ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала он позаботился о своей лошади и протер оружие. Потом развел из досок, в изобилии валявшихся вокруг, небольшой костер, налил в походный котелок воды и, дождавшись, когда она нагреется, достал из багажа бритвенный прибор.

Он повесил зеркало на гвоздь в стене комнаты, достал из-за пояса нож и положил револьвер наготове рядом с собой. Когда вода стала горячей, начал намыливать лицо. Он чувствовал, как под пеной кожа становится все более мягкой.

Он так погрузился в это занятие, что пропустил мимо ушей легкие шаги, приближавшиеся к нему из-за спины. Когда кто-то появился в зеркале рядом с ним, он тут же схватил револьвер и резко повернулся.

Перед ним стояла Норма Хэлоу. Она переборола страх и надела новую рубашку. Бланхард взглянул на нее и вспомнил ее нежные плечи. Потом сообразил, что мужчина с мыльной пеной на лице выглядит достаточно нелепо, и быстро умылся.

— Чем могу служить, мисс Норма?

Она не смеялась. Глаза ее глядели серьезно и испытующе.

— Вы солгали дяде Дейву, когда сказали, что ваша лошадь должна отдохнуть?

Бланхард положил револьвер и начал вытирать полотенцем шею.

— Как прикажете это понимать?

— Я очень внимательно осмотрела вашу лошадь. Он нисколько не устала. Вы можете проскакать на ней сегодня еще много миль, если захотите.

Она была не только мила, но и умна. И имела чертовски красивые глаза.

— Вы правы, я приехал в Пабло-Бонито по вполне определенному делу, — сказал он. — Я здесь кое-кого жду. Если мои расчеты верны, послезавтра здесь должна состояться одна встреча. Для вас будет лучше, если в этот день вы не будете выходить из своего дома.

— Бандиты? — спросила она быстро.

— Да, бандиты, — ответил Бланхард. — Скорее всего, трое. Они избрали Пабло-Бонито местом своей встречи, и я прибыл, чтобы с ними… гм… немного поговорить. — Он указал на свой револьвер и после паузы продолжил: — Я имею в виду такую беседу.

Глубокая складка легла между бровей девушки.

— Один против троих — плохая пропорция. Мы — дядя Дейв и я — поможем вам.

Бланхард отрицательно покачал головой.

— Нет, это невозможно. Это долгая история, и я сам должен покончить с ней. Вероятно, я когда-нибудь расскажу ее вам.

— Я понимаю вас, — тихо сказала Норма Хэлоу. — Эти люди причинили вам много зла?

— Эти люди разрушили мою жизнь, втоптали мое имя в грязь, надругались над моей честью, — ответил Бланхард. — И не делайте попыток удержать меня.

— Но я же и не пытаюсь! Я лишь спросила: как мы можем помочь вам?

Бланхард подошел к ней. Сначала она была несколько сварлива, а теперь предлагает помощь. Кроме Хенка Хейскела до сих пор не находилось человека, который пошел бы на это.

Он не мог иначе — и, протянув руку, погладил ее по плечу. Сквозь тонкую материю рубашки он почувствовал тепло ее кожи.

— Вы хотите мне помочь, а между тем вы ничего не знаете обо мне, — прошептал он. — Когда появятся бандиты, все должно выглядеть совершенно безобидно, и поэтому будьте так же недоверчивы. Но не стреляйте в них, как это вы сделали со мной. Дайте им воды, а если они потребуют лошадей, то отдайте и их. И не пытайтесь им воспрепятствовать. Для этих людей нет ничего святого, и они не будут церемониться даже с женщиной.

Он понизил голос и продолжал:

— Я сам присутствовал при том, как они убили очаровательную молодую женщину. Женщину, которая им даже помогала.

Лицо Нормы Хэлоу побледнело, но она мужественно кивнула.

— Я скажу дяде Дейву, и мы сделаем все так, как вы скажете. Где вы будете?

Бланхард холодно рассмеялся.

— Так как все может случиться, я буду поблизости от вас. Я не допущу второго убийства женщины.

Его рука снова легла на ее плечо. Внезапно он почувствовал, что она вся дрожит, и понял, что все эти долгие годы был очень, очень одинок. Он не имел возможности дать счастье ни одной девушке.

Ее губы немного приоткрылись. Они словно смеялись на коричневом от загара лице. Он нагнулся и нежно поцеловал ее, она ответила ему.

