ЛитМир - Электронная Библиотека

От пестрых фонарей мгла над одним из кварталов отливала красным, грязь искрилась. Бланхард услышал шум многих голосов, громкие выкрики мужчин и мягкие ответы женщин. Он повернулся и пошел назад по улице.

В одном тихом квартале он нашел дешевый отель и снял в нем комнату. Там он умылся, побрился, сменил рубашку и поднялся в столовую, где заказал небольшой ужин. На следующее утро он пошел на почту.

Оказалось, что письмо от Хейскела ждет его уже три недели. Бланхард нетерпеливо вскрыл его, отошел в угол и стал читать.

«Я узнал кое-что, что может тебя заинтересовать. Есть два брата Хиро и Метт Дрейнены, которым принадлежит ранчо севернее Лиано-Эсмерадо, вблизи Мулеша на Дабл-Маунтин-Форк. Во время войны они были в кавалерии у Смоневилля Джексона. Говорят, что они занимались и грязными делами. Это лучше проверить тебе самому. Как ты знаешь, Мулеш лежит в трех днях езды от форта Самнер…»

Бланхард поднял голову.

Пятеро всадников в Колумбусе были в мундирах конфедератской кавалерии. Весьма возможно, что во время войны они были в одном полку с Дрейненами. Это была ниточка — самый кончик ниточки. Но она могла и оборваться.

Бланхард стал читать дальше:

«Я был еще раз в Колумбусе. Хаустон, владелец того салуна, узнал одного из бандитов. Хаустон раньше работал на пароходе на Миссисипи и встречал там этого парня. Он говорит, что его зовут Покер-Харрис. Хаустон совершенно надежен. И еще, дружище: Хаустон слышал от друзей, что Харриса недавно видели вблизи форта Самнер! Это парень шести футов роста, худой, с прыщавым лицом, светлыми волосами и шрамом на левой руке. Будь осторожен, когда встретишь этого малого!»

Бланхард почувствовал, как кровь пульсирует в его висках.

— Добрый Хенк! — прошептал он, прочитав письмо. Потом вышел из почтовой конторы и остановился на свежем воздухе. Его глаза настороженно прошли вверх и вниз по улице.

В это раннее утро в городе стояла тишина. В пивной сидели двое бородатых погонщиков мулов, сквозь тучи проглянуло октябрьское солнце. Пар поднимался между домами, и черная грязь превращалась в пыль.

«Покер-Харрис! — подумал Бланхард. — Вблизи от форта Самнер. Значит, он должен быть в городе. Игроки обычно ведут ночную жизнь в салунах и казино. Но он, видимо, и спит где-то в глухих переулках. А снаружи форта Самнер нет больших поселков».

Он поправил рукой пояс, опустившийся под тяжестью висевшего у правой руки револьвера. Днем ему нечего было делать, но, как только над кварталами развлечений зажгутся фонари, начнется его работа.

Как высеченное топором, в его памяти стояло описание Харриса, Данное Хейскелом: шесть футов роста, худой, светлые волосы, прыщавое лицо. Как особая примета — рубец на левой руке.

Если Харрис в форте Самнер, он его найдет.

Что произойдет тогда? Должен ли он его убить?

Нет! Харрис выведет его на остальных членов банды! На того Человека, которого звали Сидом и который должен был жениться на Додо, и на сорок тысяч армейских денег.

Итак, Харрис не должен умереть. Наоборот, он должен уберечь его. Он должен следовать за ним по пятам, выжидая, пока однажды Харрис не ошибется, — и тогда счастье улыбнется ему.

Бланхард потянулся. Он чувствовал себя как пловец, который после долгого плаванья наконец увидел землю. Пусть расплывчато, но она уже вырисовывалась сквозь туманную дымку. Часы томительного ожидания прошли.

Он вернулся в свой отель, смазал оружие и убрал его. Около полудня он отправился изучать город, чтобы лучше знать территорию, на которой, возможно, ему очень скоро придется вести упорную борьбу. Потом пошел на конюшню к Леди.

Там он дал конюху пять долларов, приказав держать лошадь постоянно наготове к выступлению. Конюх принял деньги с совершенно безразличным видом и не задал никаких вопросов. Желание быстро и незаметно исчезнуть становилось здесь обычным явлением. Говорить об этом было опасно — на Западе полностью оправдывалась поговорка, что молчание — золото. Выбирать — говорить или молчать — значило выбирать между жизнью и смертью. Болтуны умирали быстро.

