ЛитМир - Электронная Библиотека

Гейвин задумался. Все дело в том, что он воспринимает мисс Черристоун не как служанку, а как свою ровню, если уж говорить о социальном статусе. Может, она даже и выше его! Одета, как и подобает служанке, соблюдает дистанцию. Но умна, черт возьми! Врожденное благородство, деликатность… Настоящая леди.

Лорд Сибрук не видел никаких оснований возводить между мисс Черристоун и собой какие-либо барьеры. Во всяком случае, в мыслях.

Он сделал все возможное, чтобы как-то приглушить обе сплетни, однако сознавал, что пресечь их в корне не в состоянии. В нем поселилась надежда, что брак Эмити с Питером не выдумка, а факт, и, как никогда прежде, Гейвин желал, чтобы предположение Черри подтвердилось. Если появится возможность заявить о том, что Кристабель его племянница, размышлял он, мгновенно прекратятся всякие слухи.

Солиситор сообщил, что его новый управляющий мистер Трент ожидается со дня на день в Лондоне, вместе со всеми бухгалтерскими книгами и ценными бумагами, которые необходимо подвергнуть тщательному анализу. Не особо надеясь на успех, он все же считал, что начинать нужно отсюда, поскольку все другие попытки что-либо выяснить закончились пока безрезультатно.

Придется просить Черри подключиться к этой работе, поскольку она, похоже, прекрасно разбирается в сложных приходо-расходных премудростях…

Выйдя из конторы, Гейвин домой не поехал, а решил заглянуть в Уайт-клуб. Перекусить, пропустить рюмочку-другую в обстановке, вызывающей исключительно положительные эмоции, – просто бальзам на душу!

Лорд Сибрук чувствовал себя не в своей тарелке: общение с лондонским дном давало себя знать. Всю неделю таскался по злачным местам в поисках информации. Интересно, что подумала бы мисс Черристоун, доведись ей каким-то чудом увидеть его в один из тех тягомотных дней? Он улыбнулся.

Войдя в фойе фешенебельного клуба, лорд Сибрук с удовольствием втянул в себя воздух, как бы насыщенный утонченным ароматом декора, благополучия, принадлежности к избранным мира сего. Хотелось душевного отдохновения, комфортного одиночества. Не удостоив вниманием джентльменов за столиком в эркере зала – хотя в другое время, в ином настроении обязательно присоединился бы к их компании, – он прошествовал в самый дальний угол. Лорд Сибрук не успел еще стянуть перчатки, когда услышал за спиной радостный возглас, обращенный к нему:

– Сибрук! Прямо-таки дьявольское везение, что встретил вас. – Сэр Томас довольно бесцеремонно хлопнул его ладонью по плечу и уселся напротив. – А я сюда прямо из информационного агентства. Распорядился дать объявление в газетах о помолвке. Еду и думаю, хорошо бы вас повстречать, а то начнутся поздравления, а вы не в курсе.

Граф одарил будущего шурина вымученной улыбкой.

– Рад видеть вас, сэр Томас! Надо понимать, ваша сестра одобрила помолвку? – задал он вопрос, вызвавший ощущение тоскливой неотвратимости, словно ему грозит тюрьма, откуда вряд ли удастся когда-либо выйти.

– Более-менее, – сказал сэр Томас, отводя взгляд. – Известие, конечно, ошеломило ее, но моя сестра здравомыслящая особа. Преимущества брака с вами для нее очевидны, к тому же, думаю, нет никаких резонов дожидаться лучшего.

Трогательно! Худшие опасения подтвердились, подумал Гейвин. Сестрица – либо прелесть какая дурочка, либо ужас какая дура! Нет, в самом деле, разве утонченная, умная леди способна дать согласие на брак с мужчиной, которого в буквальном смысле в глаза не видела?

– И когда же я смогу лицезреть свою невесту? – спросил он, стараясь не обращать внимания на леденящий холодок под ложечкой.

– Пока не знаю, но надеюсь, что она появится в Лондоне к концу сезона непременно.

Томас до сих пор не имел от сестры никаких известий и начал уже подумывать, что вообще не получит письма. Собственно, только поэтому он поспешил дать объявление в газетах о помолвке, полагая, что она узнает об этом и поймет: бракосочетание состоится в запланированные сроки. Поглядывая на лорда Сибрука, сэр Томас чувствовал себя все более уверенно. Тот, как всегда, производил впечатление человека надежного и респектабельного. Вряд ли Фредди удастся отыскать что-либо, дискредитирующее графа, подумал он.

