ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рассчитывала, что пробудет у подруги недолго, но обсуждение событий за последние несколько дней затянулось. Милли по ходу изложения фактов задавала уточняющие вопросы, на которые Фредерика обстоятельно отвечала. В итоге оказалось, что мисс Милликен выяснила почти все, что ей требовалось. Во всяком случае, о противоречивых чувствах Фредерики по отношению к лорду Сибруку она имела полное представление. Фредерика поведала то, что и не намеревалась рассказывать.

– Милли, объясни, почему в его присутствии я становлюсь сама не своя? – спросила Фредерика с нескрываемым раздражением. – Ты прекрасно знаешь, что у меня не так уж много знакомых джентльменов, и если мой первый опыт более тесного, скажем так, общения с одним из них вызывает такое беспокойство, то в этом нет ничего хорошего.

– Поня-я-я-ятно, – протянула мисс Милликен. – Стало быть, ты допускаешь, что лорд Сибрук джентльмен?

Подняв глаза к потолку, Фредерика вздохнула.

– Боже мой, Милли, ты опять за свое! Мое отношение к человеку и помолвка – это совершенно разные вещи. Я категорически против замужества по принуждению, пусть даже жених будет ангел во плоти. Мне казалось, ты разделяешь мою точку зрения относительно того, что Томас не имел никакого права решать за меня.

Мисс Милликен нахмурилась, глядя на свою бывшую подопечную.

– Твой брат, Фредерика, имеет на это полное право, причем по закону. Об этом даже и говорить не стоит! Что касается помолвки, то я тогда говорила и сейчас повторю: посоветоваться с тобой он был обязан, хотя бы просто выяснить твою точку зрения. Безусловно, я бы сделала все от меня зависящее, чтобы воспрепятствовать твоему браку с человеком, который мог бы, скажем, к тебе плохо относиться, но, судя по тому, что ты рассказала о лорде Сибруке, не вижу оснований для беспокойства. Самое худшее, на что он способен, – это причинить тебе незначительную моральную встряску, но, думаю, во всем Лондоне едва ли с десяток жен наберется, мужья которых не причиняют им неприятностей своими похождениями.

Во Фредерику вселился дух противоречия. Приехав с намерением защитить лорда Сибрука от нападок Милли, она обнаружила, что та решительно приняла его сторону.

– Хорошо, оставим похождения, – заметила Фредерика, сообразив, что пока на этот счет у нее нет никаких доказательств. – Но то, что он охотник за приданым, сомнений не вызывает. По крайней мере, судя по тому, что рассказала его экономка, это так! Был совсем без средств, но вовремя подвернулись мои денежки.

– А ты туг при чем? Это твой братец позволил обвести себя вокруг пальца, – не сдавалась мисс Милликен. – И потом: если у человека нет денег, это вовсе не означает, что он дрянь, мерзавец, негодяй, а ты ведь именно это хочешь доказать, не так ли?

– Получается, что так! – Фредерика уставилась на носы своих коричневых ботинок из грубой кожи. – Знаешь, наверное, ему очень были нужны деньги, потому что Кристабель осиротела, то да се, всякие расходы. Его можно понять, то есть осуждать за это я не вправе. И тем не менее… – она перехватила пристальный взгляд подруги, – если смогу доказать, что он обманул Томаса, то есть скрыл от него, что на тот момент был абсолютно без средств, вероятно, этого будет достаточно. Думаю, брат уже чувствует себя немножечко виноватым, и сомневаюсь, что он будет настаивать на моем замужестве.

– А если сэр Томас согласится разорвать помолвку, что тогда? – спросила мисс Милликен чуть слышно.

Фредерика бросила на нее настороженный взгляд.

– Что тогда? Вернусь в Мейпл-Хилл, и все пойдет по-старому. – Но похоже, перспектива прежней жизни ее не особенно вдохновила. Ни с того ни с сего девушка вскочила. – Пора возвращаться. Обещала Кристабель привезти с собой моих мышей, так что я их забираю.

Если Фредерика ехала к Милли в основном для того, чтобы прояснить непонятное, поговорить обо всем откровенно, то возвращалась она в полном душевном смятении.