В гостинице Бланхард упаковал свои вещи. Но он еще не знал, когда и где найдет Покер-Харриса, и поэтому оставил номер за собой.

Он достал колоду карт, сел за стол и попытался вспомнить все карточные игры и трюки, которые мог показать в игре. Пальцы его работали с картами искусно и быстро. За длинные ночи во время войны, за многие вечера в офицерской квартире он сыграл немало острых партий. Если он чего-то и не знал в карточной игре, то вряд ли это знали другие.

Потом он лег на кровать и закурил. Казалось, день не хотел кончаться. Часы тянулись как вечность, море времени уходило по капле. Но, наконец, закат окрасил грязь маленьких оконных стекол в розовые тона, а чуть позднее небо потемнело, все краски и контуры расплылись.

Бланхард встал. Он надел пояс и пристегнул справа револьвер. Затем нащупал рукой оружие и проверил, как легко его можно будет достать, если придется стрелять.

Он взял с собой и второй револьвер, короткоствольный кольт сорок первого калибра. Это карманное оружие пользовалось особым успехом у агентов больших почтовых фирм, перевозящих ценные грузы. Короткий ствол позволял быстро достать его, а в крайнем случае вести огонь сквозь одежду.

Бланхард положил кольт в карман брюк, где он был скрыт пиджаком. Потушил лампу и спустился в столовую. Там немного поел, так как не знал, что придется делать ночью. Может быть, в него будут стрелять. А человек, получивший пулю в живот, имеет шансы спастись, если он ел мало.

Когда в квартале развлечений зажглись огни и раздались голоса шатающейся публики, он вышел на улицу. Кольт в кобуре терся о его бедро, а короткоствольный револьвер прижимался к животу. Бланхард шел сквозь толпу бородатых смеющихся, болтающих и кричащих людей. Он заходил в одно казино за другим, останавливался у столов, вглядывался в игроков и снова выходил, не находя того, кого искал.

Около полуночи шум пошел на убыль, а в два часа Бланхард пошел назад. Он был так уверен, что встретит сегодня Харриса, что разочарование поразило его как болезнь. Когда же он теперь найдет его, этого призрачного всадника?

Он вспомнил весь длинный путь, лежавший позади. За все многие мили, проведенные им в седле, он ни разу не напал на след своих врагов. Казалось, что сегодня он уже достиг цели, но удача ушла от него, как песок сквозь пальцы. Усталость после долгих проведенных без сна часов сковала его. Он пересек темный переулок, вливавшийся в главную улицу. Почти все фонари уже погасили. Гулкое эхо, разбуженное его сапогами, бежало впереди и позади него.

Из небольшого кабаре, подъезд которого освещался тусклым фонарем, вышел мужчина и начал рыться в кармане своего пиджака. Бланхард уже хотел пройти мимо, но мужчина неожиданно спросил его:

— Огня не найдется?

Он встал и обернулся. Мужчина стоял перед ним, держа между пальцами тонкую черную сигару. Широкополая шляпа затеняла его лицо, длинный пиджак скрывал фигуру. Он видел лишь, что этот человек высокого роста и, видимо, строен.

Бланхард автоматически полез в карман, достал спички, зажег одну и протянул незнакомцу. Его лицо наклонилось вперед, одна рука придерживала конец сигары. И в это мгновение Бланхард вздрогнул от пронзившей его мысли.

На тыльной стороне руки, державшей сигару, был виден темно-красный тонкий рубец.

ГЛАВА 8

Около секунды Бланхард стоял как оглушенный. Спичка догорела до конца, обожгла ему пальцы, и, лишь ощутив боль, он пришел в себя.

Указав большим пальцем на кабаре, он спросил:

— Играли, да?

Незнакомец засмеялся. Он затянулся сигарой, и разгоревшийся красный огонек на какую-то долю секунды осветил его бледное прыщавое лицо.

— Как это вы угадали?

— По вашей одежде, — ответил Бланхард.

— Да, видно, человек не может вылезти из своей кожи, — согласился незнакомец. — Я люблю игру.

Рукой с зажатой между пальцами сигарой он сделал презрительный жест в сторону квартала развлечений.

8
{"b":"11496","o":1}