ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

Я услышала, как он со стоном шевельнулся в шкафу.

– Ты говорила с кем-нибудь?

– Они уже едут, – шепнула я и перелезла через стол. – Но ты не можешь ждать, Джейсон, ты должен немедленно отсюда уйти. Медсестра снова придет.

Я встала рядом со шкафом, положила руку на дверцу.

– Я помогу тебе спуститься и…

– Что ты делаешь? Черт побери… Стой на месте! Отойди от шкафа.

– Джейсон, отсюда надо уходить.

– Думаешь, я глухой? Я все слышал. А теперь отойди от чертовой двери.

– С места не тронусь, если будешь кричать на меня. Я пытаюсь помочь.

Джейсон раздраженно простонал, и я услышала его лихорадочное дыхание. Спустя несколько мгновений он приставил рот к двери шкафа.

– Слушай меня. Слушай внимательно…

– У нас нет времени…

– Я сказал: слушай! Иди на кухню. Под раковиной есть тряпки. Принеси как можно больше, и полотенца из ванной тоже – сколько сможешь.

Он старался приподняться. Из шкафа на пол натекла лужа чего-то липкого, смешанного с волосами, сверху застыла пленка. Я не могла отвести глаз от лужи.

– Потом сними с крючка мою сумку. А чемодан? Он все еще за дверью?

– Да.

– Достань все из чемодана, а потом выключи везде свет и выйди из дома. Об остальном я позабочусь сам.

– Выключить свет?

– Это тебе не спектакль. Не хочу, чтобы ты на меня смотрела.

«О боже, – подумала я, перелезая через стол в коридор, – что она с тобой сделала? Не то же ли, что с Бизоном? Он умер. Бизон умер из-за того, что она сделала». Ставни были открыты, в саду по-прежнему валил снег. Большие серые хлопья, величиною с кулак, кружили и слипались друг с другом, тени от них скользили по полу. На дереве мотался полиэтиленовый мешок, отбрасывал на стену длинную тень, похожую на фонарь. Я не помнила, чтобы в доме когда-нибудь было так холодно. Казалось, воздух смерзся в куски. В кухне я набрала охапку тряпок, а в ванной – полотенца. Неуклюже перелезла через стол.

– Положи их возле шкафа. Я сказал: не смотри на меня!

– А я сказала: не кричи. – Я снова выбралась в коридор, подтащила чемодан к двери, подняла его на стол и столкнула на пол. Потом нашла на крючке его сумку – она висела под пальто. Пока раздвигала в стороны пальто и жакеты, прислушивалась – не едут ли по переулку машины. Мне все время представлялась медсестра. А вдруг она стоит возле дома, смотрит на окна и думает, как бы ей…

Я вдруг остановилась.

Сумка Джейсона.

Я замерла, глядя на нее. Под моим пальто вздымались и опадали ребра. В голову пришла странная мысль. В доме было тихо, лишь потрескивали от холода доски пола да слышалась приглушенная возня Джейсона в шкафу. В тот вечер, выходя с вечеринки Фуйюки, он нес на плече эту сумку. Словно в трансе, я смотрела на уходящий в темноту длинный коридор, развернулась на деревянных ногах и уставилась на дверь в его комнату. «Джейсон? – подумала я, и кровь застыла в жилах. – Джейсон?»

Я задумчиво смотрела на сумку. «Послушай, – сказал он, когда после вечеринки вошел в мою комнату. Он держал сумку, я точно это помнила. – Каждому из нас есть чем поделиться. Я покажу тебе кое-что, что тебя наверняка обрадует». Я уже не думала о стоящей в переулке медсестре. Вместо этого вспомнила, как она торопливо шла мимо черного бассейна с отражавшимся в нем небом. Над ее головой вспыхивали красные лампочки тревожной сигнализации. Когда у Фуйюки начался приступ удушья, Джейсон не вышел вместе с Огавой. За несколько минут, в общей суматохе, могло произойти что угодно.

Осторожно, болезненно, дюйм за дюймом, расстегнула на сумке молнию и сунула внутрь пальцы. Нащупала пачку сигарет и пару носков, засунула руку глубже – ключи и зажигалка. В углу сумки было что-то мягкое. Я остановилась… что-то меховое и холодное, размером с крысу. Я замерла, кожа покрылась мурашками. Джейсон? Что это? На ощупь это было похоже на шкуру мертвого животного, и тут ко мне пришло воспоминание. Я вздохнула, вытащила предмет и посмотрела на него с тупым удивлением. Это была фигурка медведя высотой около пяти дюймов. В носу у него было кольцо на плетеной красно-золотой тесемке. Как только я его увидела, тут же вспомнила, что у Ирины пропал медведь. «Он странный, – говорила она. – Он смотрит нехорошее видео, и он ворует. Знаешь что? Украл моего медведя, перчатку и даже фотографию бабушки с дедушкой…»

– Эй! – послышался голос Джейсона. – Какого черта ты там делаешь?

