ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая ЖЖизнь без трусов
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
1356. Великая битва
Последней главы не будет
Владыка. Новая жизнь
Маленькая жизнь
Грани игры. Жизнь как игра
Если с ребенком трудно
Дурная кровь

Неужели догадался, неужели знает, кто она на самом: деле?

Его последующие слова несколько рассеяли ее страхи.

– Моя помолвка вызвана необходимостью, но никак не намерением жениться, – сказал он, глядя на нее в упор, как если бы хотел во что бы то ни стало уловить ее реакцию. – Дело в том, что невесту я еще не имел счастья лицезреть и даже не знаю, каково ее отношение к сватовству, скажем так.

– Милорд, а зачем это вам понадобилось объявлять помолвку с незнакомой леди? – спросила Фредерика тоном, каким пользуются, когда хотят продолжить тему разговора, возникшую совершенно случайно.

– Как я уже сказал, меня заставила сделать это суровая необходимость. После уплаты разнообразных долговых обязательств моего дядюшки я сам оказался по уши в долгах. Доход от владений в Бруксайде с трудом покрывает содержание поместья, а туг еще война закончилась, и, соответственно, Военное министерство, сокращая расходы, отказалось от моих услуг. Я даже подумывал, не перебраться ли на континент. Но умирает Эмити, и на моих руках остается Кристабель. Каково? Так что появление обеспеченной невесты решало если не все, то многие проблемы.

Его глаза умоляли понять, и Фредерика немедленно откликнулась.

– А что же невеста? – заставила она себя задать следующий вопрос. – Разве она не может взять и отказаться?

– У нее есть брат. Он ее опекун по закону, – бросил граф, отведя взгляд. – Все решает он. Безусловно, если она не захочет, я принуждать ее к браку не стану. – Лорд Сибрук взял каминные щипцы, пошевелил поленья, и огонь заплясал гораздо веселей. – И вот теперь терзаюсь, не слишком ли дорогой ценой обошлось мое с Кристабель спасение. Тем не менее леди может разорвать помолвку, что никоим образом не уронит ее достоинства, а я, представьте себе, не имею такой возможности.

– Стало быть, вы все-таки питаете надежду, что слухи не обойдут стороной ни вашу невесту, ни ее брата? – Фредерика нахмурилась. – И что это, естественно, вынудит ее разорвать помолвку с вами.

Граф вздохнул.

– Да нет! Никаких надежд я не питаю, поскольку, случись так, как вы говорите, окажусь в прежнем бедственном положении. Остается надеяться, что когда мы наконец встретимся, то понравимся друг другу. В конце концов, браки по расчету нередко оказываются в итоге браками по любви, – добавил он тоном далеко не жизнерадостным.

Впервые Фредерика позволила себе мысленно увидеть себя замужем за этим мужчиной, имя которого будет носить, а также будет делить с ним кров и… постель. Она с удивлением обнаружила, как по телу разливается тепло, в особенности в области средостения. Срочно решив сменить тему, она сказала:

– Милорд, я закончила читать письма вашей сестры.

– Ну и как? Что-либо прояснилось? Похоже, и он обрадовался возможности прекратить разговор о помолвке.

– Прямых доказательств бракосочетания Эмити и Питера я не обнаружила, но в своем последнем письме он не скрывает намерения навестить ее в скором времени и намекает на тайный отъезд в Шотландию. После прочтения у меня создалось впечатление, будто его семья желала видеть женой Питера Броунинга совсем другую особу, что, собственно, объясняет их намерение зарегистрировать брак тайно.

– Скажите, когда было написано это письмо? – быстро спросил граф.

Повесив щипцы на крюк чугунной подставки, он стоял, облокотившись на каминную полку, и выглядел весьма картинно. Фредерика не без труда заставила себя переключить внимание на листок, который держала в руке.

– Июнь, тысяча восемьсот десятый год, – сказала она.

– Вот оно что! А ведь Кристабель родилась ровно через год. Получается, Питер навестил-таки сестру. Но мы не можем сказать, что они сочетались законным браком. Боюсь, Черри, наше предположение предположением и останется, – заметил лорд Сибрук упавшим голосом.

