ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я сделаю все, что вы мне прикажете, — сказал мужчина. На лбу его выступили мелкие капли пота.

— Ни одной ошибки, или вы в этом раскаетесь! — предупредил Джексон и вышел.

Чимарро-Счастливчик и Харрис как раз напоили своих лошадей и отвели их за дом от чужих глаз. Блэкуэлл вошел в салун, где все еще сидела Додо.

— Додо, сокровище! — Он остановился позади нее и положил ей на плечо руку.

Женщина повернула голову и посмотрела ему в лицо. Две морщины легли на ее лоб.

— Ты говоришь со мной таким тоном, когда желаешь что-то скрыть от меня. Что случилось, Сид?

Блэкуэлл пододвинул себе стул и сел… Он сказал:

— Ну, Додо, почему ты так недоверчива?

Ее бровь поднялась.

— Ты не говоришь мне, зачем я вам нужна, Сид. И все же, что я должна сделать для тебя?

— Офицер, — протянул Блэкуэлл. — Помнишь о нем? Ты сказала, что он иногда заходит в ресторан. Он может представить для нас большие затруднения. Все люди мне нужны снаружи. Ты должна… гм… позаботиться о том, чтобы он не смог выйти из дома. Сделаешь это ради меня?

Она плотно сжала губы, ее и так бледное лицо побледнело еще больше:

— Убийство, Сид?

Блэкуэлл засмеялся:

— Кто говорит об убийстве, мой ангел? Останови его! Как ты это можешь, своими прелестями.

Додо отрицательно покачала головой:

— Нет, Сид! — Голос ее задрожал. — Я подала тебе идею и больше ничего не могу для тебя сделать. Женщины не годятся для стрельбы.

— Действительно нет? — Блэкуэлл нагнулся вперед, его упрямые глаза сверлили девушку. — Я очень хорошо помню мужчину, которого ты прихлопнула в Кэмп-Сэрли — из своего «Деринджера», который ты носишь за подвязкой. И я готов держать пари, что эта прекрасная вещица все еще находится на своем прежнем месте.

Додо сжала кулаки, глаза ее загорелись:

— Он подошел ко мне слишком близко! Это был отвратительный пьяный идиот…

— Убийство остается убийством, мое сокровище! — засмеялся Блэкуэлл. — Как ты думаешь, что произойдет, когда военные власти в Кэмп-Сэрли получат известие, где надо искать убийцу сержанта янки?

Додо низко опустила голову.

— Сид, ты подлец, — прошептала она срывающимся голосом.

Блэкуэлл поднял руку и погладил ее волосы. Все, что он делал, было точно и холодно рассчитано.

— Ты можешь никогда не бояться меня, Додо, дорогая, если еще раз поможешь мне.

Новая надежда мелькнула в ее глазах.

— Тогда ты женишься на мне, Сид?

— Разве я говорил когда-нибудь обратное? Мы спрячемся и подождем, пока это дело не затихнет. Тогда мы возьмем свою долю и уедем на Запад, где нас никто не знает. Ты выберешься из этой грязи, тебе больше не нужно будет петь для этих пьяных, глазеющих на тебя парней. Скоро у тебя будет свой домашний очаг. Ну, что ты на это скажешь?

Взгляд Додо наполнился тоской, жесткие складки у рта исчезли все лицо обмякло.

— Это было бы прекрасно, Сид. Это было бы то, о чем я мечтала все эти годы.

— Порядок! Тогда сделай это для своего же счастья, мой ангел.

В салун, отряхивая о колено пыльную шляпу, вошел Чимарро-Счастливчик.

—Лошади подготовлены, Сид, — доложил он.

— Отлично. А где Покер-Харрис?

— Присматривает за лошадьми, чтобы они не смогли освободиться и убежать.

— Хорошо. Подойди потом ко мне. Это не может долго продолжаться.

Блэкуэлл снова встал в дверях. Взгляд его стал отталкивающим.

— Я надеюсь, ты понимаешь, девочка, что произойдет после всего этого. Я очень надеюсь на тебя, мое сокровище.

Счастливчик уже ушел вперед. Его крик прорвался даже сквозь закрытые двери:

— Бито прискакал!

Блэкуэлл спешно вышел. Маклин на бешеной скорости спускался с холма. Он выпрыгнул из седла на ходу, но сразу встал на ноги.

— Дилижанс! — махнув рукой, указал он на пыльный столб, появившийся на севере. — Это они! Скоро они будут здесь!

Блэкуэлл широко расставил ноги. Волчий оскал появился на его губах.