Я не ответила. Взяла сумку и на деревянных ногах пошла в его комнату. Остановилась у двери и посмотрела на лежащий на полу чемодан. Вспомнила, как Джейсон изображал дракона Ши Чонгминга. Он знал, что я что-то разыскиваю. Но: «Я и понятия не имел, какая ты классная! Не знал до сегодняшнего вечера…»

«Конечно, Джейсон, – подумала я, и у меня ослабели колени. – Конечно, если ты нашел лекарство Фуйюки, то это тебе точно должно было понравиться… Ты вор, разве не так? Вор, который крадет ради удовольствия».

Чемодан был плохо закрыт, из него торчали вещи – спортивные брюки, джинсы, ремень.

– Да, – сказала я тихо, и мысли мои стали приходить в порядок. – Да, понимаю. – Все вопросы и ответы объединились в стройную картину. То, что не давало мне с утра покоя – разбросанные по коридору вещи, фотоаппарат, бумага, фотографии. Паспорт. Его паспорт?

– Джейсон, – пробормотала я, – почему все эти вещи… – Я указала рукой на чемодан. – Ты ведь вчера все упаковал, верно? Упаковал. Зачем бы ты это стал делать, если б не знал…

– О чем ты, черт побери, толкуешь?

– …Если б не знал, что она придет?

– Положи все на пол и убирайся.

– Я права? Ты понял, что натворил. Ты вдруг понял, что все очень серьезно, что она придет, потому что ты украл…

– Я сказал: положи все…

– Потому что ты украл. – Я повысила голос. – Ты украл у Фуйюки. Это правда?

Я как будто воочию видела его нерешительность, представляла, как беззвучно и яростно шевелятся его губы. В какой-то момент подумала, что он на меня прыгнет. Но он этого не сделал, а раздраженно буркнул:

– Ну и что? Перестань читать нотации. Сыт по горло. Меня тошнит от тебя и твоих дурацких заморочек.

Я бросила сумку и взялась руками за голову.

– Ты… – Мне понадобилось перевести дыхание. Я вся дрожала. – Ты… ты… Почему? Почему ты…

– Потому что! – сказал он в изнеможении. – Потому что, и все. Потому что это там лежало. – Он перевел дух. – Это было там. Прямо перед моими глазами, и поверь, я понятия не имел о том, что обрушится на мою голову, когда я это взял. Сейчас не время для нотаций, так что положи все на пол и…

– Ох, Джейсон, – сказала я как во сне. – А что это такое?

– Тебе не надо этого знать. А сейчас положи…

– Пожалуйста, пожалуйста, скажи мне, что это такое и где ты это спрятал. – Я повернулась и оглядела пустой темный коридор. – Пожалуйста, это важно. Где?

– Положи сумку на пол…

– Где?

– И брось полотенца.

– Джейсон, где это?

– Я сказал: брось полотенца к шкафу и…

– Скажи, или я…

– Заткнись! – Он забарабанил по дверцам, и они затряслись. – Пошла к черту вместе со своей дурацкой охотой за сокровищем. Если не собираешься помогать, тогда либо добей меня, либо я прибью тебя. Убирайся.

Я стояла, глядя на дверцы шкафа, сердце бешено стучало. Затем повернулась в сторону коридора. Большая часть дверей была закрыта. Пол усеян осколками стекла и клочками обоев.

– Хорошо, – сказала я. – Хорошо. – Словно слепая, я вытянула перед собой руки, зашевелила пальцами, будто воздух мог подсказать мне ответ. – Сама найду. Не нуждаюсь в твоей помощи. Ты принес это вчера ночью, и где-то оно лежит.

– Заткнись и выключи свет!

Мой транс рассеялся. На шее выступила испарина. Я вытащила из правого кармана деньги и бросила их на пол. Бумажки разлетелись по сторонам.

– Вот, – сказала я. – Строберри послала тебе денег. И еще, Джейсон…

– Что?

– Удачи тебе.

54

Однажды утром, за несколько дней до визита медсестры, я проснулась, открыла окно и увидела внизу, в переулке, человека в шляпе и с блокнотом в руке, возможно, инспектора. Он смотрел на дом. Мне стало грустно, оттого что здание, пережившее войну, голод и землетрясение, скоро попадет в руки строительной компании. Его бумажные стены и деревянные конструкции были спроектированы в расчете на землетрясения. Случись что, и все развалится, словно спички, дав обитателям шанс на спасение. Когда сюда придут строители, огородят дом тонким голубым покровом и ударят по нему свинцовым шаром, он беззвучно падет, похоронив под собой все воспоминания и тайны.

61
{"b":"11495","o":1}