– Я вот что подумала. Не сделать ли запрос о пересечении ими границы? Если они зарегистрировали брак в Шотландии, то должны же где-то существовать записи?

– А вы упорная, да? – сказал граф со смешком. – Если честно, не надеюсь на успех, но обещаю франкировать и отправить ваши письма, если собираетесь написать. Кристабель повезло, что у нее оказалась такая защитница ее прав.

Его взгляд задержался на лице Фредерики, и оно мгновенно запылало.

– А как обстоят дела с вашими поисками, милорд? – спросила она торопливо. – Удалось выяснить что-либо о вашем дяде?

Он покачал головой.

– Да как вам сказать? Обратился кое к кому с просьбой по этому вопросу, но, думаю, ответ получу не скоро. К тому же солиситор посоветовал запросить из поместья квартальные книги, где содержится более подробная бухгалтерская информация. Как только получу их, буду весьма признателен вам, если согласитесь помочь.

– Непременно, милорд! – В который уже раз она понадеялась в душе, что найдется иная причина, объясняющая исчезновение капиталов. – Вполне понимаю, почему вы не торопитесь обратиться в официальные инстанции.

– Скандал о политических пристрастиях моего дядюшки, если таковой разразится, скажется на моих брачных делах гораздо серьезнее, нежели присутствие Кристабель в моем доме. Надо бы поднажать, конечно, а я все тяну кота за хвост!

Несмотря на шутливый тон, Фредерика уловила в его голосе озабоченность.

– Прошу вас, пока не предпринимайте решительных шагов! – воскликнула она. – На карту поставлена не только честь вашей семьи, но, вполне возможно, ваше счастье. Может случиться, что ваша невеста окажется именно такой, какой вы бы хотели видеть свою жену.

Фредерика неожиданно замолчала, поняв, что высказывает скорее собственные пожелания, но отнюдь не его.

– Спокойной ночи, милорд, – спохватилась она, сообразив, что благоразумнее будет поскорее уйти. Идя к дверям, Фредерика физически ощущала на себе его пристальный взгляд. – Нужно письма написать, – добавила она и, прежде чем он смог что-то сказать в ответ, торопливо вышла из библиотеки.

Сердце билось в горле, во рту пересохло. Невероятно! Кажется, она любит мужчину, за которого ее вынуждают выйти замуж! – сделала она неожиданное для себя открытие.

Глава десятая

В течение последующих дней Фредерика с превеликим усердием избегала лорда Сибрука. Решив во что бы то ни стало разобраться в противоречивых чувствах, она пришла к выводу, что лучше всего держаться от него подальше. Письма в некоторые да приграничных городов Шотландии были должным образом написаны; выбрав момент, когда граф уехал, она положила их на его письменный стол. Черкнув пару слов брату, рассудила, что благоразумнее будет отправить весточку в Мейпл-Хилл из дома мисс Милликен в четверг. Томас, должно быть, беспокоится, так как от нее до сих пор ни слуху ни духу, размышляла она, и, не дай Бог, отправится на розыски. Только этого ей не хватает!

Кристабель день ото дня все более обожала свою няню. Обоюдная симпатия переросла в нежную привязанность. Фредерика все чаще думала о том, что пройдут годы, и ее прелестная маленькая воспитанница станет взрослой, очаровательной юной леди, а она будет гордиться ею. Пару раз поймала себя на мысли, сколько радости получит, когда настанет пора вывозить Кристабель в свет, хотя у самой по этой части не имелось никакого опыта. Понимая, что подобные мечты могут войти в разлад с действительностью, старалась не давать воли воображению, но сделать это было не так-то просто. Оставалось уповать на судьбу, сожалея, что та ничего не сообщает заранее. А может, и сама не знает! – вздыхала Фредерика.

В четверг она отправилась к мисс Милликен. Бывшая гувернантка огорошила свою прежнюю воспитанницу неожиданными новостями прямо с порога.

– Моя дорогая, думаю, самое лучшее, что тебе следует сделать, – это как можно скорее отказаться от места, – сказала мисс Милликен, как только они расположились в гостиной. – По городу поползли всякие слухи о лорде Сибруке. Ни для кого не секрет, что у него в доме незаконнорожденный ребенок, поэтому делаются самые разные предположения.

24
{"b":"11497","o":1}