— Это едут большие деньги, ребята! Теперь отправляйтесь по своим местам. Ждите, пока я не дам вам знака, а тогда стреляйте в них как черти!

ГЛАВА 3

Лейтенант Том Бланхард привстал в стременах и оглянулся через плечо.

Позади него на длинном подъеме тяжело поднималась карета Оверлендской почтовой линии. Солдат с тремя желтыми нашивками сержанта на рукаве своей шерстяной рубашки ехал перед фургоном, двое других скакали справа и слева от него, и еще двое оставались в арьергарде. Бланхард отметил про себя, что пять человек прикрытия — это все-таки очень мало для транспорта с сорока тысячами серебряных долларов. Армия, видимо, доверяла населению, побежденному солдатами в голубых мундирах северных штатов.

Конь Бланхарда взобрался на вершину холма и остановился.

Дорога, спускаясь, уходила в пыльную даль, в конце которой лежал Колумбус. Бланхард облегченно вздохнул, когда подумал об этом.

От его рубашки шел неприятный запах пота, борода и усы были покрыты песчаной пылью. В Колумбусе будет вода, привал и ресторанчик с девушкой по имени Додо, которая смотрела на него манящими глазами, когда он последний раз был в этом городе.

Сзади раздался резкий крик кучера, подбадривающего утомленную упряжку. Пыль встала плотным облаком, когда фургон достиг вершины и начал спускаться на равнину.

Четвертью часа позже отряд въехал в Колумбус и остановился перед салуном. Бланхард сделал знак спешиться и соскочил с седла. Он слышал, как кучер разговаривал с агентом линии:

— Ты сегодня плохо выглядишь, Майк. Тебе нехорошо?

— Ничего, — ответил агент и занялся подготовкой новой упряжки.

Бланхард сделал знак сержанту:

— Хайнес, отведите лошадей к колодцу и напоите. Люди должны отдохнуть, их фляги — наполниться. Мы отправимся, как всегда, через четверть часа.

Сержант Хайнес приложил правую руку к полям своей шляпы.

— Есть, сэр. А где мне искать вас, сэр?

— Вам не придется искать меня, — возразил Бланхард, ухмыляясь, и передал своего коня одному из солдат.

Хайнес понизил голос. Он считал, что, как старый служака, может разговаривать с молодым офицером своей части таким тоном.

— Вы идете к этой женщине, сэр? Лучше бы вы не ходили к ней, сэр.

— Что это означает? — резко спросил Бланхард. — Что, черт возьми, дает вам право вмешиваться в мои личные дела, Хайнес?

— Мне кажется, я уже встречался однажды с этой женщиной, сэр, — прошептал сержант. — Это было в Кэмп-Сэрли. Тогда убили одного нашего человека, и вскоре после этого она исчезла. У меня нет доказательств, но я думаю, что это сделала она. Не ходите к ней, сэр.

— Хайнес, я уже достаточно взрослый, чтобы самому позаботиться о себе! — ответил лейтенант и повернулся.

Он пересек улицу и вошел в салун. Додо стояла, опираясь на стойку бара.

— Хэлло, лейтенант! — прозвучал ее хриплый голос.

Бланхард подошел к ней. Он увидел бледность ее лица и тени под глазами. Ну да, сегодня чертовски жаркий день.

— Добрый день, мисс Додо!

Он снял шляпу, так как был джентльменом и всегда оставался им с женщинами — даже с теми, которые зарабатывали себе на жизнь в сомнительных ресторанчиках.

— А где Сэм?

— Он лег, ему нездоровится, — быстро ответила Додо. — Хотите выпить, лейтенант? Я могу налить вам.

— Отлично, — кивнул Бланхард. — Но не надо виски. Лучше пива. виски утомляет, а нам предстоит дальняя дорога.

— Я хочу спросить, — прошептала женщина, наливая стакан, — как армия может перевозить такие ценности, отправляя при них только одного офицера с пятью солдатами?

Бланхард рассмеялся и взял стакан из ее рук. Его пальцы ощутили биение ее сердца.

— На это я, к сожалению, ничего не могу ответить, мисс Додо Военная тайна, понимаете?

Додо приблизилась и встала перед ним.

— Вечно эти мужчины с их военными тайнами, — пробормотала она.

Бланхард уже чувствовал тепло ее близкого тела. Он был еще молод и неравнодушен к женской красоте, а Додо была девушкой в его вкусе. Он представил себе, как она будет выглядеть, если приоденется, подкрасит губы и уложит волосы. Тогда она, наверное сможет соперничать со всеми теми надменными женами офицеров, которых ему довелось видеть за время службы.

3
{"b":"11496","o":1}