ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва Хайнес покинул свое прикрытие, раздался залп из четырех карабинов.

Сержант остановился. Он выстрелил из своего револьвера по невидимой для Бланхарда цели, повернулся, выстрелил еще раз и медленно осел на землю. Лицо его уткнулось в пыль, которая мгновенно потемнела от крови.

Все сразу изменилось. Появились мужчины в серых мундирах южан. Один из них, высокий, худощавый парень со светлыми волосами, что-то приказал хриплым голосом.

Раздались еще два выстрела. Два последних выстрела, завершивших эту кровавую драму. Том Бланхард с расширенными от ужаса глазами наблюдал, как почтовый агент и кучер медленно повернулись на подкосившихся ногах и осели на землю.

Позади них появился человек, выгнавший Хайнеса из его убежища, — стройный черноволосый мужчина с загорелым лицом и кошачьей походкой. Убийца продул ствол своего кольта и сунул его в кобуру, низко висящую на бедре. Затем он невозмутимо приподнял тело своей жертвы.

Бланхард почувствовал, что сердце застучало как молот. Это значило, что он еще может бороться. То, что произошло, было подлым, хладнокровным убийством. Убийством двух человек, которые Даже на секунду не задумывались о защите.

Его внимание остановилось на лице темноволосого убийцы. Оно оставило в памяти неизгладимый след. Теперь он никогда не забудет его до конца своих дней.

Все его спутники погибли, только он оставался в живых. Его найдут и привлекут к ответственности — одного за всех, или он погибнет до этого.

Внезапно Том Бланхард понял: пощада для него равносильна смерти. Его офицерская карьера закончена. Он не выполнил присягу как раз тогда, когда его отряд так нуждался в нем. Если он останется в живых, его осудит трибунал.

Зачем они оставили его в живых?

ГЛАВА 4

Сид Блэкуэлл торопил своих людей.

— Чимарро-Счастливчик, приведи лошадей! Бито, Харрис — в фургон! Ищите ящик для денег!

Он повернулся, услыхав шаги Триггера Джексона. Глубокая складка появилась между его бровей.

— Зачем ты убил этих двух парней, Триггер?

— Свиней-янки! — Джексон сплюнул. — Они пришли под защитой своей армии и хотят высосать из нас все до мозга костей. Мы поступили с ними еще не слишком жестоко.

— Я не особенно церемонюсь, — проворчал Блэкуэлл, — но я все же против бессмысленных убийств. Эти парни не были опасны для нас. Ты убил их просто для того, чтобы пролить чью-то кровь.

Джексон засмеялся:

— Ну и что? Тех двоих было уже достаточно, чтобы повесить нас.

Блэкуэлл поморщился, но ничего не сказал.

Из фургона раздался голос Маклина:

— Мы нашли, Сид!

— Несите наружу! — крикнул Блэкуэлл. В его глазах загорелись алчные огоньки.

Покер-Харрис и Маклин вытащили ящик из фургона и с глухим грохотом поволокли по пыли. Блэкуэлл достал свой кольт, взвел курок и дважды выстрелил. После этого он носком сапога откинул крышку ящика. Перед его глазами сверкали сорок тысяч блестящих серебряных долларов.

Харрис застонал. Маклин приглушенно хихикал. Счастливчик, который только что привел лошадей, громко смеялся. Джексон встал на колени и запустил обе руки в груду монет.

— Дьявольски приятное занятие так вот рыться в деньгах.

— Триггер, встань! — холодно сказал Блэкуэлл.

Джексон поднял голову и заметил в его глазах холодный блеск.

— Хорошо, Сид! — Он встал.

— Мешок сюда! — скомандовал Блэкуэлл. — Торопитесь, ребята! Мы извели порядочное количество пороха, и, если где-нибудь поблизости был патруль янки, он мог услышать выстрелы и теперь захочет посмотреть, что здесь произошло.

Пока Маклин и Счастливчик приторочивали к седлам большую веревочную сетку, Харрис выгреб из сундука деньги. Джексон заменил расстрелянные патроны в своем кольте. Потом он заглянул в салун.

— Что мы сделаем с лейтенантом, Сид?

— У Додо он в хороших руках, — ответил Блэкуэлл, ухмыляясь.

Джексон как бы играючи взял свой револьвер и погладил его по мерцающему вороненому стволу.

— Может, лучше застрелить его, амиго?

