ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сид, о чем ты думаешь? — голос Джексона прервал его мысли.

Блэкуэлл неопределенно махнул рукой.

— А, ни о чем. Я подумал только, как быть, если Чимарро и Харрис приедут, когда мы оба будем в доме. Может, тебе лучше остаться снаружи?

— Нет, Сид, — ответил Джексон жестко. — Я иду туда, куда и ты. Я не отступлю от тебя ни на шаг, пока сорок тысяч долларов не окажутся в наших руках.

ГЛАВА 16

В большом камине горел огонь, так как, несмотря на жаркие дни, ночами в этой горной местности было очень холодно.

Старик и девушка в мужской одежде сидели за столом и ужинали. Они испуганно посмотрели поверх тарелок, когда, звеня шпорами, в дом вошли два бандита.

Комната было большой, но бедно обставленной. Около камина был черный ход, который, видимо, вел в кухню. Оттуда шел запах крепкого кофе. Блэкуэлл остановился в дверях и глазами дал знак Джексону. Тот тут же пересек комнату и встал у стены за спиной обоих людей. Но встал он так, чтобы не терять Блэкуэлла из поля зрения.

— Мы ничего не сделаем вам, если вы не будете нам мешать, — сказал Блэкуэлл ледяным тоном. — Мы остановимся здесь только на один-два дня, а потом двинемся дальше.

Джексон прислонился к стене. Его глаза жадно смотрели на стройную фигуру девушки, которую не могла скрыть мужская одежда.

Дейв Хэлоу ответил:

— Добро пожаловать к нам. Мы живем так уединенно, что всегда Рады, когда здесь кто-то появляется.

— Когда мы покончим с нашим делом, вы, может быть, не будете так радоваться, — проворчал Джексон и подошел к девушке.

— Триггер! — предостерегающе крикнул Блэкуэлл.

—Да?

Джексон повернул голову и увидел, что рука Блэкуэлла уже наполовину вытащила револьвер. Он сразу повиновался.

— Ну хорошо, Сид. — Он вернулся к стене.

— Ждите нас на дороге, — сказал Блэкуэлл, — а потом мы тоже выйдем к вам. Я достаточно четко объяснил?

— Достаточно, — кивнул Дейв Хэлоу, и его седина заблестела в свете лампы. — Вы кого-нибудь ждете, сэр?

— Двоих мужчин, — ответил Блэкуэлл. — Собственно, они должны были приехать еще сегодня. Но они могут появиться и завтра — вероятно, едут издалека.

— Я думаю, один из ваших друзей уже прибыл, сэр, — сказал Хэлоу. Он кивнул в сторону двери. — Взгляните сюда!

Блэкуэлл резко повернул голову. В темном проеме появилась высокая фигура какого-то мужчины.

— Это ты, Харрис? — крикнул он.

Мужчина подошел ближе к лампе. В руке он держал тяжелый кольт сорок четвертого калибра. Дуло оружия немного колебалось: оно держало под прицелом сразу и Блэкуэлла, и Джексона.

— Харрис уже никогда не приедет, — сказал мужчина. — И Чимарро-Счастливчик тоже.

— Что? — проревел Блэкуэлл, но испуг уже сковал его тело.

Высокий, стройный мужчина у камина снял с голову шляпу и кинул ее на пол. Его голос был холоден:

— Ну? Ты уже забыл меня?

Глаза Блэкуэлла расширились. Он вспомнил незабываемую сцену: Додо, раненная им, опускается на землю, мужчина в голубом мундире пытается удержать ее.

— Лейтенант! — заикаясь, пробормотал он. Его спина покрылась гусиной кожей.

— Верно! Лейтенант, которого вы обесчестили! — резко сказал Бланхард. — Но игра продолжается. Это последняя станция, ребята. Вы умрете, как уже умерли Покер-Харрис и Чимарро-Счастливчик.

— Кончай его, Сид! — крикнул Джексон со своего места. — Вгони в него немного свинца!

Он мгновенно прыгнул в сторону. Еще в прыжке выхватил свой кольт из кобуры и выстрелил. Но невозможно выстрелить точно, если руки ни на что не опираются. Пуля Джексона попала в камин и разбросала искры огня.

— Ложись, Норма! — крикнул Бланхард.

Он выстрелил поверх стола и по звуку понял, что попал. Потом повернулся к Блэкуэллу, и в то же мгновение Блэкуэлл выстрелил.

Выстрелы прозвучали одновременно. Бланхард почувствовал, как что-то задело его волосы, но остался на ногах.

