ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Десять негритят
Где валяются поцелуи. Венеция
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Спецуха
Только не разбивай сердце
Неймар. Биография
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Школа Делавеля. Чужая судьба
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию

На второй лестничной площадке Кристабель, по-прежнему заливисто хохоча, оглянулась, чтобы убедиться, не догоняет ли ее Черри, и, припустив, бросилась навстречу опасности в лице мистера Кумбеса, вывернувшегося из-за угла. Тот, вытаращив глаза, сначала попятился, а затем встал как вкопанный. Окинув взглядом взъерошенную девчушку и запыхавшуюся Фредерику, которая в два прыжка оказалась наверху, он расплылся в улыбочке от уха до уха.

– Так-так, мисс Черристоун! Оказывается, пересуды, дошедшие до меня, самая что ни на есть правда. Хозяин скрывает в доме одного из своих пригульных отпрысков, а вы ему в этом помогаете. Глядя на вас со стороны, и не подумаешь! Такая целомудренная, такая неприступная… как говорится, фу-ты ну-ты!

Фредерика, придя в ужас оттого, что он позволил себе грубую реплику в присутствии Кристабель, с трудом удержалась от резких слов, понимая, что подобный обмен любезностями принесет больше вреда, чем пользы.

– Доброе утро, мистер Кумбес, – сказала она холодно. – Вот вы и познакомились с мисс Кристабель! Мы торопимся в детскую, а чуть позже я бы хотела поговорить с вами.

Фредерика решила, что гаев, полыхающий в ее глазах, удержит наглеца от дальнейших разговоров, однако тот, осклабившись, произнес развязно:

– А давайте прямо сейчас, а? Буду ждать здесь. Идет?

Буквально задохнувшись от ярости, Фредерика взяла Кристабель за руку и, поторапливая ее, быстро поднялась наверх. Надо немедленно принять меры, ни в коем случае не откладывать на потом, лихорадочно соображала она. У отвратительного тина, похоже, в помине нет ни святого, ни заветного! На все способен. Через пару часов прислуга Лондона узнает про лорда Сибрука такое, чего и не было никогда!

– Кристабель, детка, а сможешь ли ты из кубиков построить высоченную башню, пока меня не будет? Нужно поговорить с мистером Кумбесом. Я быстро вернусь.

Фредерику бросило в дрожь при мысли, что Кристабель попросит объяснить незнакомые слова «пригульный отпрыск», но та лишь кивнула и с готовностью принялась сооружать башню. Кажется, встреча с хамом ребенку не причинила вреда, подумала Фредерика и, расправив плечи, заторопилась из детской.

– Мистер Кумбес, – начала она, едва лишь спустилась с лестницы, – то, что в присутствии ребенка вы позволили себе грубое выражение, в высшей степени непростительно. Прошу вас впредь не давать воли языку!

– А я бы еще и добавить хотел, что в скором времени ей придется к этому привыкнуть, – заметил он равнодушно. – Его светлость не сможет прятать ее вечно на чердаке, вместе с вами. Хотя, что касается вас, его намерения мне понятны.

Фредерика пропустила последнюю реплику мимо ушей.

– У лорда Сибрука имеется уважительная причина, вынуждающая его скрывать до поры до времени девочку. А вам, если вы, конечно, дорожите местом дворецкого, я бы посоветовала относиться почтительно к его намерениям. Кумбес бочком подвинулся к ней.

– Понимаю, мисс Черристоун! Буду держать язык за зубами, если мне пойдут навстречу. Не сомневаюсь, что его светлость ничего не будет иметь против, коли няня, соблюдающая его интересы, станет сговорчивее.

Кумбес грубо схватил ее и, прежде чем она поняла, чего он хочет, прижал к себе.

– Как вы смеете? – Фредерика с силой толкнула его. Опасаясь привлечь внимание прислуги, она удержалась от крика и сказала громким шепотом: – Я могу сделать так, что вам немедленно за одно это откажут от места.

– А я, милочка, на этот счет сильно сомневаюсь, – хихикнул он, заглядывая Фредерике в глаза. – Хорошие дворецкие – большая редкость, тогда как вертихвостки няньки попадаются на каждом шагу.

Вспомнив про один из многих приемов, к которым советовала прибегать мисс Милликен, когда не хватает выдержки, Фредерика приподняла ногу и с маху поставила каблук ему на ступню. Зарычав от боли, Кумбес разжал руки.