— Ни в коем случае — за нас это сделает армия янки. Этот человек уже практически мертв.

— Понимаю, — засмеялся Джексон. — Ты думаешь, его будут судить?

— Конечно. Он струсил и дал разграбить сорок тысяч долларов из армейской казны. Это тяжелый удар для голубых мундиров. Либо его поставят к стенке, либо выгонят со службы. Что бы ни произошло, он человек конченый.

— А Додо? — спросил Джексон лукаво. — Она же виснет на тебе, как репейник. Она желает выйти за тебя замуж.

— Она желает, а я нет, — улыбнулся Блэкуэлл. — Это только мое дело, Триггер.

Он повернулся к другим:

— Готовы, ребята? Давайте сюда лошадей. Нам уже пора исчезнуть.

Банда уселась в седла. У каждого из пяти мужчин к седлу был приторочен тяжелый позванивающий мешок. Блэкуэлл махнул рукой, и они тронулись.

В то мгновение, когда Блэкуэлл пришпорил свою лошадь, дверь салуна открылась и на пороге появилась Додо, борющаяся с человеком в голубом мундире, которого она пыталась удержать в доме.

— Сид! — Ее голос прокатился по залитой солнцем улице. — Где же твое обещание?

Блэкуэлл придержал свою лошадь и нахмурил лоб. Остальные мчались уже далеко, а лейтенант еще только доставал свое оружие.

— Сейчас у меня нет времени для тебя, девочка. — Он прищелкнул языком. — Жди, ты еще услышишь обо мне.

— Нет, Сид, нет! — закричала женщина.

Она освободилась от рук Бланхарда и ухватилась за поводья его лошади.

— Ты не уйдешь от меня так просто! Тебе придется взять меня с собой, слышишь?

Блэкуэлл пришпорил свою лошадь. Она встала на дыбы, а опустившись, боком задела Додо, повалив ее в пыль.

— С дороги, дура! — проревел Блэкуэлл и, пригнувшись к седлу, достал свой револьвер. Его лошадь перепрыгнула через распростертую женщину.

Додо поднялась на ноги. Ее лицо не выражало ничего, кроме ненависти. Она достала свой «Дерринджер» и начала стрелять по Удалявшемуся Блэкуэллу.

Бандит услышал свист пролетевшей пули и обернулся. Револьвер взорвался пламенем в его руке. Додо была тяжело ранена в грудь. Она пошатнулась и упала к ногам Бланхарда — и в то же мгновение лейтенант выхватил свое оружие из кобуры.

Блэкуэлл выстрелил еще дважды, и Бланхард повернул тело Додо, прикрываясь им. Внезапно лошадь бандита понесла, и они исчезли.

Бланхард вскочил. В бессильной ярости он разрядил барабан своего револьвера в пыль, поднявшуюся на дороге, по которой умчались убийцы, — хотя понимал, что ни одна пуля уже не сможет достать их.

Он опустил оружие. Додо лежала перед ним. Платье на ее груди окрашивалось в красный цвет. На ее лицо уже легла тень смерти.

— Додо! — Он почти выкрикнул ее имя. — Кто были эти люди? Где мне их искать?

Губы Додо приоткрылись. Из уголка рта сочилась кровь. Ее глаза были закрыты, только подрагивали веки.

— Ранчо Дрейненов, — прошептала она и умерла.

Бланхард поднялся. Он увидел, что из окружающих домов выходят и собираются перешептывающимися группами мужчины. Застреленные все еще лежали так же, как упали: Хайнес, четыре солдата, служащий почтового агентства с кучером. Между стенами домов стоял пороховой чад, и приторный запах недавно пролитой крови растекался в жарком воздухе.

Один мужчина отделился от остальных и подошел к Бланхарду. Мрачным взором он уставился на офицера.

— Где вы были, когда поднялась стрельба, лейтенант?

Бланхард почувствовал в его голосе ужасное подозрение. Он понял, что, где бы он ни был, это подозрение всегда будет преследовать его. За его спиной будут шептать: «Предатель», «Трус»…

— Я был в салуне, — громко сказал он.

— А почему же вы не вышли и не помогли своим людям?

— Я не мог. — Бланхард показал рукой на мертвую женщину. Она стояла у меня за спиной, держа свой «Дерринджер» у меня между лопаток. Она была заодно с бандитами. — Он почувствовал, что его объяснения звучат неубедительно.

Мужчина горько засмеялся:

5
{"b":"11496","o":1}