Сквозь клубы порохового дыма он увидел, как Блэкуэлл выронил свой кольт и застонал. Пуля попала в правое плечо бандита и раздробила кость. Из плеча Блэкуэлла сочилась кровь и стекала по руке.

Бланхард подошел к нему и откинул кольт Блэкуэлла носком сапога. За столом он увидел лежащего на полу Джексона. Лужа крови растекалась под его телом.

— Дейв, Норма! — сказал он тихим голосом. — Все кончено.

Дейв Хэлоу вылез из-под стола. Ворча, он вытащил за плечи тело Джексона.

— Нам нужен материал для перевязки и что-то, из чего можно было бы сделать шину, — сказал Бланхард девушке и показал на Блэкуэлла, скорчившегося на полу.

Четвертью часа позднее Блэкуэлл был уже перевязан, на раненую руку ему наложили шину.

— Теперь ему предстоит переход к форту Бран, — сказал Бланхард. — Дейв, дайте мне лассо.

Он связал Блэкуэллу ноги, прикрутил здоровую руку к телу и, наконец, надел петлю на шею.

— Ну, дружище, теперь мы немного побеседуем. Где сорок тысяч долларов армейских денег?

Блэкуэлл прикусил губы. Он испытывал страшную боль и поэтому был полон неистовой ярости.

— Это тебе придется узнать самому, проклятый янки!

— Правда? — Бланхард наигранно засмеялся. Он достал из кармана два листка и сложил их вместе. — План. Часть карты, на которой указано, где зарыты деньги. Остальные в карманах у тебя и твоего сообщника, который лежит мертвый перед столом. Будем спорить?

Глаза Блэкуэлла потемнели от злости.

— Зачем ты спрашиваешь, если тебе уже все известно?

— Я хотел, чтобы ты лишний раз подтвердил это, — засмеялся Бланхард.

Он обыскал Блэкуэлла и нашел третью часть карты. Блэкуэлл угрюмо смотрел перед собой. Наконец он заговорил:

— Ты никогда не найдешь денег, слышишь, так как еще не приехал пятый, Бито Маклин. Он не так глуп, чтобы угодить тебе в руки.

— Нет, он уже никому не попадется в руки, — сказал Бланхард равнодушно. — Я наблюдал за вами целый день и видел, как вы прикончили его. Вы хотите казаться хитрыми, но не можете — мысли о больших деньгах ослепили вас.

Он кивнул Хэлоу:

— Дейв, вы можете осмотреть карманы другого? Там должны быть два таких же листка.

Хэлоу кивнул и подошел к трупу Джексона. Через несколько минут он положил на стол перед Бланхардом два последних кусочка карты.

Блэкуэлл заскрипел зубами с досады.

— Будь ты проклят! Будь ты проклят!

Бланхард терпеливо двигал по столу кусочки карты, пытаясь правильно соединить их. Как военного, его когда-то обучали читать карты. Морща брови, он изучал отдельные куски.

— Это горы Сан-Андрес. Ну, завтра мы отправимся туда и достанем деньги.

— Я ранен! — возразил Блэкуэлл. — Дальняя дорога убьет меня. Мне нужен врач!

Бланхард холодно посмотрел на него:

— Ты получишь врача в форте Бран и не умрешь. Я видел на воине мужчин, которые ездили в седле с ранами потяжелее твоей. — Он заговорил резко и горько: — Ты не забыл, что вы сделали мне? Я мечтал пристрелить каждого из вас, как бешеную собаку. И ты кажется, принудишь меня сделать это. Завтра ты поедешь со мной в Сан-Андрес и покажешь, где зарыты деньги, или я привязываю другой конец лассо к хвосту моей лошади.

Блэкуэлл опустил голову. Он понял, что он конченый человек.

Силы покинули его. Все было задумано так хорошо. Он подумал обо всем: о гонениях правительства, о шерифе, о телеграфе. Но о человеке, стоявшем сейчас перед ним, забыл. Об офицере, обесчещенном им. И этот человек, которого он никак не принимал во внимание, пришел и разрушил все его планы.

Поздно вечером Бланхард вышел из дома, прислонился к еще теплой от дневного солнца стене и посмотрел на сверкающие звезды. Его мысли вернулись к длинной, длинной дороге.

Из темноты появилась Норма Хэлоу и подошла к нему. Их руки встретились.

— Ты вернешься, Том? Или скоро забудешь меня?

Он нагнулся и нежно поцеловал ее в мягкие теплые губы.

— Однажды, Норма, ты снова увидишь меня здесь.

Она наклонила голову ему на плечо. Он почувствовал, как пахнут ее волосы. Это был запах мяты и дикого шалфея — запах дикой степи.

20
{"b":"11496","o":1}