— Я буду наблюдать за вами, Норма.

Она высвободилась из его рук и отступила на шаг назад. Ее большие голубые глаза внимательно вглядывались в его лицо.

— Та женщина, которую убили бандиты, была вашей девушкой?

Бланхард вспомнил о Додо. Он качнул головой.

— Нет, Норма. В моей жизни не было женщин.

Улыбку, которую она ему подарила, он встретил как живительную струю воды. Он много слышал о любви с первого взгляда и всегда смеялся над ней. Но теперь ему было не до смеха. На ее щеке еще не рассосался синяк от удара, которым он наградил ее в первую встречу. Ему очень хотелось еще раз поцеловать ее, но он сдержал себя.

Они тихо стояли, смотрели друг на друга и чувствовали, что узы взаимного доверия становятся все теснее и теснее. Это было так просто. Они были будто предназначены друг для друга. Книга судеб распахнулась на странице с названием «Пабло-Бонито». Названием забытого, покинутого городка. И вместе с тем — названием местности, где они нашли друг друга.

Наконец Норма сказала:

— Дядя Дейв будет вас ждать.

Она пошла к двери. Грубая мужская одежда едва скрывала стройность ее фигуры. Бланхард почувствовал, как забилось его сердце. Чувства, сладкие и болезненные одновременно, теснились в его груди.

Он протянул вслед ей руку.

— Я хочу снова увидеть вас, — торопливо сказал он.

— Конечно, я тоже. — Она была простой и бесхитростной девушкой. — Мы ужинаем сразу после захода солнца, и дядя Дейв пригласил вас.

— Я хочу, чтобы и вы пригласили меня, Норма, — сказал Бланхард. Его лицо горело. Он почувствовал, как кровь прилила к его щекам.

— Я буду очень, очень рада, если вы придете к нам ужинать, — тихо сказала Норма и вышла.

Бланхард на некоторое время ошеломленно замер, глядя на полусгнившую деревянную дверь, в которую она удалилась. Потом повернулся. Леди смотрела на него. Он подошел к ней и ласково погладил ее по стройной шее.

— Старушка, — сказал он своей чалой лошади, — я думаю, меня поймали. Кажется, я по уши влюбился в этот степной цветок.

Леди засопела и тепло задышала ему в лицо. Она нагнула голову и ткнулась своими чувственными ноздрями в его плечо. Несколько коротких минут Том Бланхард был полностью счастлив. Потом он вспомнил о трех мужчинах, ради которых приехал сюда и которых ждет.

Его лицо вновь ожесточилось, плечи расправились. Три револьвера против одного. Нужно быть очень удачливым, чтобы пройти через такое столкновение, а везение не бывает вечным.

ГЛАВА 15

Когда Сид Блэкуэлл выезжал из ложбины между двумя холмами, его окликнули. Он сразу же остановил лошадь и обернулся.

Позади него появился Стив Триггер Джексон. Пыльный кустарник скрывал его. Подъезжая ближе, он держал поводья в левой руке, правая лежала на ручке револьвера.

— Ты чертовски неосторожен, Сид, — засмеялся черноволосый стрелок. — Один мой выстрел, и я бы получил твою часть карты. Тогда сорок тысяч пришлось бы делить лишь на четверых.

Блэкуэлл почувствовал, что у него на спине выступил холодный пот.

— Но ты же не убьешь старого друга, Триггер, правда? — попытался улыбнуться он.

Джексон громко засмеялся.

— Сорок тысяч кругляшей большая сумма для одного человека. Но если ее разделить на пять частей — то это будет не так уж много, а последняя зима была дорогой и длинной.

Блэкуэлл бросил на него веселый взгляд.

— Кто сказал, что мы должны делить на пять частей? Вполне достаточно разделить и на две части. — Он понизил голос. — Ты и я, Триггер! Ну, что ты об этом думаешь?

Джексон снова коснулся рукой своего револьвера.

— Это твое предложение?

Блэкуэлл тихо захихикал.

— Конечно. Стоит лишь потратить немного пороха и свинца. Потом мы заберем их карты, сложим их и достанем деньги.

— Сид, когда я сейчас смотрел в твою спину, мне в голову тоже пришла такая мысль, — согласился Джексон. — Зачем другим эти деньги? Харрис их сразу же проиграет, Счастливчик пропьет, а Бито спустит проституткам. Ты прав, им эти деньги ни к чему.

18
{"b":"11496","o":1}