– Сибрук, дружище! – воскликнул в этот самый момент джентльмен, входя в зал. Томас сразу же узнал лорда Гарвея. – Тысячу лет тебя не видел!

Лорд Сибрук встал, вышел из-за стола. Приятели обменялись рукопожатием.

– Рад видеть тебя, Барри! Что твоя семейная жизнь? Все еще пребываешь в блаженном состоянии? Долго ли пробудешь в Лондоне?

Гарвей покачал головой.

– Пару недель, может, чуть больше. Элизабет скоро родит. Хочет, чтобы наш первенец появился на свет в поместье. – Его лицо озарила горделивая улыбка. – Раз уж заговорили о наследнике, не могу удержаться, чтобы не коснуться одного сногсшибательного известия, которым меня сегодня огорошили.

– А ты поменьше придавай значения молве, – поспешил высказаться лорд Сибрук. – Например, я слышал от одного надежного человека, что слухи подтверждаются из расчета один к десяти. Ты знаком с сэром Томасом Честертоном?

Оказалось, что Гарвея когда-то знакомили с молодым человеком, но он заметил, что рад познакомиться поближе. Церемония обмена любезностями позволила отвлечь внимание от предыдущей темы, а спустя пару минут кто-то окликнул его. Посыпались вопросы о герцоге Рейвнхемском, ближайшем соседе лорда Гарвея. Когда тот, извинившись, ушел, лорд Сибрук возобновил разговор с молодым Честертоном:

– Сэр Томас, вы уже отужинали?

Между тем посетителей в Уайт-клубе значительно прибавилось, и лорд Сибрук стал нервничать. В любой момент мог появиться кто-либо из его друзей, до кого, как и до Гарвея, уже докатилась сплетня, и, обратись тот к нему за разъяснением, он был просто обязан либо подтвердить ее, либо опровергнуть.

– Нет еще, – ответил сэр Томас.

– У меня превосходный повар. Не желаете составить компанию?

Если до Томаса дошел слух о Кристабель, пусть узнает подробности, как говорится, из первых рук. Это раз. И два: если Честертона этот факт, предположим, повергнет в состояние шока, то есть еще время забрать обратно текст объявления о помолвке, которое завтра утром должно появиться в газетах.

Хотя Фредерика сделала все, что было в ее силах, дабы убедить мисс Милликен в необходимости довести начатое до конца, она сознавала, что вряд ли удастся найти выход из весьма щекотливого положения, в которое попала по собственному желанию. С момента, когда она отказалась от намерения искать доказательства непорядочности лорда Сибрука, возникли новые проблемы. Нужно было во что бы то ни стало закончить поиски доказательства легитимности племянницы лорда Сибрука, докопаться до причины таинственного исчезновения состояния его дяди и – самое главное – разобраться, какие чувства испытывает он к ней и каково его отношение к помолвке.

Если лорд Сибрук к ней неравнодушен, тогда и помолвка должна быть ему в тягость, справедливо рассуждала Фредерика. Необходимо выяснить, какими намерениями он руководствуется в отношении предстоящей женитьбы. И как можно скорее!

Эти мысли не покидали ее всю дорогу, пока катила на извозчике. Расплатившись, она решительными шагами взбежала по ступенькам парадного подъезда, а когда оказалась в своей комнате, поняла, что в голове нет никакого плана действий.

Кристабель обрадовалась, увидев ее, а когда получила в подарок ленты для волос, пришла в восторг и потребовала немедленно завязать бантики. Фредерика охотно выполнила просьбу своей любимицы. Обстановка детской, уютная и успокаивающая, дела, обычные и необходимые, на какое-то время ослабили натиск мыслей, вызванных почти абсурдной ситуацией. Но как только уложила Кристабель спать, они нахлынули с новой силой и заставили принять неожиданное решение.

Если все время прятаться в детской, не показываясь на глаза лорду Сибруку, то вряд ли ей удастся разрешить неотложные задачи, размышляла она. Пришла пора начать наступление по всем фронтам, подумала девушка в манере, свойственной мисс Милликен, и первое, что следует сделать, – это встретиться с ним, как говорится, с открытым забралом. Тем более, что последний раз они обсуждали свои достижения в поисках в субботу вечером. Если после ужина она спустится в библиотеку и поинтересуется, нет ли чего новенького, это ему не покажется странным. Не обращая внимания на учащенное сердцебиение, Фредерика привела в порядок парик, подновила веснушки и, выйдя из комнаты, энергичной походкой направилась к лестнице.

26
{"b":"11497","o":1}