ЛитМир - Электронная Библиотека

Как издалека донесся до него ее голос и прервал течение его мыслей:

— Почему же вы не пьете, лейтенант?

Бланхард покраснел и поднес стакан к губам, и в эту секунду на улице раздался выстрел.

За первым выстрелом мгновенно последовал второй. Какую-то долю секунды стояла тишина, затем звуки выстрелов вновь загрохотали вдоль улицы.

Бланхард отбросил стакан. Он разбился о землю, пиво брызнуло на его запыленные сапоги. Сквозь треск выстрелов он услышал ревущий голос сержанта Хайнеса:

— Мистер Бланхард! На помощь, сэр!..

Бланхард сделал прыжок к двери и остановился как вкопанный, почувствовав, как что-то жесткое прижали к его спине.

— Додо? — спросил он через плечо.

Громкий, насмешливый, нервный смех женщины был ответом ему.

— Стойте, лейтенант! Не вынуждайте меня вогнать в вас порцию свинца.

Для Бланхарда это было равносильно увесистому удару дубинкой по голове. Он медленно повернулся и увидел направленный на него двуствольный «Деринджер» Додо. Во рту у него пересохло, холодок пробежал по спине.

— Додо, ты не сделаешь этого! — пробормотал он, задыхаясь.

Резкий смех показался ему стуком гвоздей, забиваемых в крышку гроба.

Попытавшись обернуться, он почувствовал, как она прижала дуло «Деринджера» ему между лопаток. И так, с пистолетом за спиной, прислонившись к стене, он сквозь грязное окно должен был наблюдать, как снаружи завершалась кровавая драма.

Двое его людей без признаков жизни лежали около колодца У него на виду, их руки вцепились в землю. Эта поза смерти была достаточно хорошо ему знакома, чтобы он мог сказать, что Левис и Доноган никогда не вернутся к жизни, — они уже перешагнули порог, именуемый смертью.

Хайнес стоял на коленях за корытом у колодца и вел огонь из своего револьвера по кому-то на крыше дома, невидимому для Бланхарда. Голос старого сержанта вновь прокатился вверх и вниз по улице:

— Лейтенант Бланхард! Где вы, сэр? Помогите же нам, сэр!

Бланхард задрожал. Кулаки его машинально сжимались и разжимались. Над самым его ухом прошептал женский голос:

— Не стоит, лейтенант! Оставайтесь спокойным несмотря ни на что, и ни один волос не упадет с вашей головы.

Бланхард застонал. Он прижался лбом к оконному стеклу. Свободная кавалерийская лошадь промчалась снаружи мимо него, подняв столб пыли. Потом он увидел Шеридана и капрала Уолкера, шедших в прорыв. Стремя в стремя скакали они к верхнему выходу из города. Бланхард молил небо, чтобы они ускользнули. Уже казалось, что они проскочили, но тут вдоль улицы прогрохотала новая серия выстрелов. Оба кавалериста, как куклы, вывалились из седел и опрокинулись в пыль. Их лошади с пустыми седлами и волочащимися по земле стременами умчались прочь.

Теперь огонь со всех четырех сторон сосредоточился на колодце, за которым все еще стоял на коленях Хайнес. Старый сержант, ветеран несчетного числа боев, все еще сражался. Он тщательно удерживался под прикрытием, и его револьвер постоянно извергал дым и красные огни.

По всей улице плыл пороховой дым, и грохот выстрелов эхом отдавался между домами. В конце улицы появился всадник, который выстрелил из своего карабина по колодцу и снова исчез за стеной порохового дыма и клубящейся пыли.

Бланхард наблюдал, как правее укрытия Хайнеса пули пропахивали мягкую землю.

У Хайнеса не оставалось теперь ни одного шанса. С четырех сторон свинцовые пальцы смерти тянулись к нему. Встреча с ней стала лишь вопросом времени.

Холодный пот выступил у Тома Бланхарда между лопаток и каскадом покатил вниз. Он сжал кулаки, распрямил спину. Все жизненные инстинкты проснулись в нем. Он напряг все мускулы, подогнул колени, собираясь отпрыгнуть в сторону.

Сзади раздался выстрел, громкий, как будто грянул гром в закрытом помещении. Этот звук оглушил его, что-то раскаленное скользнуло по его щеке и пробило оконную раму рядом с его головой.

— Это было всего лишь предупреждение, лейтенант! — прошипела ему Додо. — И не советую еще раз искушать меня. У меня есть еще одна пуля в стволе — и я не промахнусь.