– То-то же! – гневно прошептала она. – И помните: я слов на ветер не бросаю, – добавила, прищуриваясь.

Придя в ярость, отчего одутловатые щеки заходили ходуном, Кумбес прошипел:

– А мы, милочка, еще посмотрим, кому откажут от места! – Он фыркнул. – Если уволят меня, ославлю вас на весь Лондон. Попомните мое слово!

Он повернулся и зашагал к парадной лестнице, а его напружинившаяся спина прямо-таки источала злобность.

Облегченно вздохнув, Фредерика проводила его взглядом. Вряд ли он отправится с докладом к лорду Сибруку, размышляла она, поскольку досадная стычка его самого выставит в невыгодном свете. Не сомневалась она и в том, что с его стороны по отношению к ней пошлых выходок не последует, однако опасалась, что он начнет перемывать косточки графу просто из подлости.

Впрочем, если ее предположение о законном браке родителей Кристабель подтвердится, тогда его злословие для лорда Сибрука не представляет никакой угрозы. Необходимо как можно быстрей прочитать письма, решила Фредерика. Если обнаружит что-либо, вечером доведет до сведения графа. От этой мысли на душе стало спокойнее, и она бодро зашагала по ступенькам в детскую.

Глава девятая

Неторопливо спускаясь по лестнице, Фредерика направлялась в библиотеку к условленному часу, обдумывая информацию, какую почерпнула из писем капитана Броунинга. Бесспорно, все они подтверждали ее предположение, но, к сожалению, прямого свидетельства узаконенных отношений Эмити Эликзэндр с отцом Кристабель не содержали. Фредерика надеялась, что ей удастся убедить лорда Сибрука предпринять дальнейшие шаги, то есть продолжить поиски во что бы то ни стало. Если он откажется, тогда придется заняться этим самостоятельно! Желание найти доказательства легитимности ребенка овладело ею в такой мере, что ни 6 чем другом она уже нe думала.

Фредерика тихо постучала в дверь библиотеки и, услышав: «Войдите!», отворила ее. Логическая цепь мыслей, облеченная в стройные фразы, разрушилась в тот же миг, когда она увидела: мистер Кумбес стоит возле письменного стола графа и не сводит с нее насмешливого взгляда. Непроизвольно она покосилась в сторону лорда Сибрука и прочитала в его глазах молчаливый вопрос.

– А-а-а, мисс Черристоун! – Официальный тон графа насторожил ее. – Рад, что вы так кстати. Кумбес выдвинул против вас серьезное обвинение, а я сказал, что подожду принимать решение, пока не выслушаю мнение другой стороны.

Фредерика взглянула на дворецкого, будто он – пустое место. Не напрасно мисс Милликен учила ее, как следует убивать недругов всего лишь взглядом, правда, при этом оговаривала, что обстоятельства, когда этот тактический ход приносит успех, весьма ограниченны. Фредерика почувствовала, что сейчас тот самый случай.

Лорд Сибрук заметил этот прием и, кажется, оценил. Она поняла это по ухмылке, тронувшей уголки его губ. Мистер Кумбес напрягся, что не ускользнуло от ее бокового зрения.

– Обвинение, милорд? – Фредерике удалось справиться с волнением, и ее голос прозвучал на редкость спокойно, что ее обрадовало, а дворецкого вывело из равновесия.

– У меня и доказательства есть, мисс Фу-ты Ну-ты! – взорвался Кумбес, сообразив, что его не желают замечать. – Вот эти вещички найдены в вашей комнате! – он показал на предметы, лежащие на письменном столе графа.

Фредерика, не повернув головы в его сторону, сделала пару шагов, чтобы взглянуть на то, о чем шла речь.

– Кумбес утверждает, что обнаружил эти вещи, принадлежащие двум служанкам, у вас в комнате, – пояснил граф.

Гейвин не мог не прийти в восхищение от хладнокровия мисс Черристоун, ее явного нежелания портить себе нервы по пустякам. Например, сам он был крайне удивлен, когда после ужина, едва успел выйти из столовой, к нему обратился дворецкий с просьбой разобраться в одном важном деле, и еще более поразился, услышав обвинения в адрес мисс Черристоун. Представить себе, что они справедливы, было просто немыслимо. С одной стороны, Кумбес никогда не внушал ему особого доверия, несмотря на то что представил отличные рекомендации, с другой – было неясно, какими соображениями руководствовался дворецкий, выдвигая обвинения, более смахивающие на оговор с умыслом.

22
{"b":"11497","o":1}