструировал исключительно изящную операцию. Никаких пробоев. — Снова Фримен улыбнулся, поставил винтовку на пол, прислонив к подоконнику. Опять полез в ящик, вынул баллончик, похожий на тюбик с краской. Отвинтил крышечку, подошел к кровати, встал на нее ногами, нажал кнопку и принялся шипящей струей выводить алым по рисунчатым обоям: «Бригада дьявола».

— Черт… — пробормотал Филип, — бред какой-то…

— А по-моему, просто замечательно! — возразил Фримен, шагнув с кровати на пол. Завинтил крышку, подошел к Филипу в кресле, взял за руку, вложил баллончик, сжал пальцы Филипа на корпусе. Затем, придерживая баллончик за ободок кончиками пальцев, отнес его к окну, поставил на подоконник. Обернулся к Филипу, изобразив на физиономии скорбную улыбку. — Неплохая деталь! Ваши пальчики на корпусе винтовки, на баллончике с краской, ваше имя в книге регистрации…

— А как же вы? — спросил Филип. — Портье не мог вас не видеть.

— И что из этого? Я был и ушел. Кому я интересен? Таких тысячи. Существа с невысоким интеллектом не усмотрят в моей наружности ничего компрометирующего.

— Вы сказали «двойное самоубийство», кто же второй? спросил Филип. Мысли кружились роем. — И кого это по вашему замыслу я должен убить?

— Мне кажется, будет лучше, если вы останетесь в неведении, — сказал Фримен. — Если вам рассказать, это испортит весь эффект. — Сунув руку в карман брюк, он извлек еще один ключ. Положил на подоконник рядом с баллончиком. — Этот от наручников, — пояснил он. Прошел через комнату к Филипу, проверил, достаточно ли хорошо они прилажены. — Нельзя, чтоб нарушалось кровообращение! — шепнул он Филипу в самое ухо. — А то при вскрытии будут всякие вопросы… — Он достал из кармана поплиновой куртки рулончик пластика, оторвал кусочек, слегка заклеил Филипу рот. — Могут, конечно, обнаружить на лице следы пластыря, хотя вряд ли… От вашего лица почти ничего не останется. Вы, вероятно, наслышаны, что «Бригада дьявола» тяготеет к гротеску? — Фримен снова улыбнулся, похлопал Филипа по плечу. — Ну вот, как будто и все… — Взглянул на часы, сам себе кивнул. — Мне пора, стрелки бегут. На случай, если вас интересует… до последней черты, мистер Керкленд, вам осталось минут сорок пять!

Фримен с улыбкой снова похлопал Филипа по плечу и скрылся., Через пару секунд легкий щелчок дверного замка известил, что Фримен покинул номер. Филип остался один.

Сара въехала на территорию округа Колумбия по магистрали-1, вписалась в движение клеверной развязки вокруг Пентагона, немедленно попав в пробку, забившую въезд в столицу. Наконец «линкольн» вынесло к бульвару Вашингтон, затем, лихорадочно поглядывая на часы, в многотысячном потоке автовладельцев из пригорода Сара миновала Арлингтонский мемориальный мост.

Всю дорогу из «Лисьей тропы» она перепроверяла свою версию, искала возможные изъяны, но не находила. Итак, это единственная разгадка операции, сам смысл которой представлялся полным безумием. Одно время Сара считала, что именно за ней охотятся «крестоносцы», теперь же была убеждена, что вовсе не она, жалкая мошка, ничтожная помеха, была основной мишенью дикого плана, замышляемого «Крестовым» и всей этой шайкой. Им нужен был Филип, человек, близкий Хезер. Теперь все факты сходились настолько, что без труда можно проследить всю картину с начала и до конца.

Сейчас организации неоконсервативного толка — и «Пробудись, Америка!», и «Десятый крестовый», и им подобные — переживают сложное время. После первых стремительных побед, принесенных успешными акциями «Морального большинства» Фолуэлла, деятельностью Додана и активностью Комитетов политического действия, их всех постигла участь, неизбежная для политической действительности. Многообещавший поначалу курс Рейгана обернулся тяжким бременем. Состояние бюджета, политического руководства, государственного аппарата — все оказалось не лучше, чем у предшественников, и хоть новые правые, включая сообщество «Пробудись, Америка!», поспешили отмежеваться от своего некогда ослепительного героя, их рыльце уже оказалось в пушку. Более того, вступил в силу закон инерции: массы утратили интерес к новым правым, а без широкой поддержки угасает энтузиазм, исчезает стимул.

Словом, встала необходимость измыслить нечто такое, что могло бы не только возродить угасший интерес, но и возбудить массы к действию. А что может возбудить сильней, чем гибель мученика? Тут в игру вводятся Хезер Фокскрофт и «Бригада дьявола».

Вне всякого сомнения, Тодд использовал свой электронный шантаж и на Фокскрофте, одним из средств такого шантажа могла стать его дочь Хезер. Видно, они держали его на крючке, а когда Хезер вернулась на родину, Тодд с компанией смекнули, что можно использовать в своих целях ее и, соответственно, Филипа.

Еще в Сан-Франциско Филип заметил, что уж больно легко ему все дается. После вторжения в Баррингтонский монастырь — никакого преследования; вылазка в лагерь «Зубчатая вершина» и бегство оттуда тоже сошли на удивление гладко: ну а побег с военной базы «Пик Штурман» вообще прошел как по нотам! Сара готова была поклясться, что преследователи вовсе не стремились их поймать, ну а Харки с пулеметом поставили для убедительности. В конце концов выходило все так, будто Филипа постоянно водили за нос, шаг за шагом завлекая все глубже и глубже в омут, накапливая всякие свидетельства против него. Кровь на стене в его мастерской, убийство Джанет Марголис сразу после визита к ней, украденный из «Зубчатой вершины» микроавтобус, вдобавок ее, Сарино соучастие — это она увезла Хезер в «Лисью тропу», потащила через всю страну женщину в бессознательном состоянии. Явное похищение. Нетрудно составить версию: пара опасных преступников с явным злонамерением, выглядит особенно зловеще, если их связать со взрывом активности «Бригады дьявола».

54
{"b":"11494","o":1}