Все силы покинули Бланхарда. Он опустил руки и опять прислонился к стене. Он проиграл. Как только он предпримет что-нибудь, женщина застрелит его. Если же он ничего не сделает, то ему придется, видимо, предстать перед полевым судом.

— Почему, черт возьми, вы не застрелите меня? — спросил он через плечо.

Додо, помолчав, ответила:

— Возможно, потому, что вы мне нравитесь, лейтенант. То, что я сейчас делаю, я делаю неохотно. Но я все же убью вас, если попытаетесь бежать и напасть на моих людей со спины.

— Ваших людей? — Бланхард был поражен. Презрение в его голосе исчезло. — Так вы убийца?!

— Одна из них, — мрачно ответила Додо. — Там мой друг. Он обещал жениться на мне. Только из-за него я влезла в эту грязь лейтенант. Теперь вы понимаете, почему я должна делать все это?

Бланхард задумался. Перестрелка снаружи на время затихла За колодцем шло какое-то скрытое движение — значит, Хайнес был еще жив. Внезапно он вспомнил, что сержант говорил ему о Додо.

— Ты была однажды в Кэмп-Сэрли? — спросил он.

— Да, — ответила она прямо.

— И ты убила там одного человека? Сержанта оккупационной армии?

— Я убила пьяную, злобную свинью, которая пыталась сорвать с меня платье! — крикнула Додо запальчиво. — Он ведь был янки, а я всего лишь девушка легкого поведения с побежденного Юга. Никто не поверил бы мне, и потому я должна была скрыться.

— Я верю тебе, Додо, — сказал Бланхард. — И я обещаю, что помогу тебе, если ты дашь мне шанс вырваться отсюда и продолжить борьбу.

Она все еще стояла позади него, и он не мог видеть ее лица. Но он чувствовал ее жаркое дыхание, достигавшее его затылка. И еще он чувствовал дуло ее пистолета между лопаток.

— Ну? — спросил он быстро.

— Слишком трудно, лейтенант, — прошептала она. — Если я отпущу тебя, ты погибнешь, как и другие, и тогда Сид не пощадит и меня.

— Кто это — Сид?

— Мужчина, который обещал жениться на мне, когда все это кончится Мы знали о деньгах, что переправляли с почтовым фургоном. Они были необходимы нам, чтобы начать новую жизнь где-нибудь на Западе.

— Жизнь, в основе которой лежат убийства и насилия, Додо?

— Чего ты хочешь? — Голос Додо зазвучал вдруг резко и холодно. — Это только ваша вина. Почему янки столь легкомысленны, что отправляют сорок тысяч долларов в обычном почтовом дилижансе?

Бланхард знал: все, что он скажет сейчас, бесполезно, но, несмотря на это, решил совершить последнюю попытку.

— Додо, я помогу тебе вернуться к нормальной жизни, если ты промахнешься, когда я буду уходить. Это справедливое предложение. Согласна?

— Нет, лейтенант, нет!

В это время с улицы снова донесся крик сержанта Хайнеса:

— Мистер Бланхард! Вы меня слышите? Где вы, сэр? Подайте же знак!

Ответом был выстрел с крыши, пропахавший землю за колодцем. Потом раздался хриплый крик:

— Мы отсюда не можем застрелить этого парня! Теперь твоя очередь, Триггер!

Бланхард с широко раскрытыми глазами наблюдал, как открылась дверь здания почты и из нее вышли служащий линии и кучер. Оба стояли с поднятыми руками, мертвенно-бледные лица их блестели от выступившего пота. Позади них появился силуэт стройного мужчины.

— Внимание, Хайнес! — хотел уже крикнуть Бланхард, но только хриплое шипение смогло вырваться из его горла.

Хайнес проиграл. Он не мог достать бандитов, которые прикрывались своими пленниками как щитами. Если Хайнес начнет стрелять, он непременно попадет в обоих беззащитных и ни в чем не повинных людей.

Мысли Бланхарда подошли к этому и оборвались. На улице грянул выстрел. Один-единственный выстрел…

Бланхард услышал глухой удар пули. Сержант Хайнес стремительно кинулся из-за колодца к лошади, метавшейся в тесном пространстве между домами.

Для сержанта это была последняя возможность уйти от кровавой расправы. Но он ошибся. Эта попытка была обречена на провал, еще не начавшись.

4
{"b":"11496","o":1}