ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но ведь вы были уже у Харриса.

— Харрису, к сожалению, не повезло — он встретился с пулей. Ты имеешь только один шанс, мой мальчик.

— Бланхард, ты врешь! — крикнул бывший ковбой. — Харрис хитер! Вам никогда не удалось бы его схватить!

— Так я вру? — Бланхард нахмурился. — Отлично. Ты разрешишь мне опустить левую руку в карман пиджака? Я не сумасшедший и не буду доставать револьвер, когда ты в меня целишься.

Чимарро кивнул.

— Ладно. Но избегай резких движений.

Медленно, очень медленно Бланхард опустил руку в карман. Когда он достал ее, у него между пальцами была зажата часть карты, которая находилась у Харриса.

— Ну, так что это? — Он пододвинул карту на середину стола.

Счастливчик отшатнулся как от удара. На его лбу выступил холодный пот. Потом он сам полез в карман и достал свою часть карты. Он приложил ее к лежащей на столе, и Бланхард увидел, что края двух листков совпадают.

— Это действительно наша карта! — прошептал Счастливчик.

В это мгновение Бланхард услышал за ближайшей дверью тяжелые шаги.

— Помощь за помощь! — прошептал он Чимарро. — Я вытащу тебя из петли, если ты дашь мне возможность схватить кольт.

Счастливчик отошел от стола и поднял револьвер.

— Нет, Бланхард, нет!

Дверь отворилась. Бланхард узнал крупную фигуру Хиро Дрейнена, заполнившую весь проем.

Поток холодного воздуха ворвался в дверь. Порыв ветра пронесся через комнату. Лампа еще раз ярко вспыхнула и погасла

Бланхард кинулся к своему револьверу. Его пальцы нащупали твердую ребристую ручку. Он сжал ее и кинулся на пол прежде, чем раздался пронзительный крик Счастливчика и звук выстрелов его кольта.

От дверей начал стрелять второй револьвер. Удары пуль о стену отражались сердитым эхом. Бланхард водил вокруг себя револьвером. Он прицелился в массивную голову Хиро Дрейнена, которая очень отчетливо обрисовывалась в дверном проеме на фоне светлеющего неба. В грохоте многих выстрелов Бланхард уловил звук удара попавшей в голову пули, и Хиро Дрейнен исчез из дверей, будто выбитый ударом гигантского кулака. Бланхард услышал короткий крик, с которым повалился тяжелый мужчина.

Темнота, тяжелая как свинец, висела в комнате, и только печь и печная труба отливали краснотой. Из угла рядом с ней раздавались выстрелы Чимарро. Бланхард оценил обстановку в какие-то доли секунды. Он прицелился на вспышки выстрелов револьвера Чимарро и трижды выстрелил так быстро, как только мог.

Звуки выстрелов прозвучали в комнате как пушечная канонада. Окно зазвенело и распахнулось. Револьвер Счастливчика громко стукнулся об пол. Тело бывшего ковбоя на мгновение обрисовалось в красном отблеске печи, прежде чем медленно повалиться.

— Второй! — прошептал Бланхард сквозь зубы.

Он вскочил. Как только его глаза снова привыкли к темноте, он схватил со стола оба листка бумаги и сунул их себе в карман. Потом выбежал в дверь.

Он споткнулся о голову Хиро Дрейнена и поскользнулся. В туманной ночи откуда-то со стороны холмов до него донесся голос Метта Дрейнена, пытавшегося перекричать ветер:

— Хиро, что случилось? Черт возьми, крикни же хоть что-нибудь! Хиро!

Бланхард заторопился к сараю, оттуда слышалось испуганное ржанье Леди. Он схватил упряжь и надел ее на лошадь. Его руки сжались у нее на шее, когда она рванула с места стремительным галопом. Его ноги волочились по земле. Отчаянным усилием он оттолкнулся от земли и в следующую секунду оказался в седле. Он схватил болтающийся повод, поймал ногами бившиеся стремена и помчался по тропе, которая вела к краю долины.

Когда он выезжал из кораля, то увидел силуэт бегущего человека и вспышка выстрела ударила ему в глаза. Пригнувшись, он выпустил в этого человека две последние пули из барабана своего кольта и увидел, как тот осел на землю. Это мог быть только Метт Дрейнен.