Подкатив на извозчике к особняку лорда Сибрука, Фредерика, к своему удивлению, увидела возле парадного незнакомый экипаж. Легкий, изящный кабриолет – в таких по Лондону раскатывали лишь дамы – поразил ее более всего тем, что к графу пожаловала с визитом женщина. Время от времени лорд Сибрук принимал гостей, но чтобы леди… Движимая любопытством, Фредерика вошла в дом с черного хода и, стараясь не шуметь, подошла к дверям гостиной.

– Я жду уже целых полчаса! – раздался возмущенный женский голос. – Вы и в самом деле не знаете, где я могу его найти? Уверяю вас, он, должно быть, обо всем забыл.

– Могу, если желаете, поинтересоваться у одного из грумов. – (Фредерика узнала голос. Ага! Кумбес… Дворецкий.) – Они должны бы знать…

– Почему же вы сразу так не сделали? – возмутилась леди. – Ступайте и немедленно узнайте!

Встрепанный Кумбес выскочил пулей из гостиной и едва не сбил с ног Фредерику.

– Прошу прощения, мисс Черри, – прошептал он, схватив ее бесцеремонно за руку. – Тороплюсь на конюшню, хотя готов бежать куда глаза глядят… от этой мегеры! – Он кивнул на дверь гостиной. – Ума не приложу, что скажет хозяин, когда узнает о посещении такой гостьи. – Он вдруг встрепенулся и подмигнул. – Может, составите мне компанию?

– Нет, мистер Кумбес, – ответила Фредерика ледяным тоном. – Насколько я понимаю, его светлости нет дома?

Дворецкий покачал головой.

– И, скажу вам, тут ему чертовски повезло, хотя, положа руку на сердце, дамочка – шикарная штучка!

Подмигнув еще раз, он ушел. Закусив губу, Фредерика постояла в нерешительности, затем, держа клетку с мышами за спиной, отворила дверь в гостиную.

Взгляду представилось синеглазое создание с копной смоляных волос. В василькового цвета туалете, с откровенным декольте, толстым слоем пунцовой помады на губах, откинувшись в небрежной позе, на диванчике сидела молодая женщина. Фредерика мгновенно составила мнение об этой экстравагантной особе: к высшему обществу та не имела никакого отношения.

– Вы случайно… – начала было гостья, но потом замолчала, оглядывая подведенными глазами – отчего те казались огромными – невзрачное коричневое платье Фредерики. – Извиняюсь, наверное, тоже не знаете, куда запропастился несносный Гейвин? – спросила она капризным тоном, однако выделяя голосом каждое слово. – Вы кто будете, экономка, что ли?

– Помощница экономки, – ответила Фредерика, потупя взор, хотя украдкой продолжала разглядывать незнакомку.

Оказывается, женщины свободных нравов выглядят совсем неплохо! Эта прямо-таки настоящая красавица. А еще говорят, будто такие особы быстро увядают… Не похоже! Подойдя к столику в дальнем углу комнаты, Фредерика поставила клетку за кресло и начала с нарочитой тщательностью вытирать пыль, кидая время от времени косые взгляды на яркую брюнетку.

– Послушайте! Сдается, от этого дубины дворецкого не дождешься ничего путного, – сказала красавица. – Гейвин должен был заехать ко мне на чай, а потом мы намеревались покататься. Вчера, после спектакля, заверил меня в этом – и вот как сквозь землю провалился. Случайно не знаете, где он может быть?

Фредерика покачала головой. Оказывается, эта женщина – актриса, а лорд Сибрук, стало быть, проводит время в компании с этим созданием неземной красоты. При этой мысли Фредерика почувствовала себя неуютно. Мило! Обручился с ней, а сам? Разве так можно? Фредерика рассердилась, забыв о том, что неделю назад негодовала по поводу обручения с лордом Сибруком.

– Возможно, его задержала Доминика, – выпалила она, припомнив аналогичный эпизод из только что прочитанного любовного романа. – Он очень торопился, когда уезжал из дома.

– Доминика? – взвизгнула брюнетка, при этом черты ее лица исказились, отчего она стала напоминать лупоглазую куклу с фарфоровым личиком – Уж не Доминика ли Гаспард? Вы эту змею подколодную имеете в виду? Ну и стерва! Вот ведь гадина какая, прекрасно знает, что Гейвин мой.

Фредерика всего лишь пожала плечами, хотя в душе была страшно довольна произведенным эффектом. Нелегко придется его светлости, когда настанет момент выяснения отношений!

16
{"b":"11497","o":1}