Теперь Бланхард продирался сквозь кустарники и слышал только шум ночного ветра, ломающихся веток и мерный стук копыт своей лошади. Ранчо Дрейненов осталось в темноте позади.

ГЛАВА 13

Когда он вернулся в Мулеш, было уже светло. Остаток пути уставшая лошадь шла шагом. Часом позже он обильно позавтракал в скромной гостинице для фермеров и напился черного кофе.

После еды достал из кармана оба листка и сложил их вместе. Теперь он мог достаточно отчетливо представить, что изображено на карте.

Бланхард нахмурился. Он знал, в каких местах зарыты деньги. Но где и когда встретятся бандиты?

Порыв ветра, ворвавшийся в бар вместе с новым гостем, сдул со стола оба листка. Бланхард сразу же нагнулся за ними. Листок, ранее принадлежавший Чимарро-Счастливчику, был перевернут. Когда Бланхард поднял его, то заметил на обороте надпись, сделанную головкой свинцового патрона:

«21 июня 1867 — Пабло-Бонито».

Бланхард тихо присвистнул. Его мозг заработал.

21 июня 1866 года — день, когда бандиты похитили деньги. Было ли 21 июня следующего года днем, когда они договорились встретиться? И должна ли встреча произойти в городе Пабло-Бонито?

Бланхард пристально вглядывался в надпись. Цифры и буквы были написаны человеком, не особенно хорошо умевшим писать. Это мог быть и Чимарро-Счастливчик. Возможно, он записал число и место для памяти.

— Это указание, — прошептал Бланхард. — Я должен последовать ему.

Позднее, сидя в своей комнате, он достал нож и сделал на рукоятке своего револьвера вторую зарубку. При этом он думал о Чимарро. Не хотел ли этот бывший ковбой оставить после себя указание, где он может найти его партнеров?

На следующее утро он поехал дальше. Он не знал, убил ли Метта Дрейнена, и не хотел больше оставаться в городе, где Дрейнен мог попытаться свести с ним счеты. Хотя он не боялся Дрейнена, но не мог подвергать риску свое дело.

Он направил лошадь на запад. Покер-Харрис говорил, что похищенные деньги зарыты в горах Нью-Мексико, да и название Пабло-Бонито тоже говорило за это направление.

Воздух был чист и свеж. Склоны гор были скрыты пожелтевшей листвой осин, на равнине перекатывались от ветра большие шары сухой травы.

Бланхард надел дубленую куртку и поднял воротник. Он ласково похлопал Леди по шее.

— Пора нам искать зимнюю квартиру, старушка, — сказал он ласково.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА 14

Во второй половине дня 19 июня 1867 года Том Бланхард въехал в город Пабло-Бонито. С первого взгляда он понял, что этот город мертв. Город-призрак, который когда-то был основан горнодобытчиками и заброшен после того, как серебряные и медные жилы истощились.

Бланхард спешился и поставил лошадь в тени какого-то утеса. Небо, казалось, было так близко, что горы почти доставали до него. Теперь он был почти уверен, что бандиты выбрали именно это место для своей встречи. Пабло-Бонито лежал в самом сердце дикой и уединенной страны.

Бланхард достал из сумки на седле бинокль, протер его об одежду и осмотрел последний участок дороги. Было вполне вероятно, что кто-то из бандитов уже прибыл, и Бланхард не хотел попадаться ему на глаза.

Он нашел площадку на краю холма, поднес бинокль к глазам и навел его на хаотичное скопление грязных крыш и полусгнивший на солнце торговый дом, лежавший в широкой лощине под ним.

Пабло-Бонито казался полностью заброшенным, но это было не совсем так. Бланхард увидел густой дым, поднимавшийся из печной трубы. Из ущелья между гор появился почтовый фургон, пересек город и исчез на западе. Там, где улица выходила из города, стоял большой деревянный дом, и тот дым, который заметил Бланхард, шел из его трубы.

Бланхард отрегулировал бинокль, чтобы улучшить изображение. Десятикратное увеличение сделало дом почти осязаемым. Он стал разбирать надпись, грубо намалеванную на фасаде белой краской.

Бланхард опустил бинокль и задумчиво засвистел. Дорога была частью маршрута почтовой линии на запад, и в этом доме можно было сменить или накормить лошадей, а пассажиры могли поесть и передохнуть. По крайней мере, так говорила вывеска.

16
{"b":"11496","o":1}