ЛитМир - Электронная Библиотека

– Рада познакомиться с вами, сэр, – сказала она, присев в реверансе. – Беру книжку и ухожу. Оставляю вас с вашим бренди, прошу прощения за вторжение.

Взяв наугад какой-то томик, Фредерика поспешно вышла из комнаты. Закрыв за собой дверь, она с трудом подавила желание расхохотаться. Какая уморительная ситуация! Взглянув на обложку, обомлела. Основы геометрических построений… Прыснув, она прижала ладошку к губам и понеслась вверх по лестнице, давясь от хохота.

Гейвин между тем проводил ее взглядом, в котором угадывалось:, сожаление. И почему не сказал: мол, вот сэр Томас – его будущий шурин?.. О-хо-хо!.. Бракосочетание приближается с неумолимой неизбежностью, а он всеми фибрами своего существа чувствует, что совершает непоправимую ошибку.

На следующее утро по дороге в парк Фредерика раздумывала, сказать, не сказать Кристабель о встрече со своим братом? Кинув взгляд на сияющую счастьем мордашку ребенка, пришла к выводу, что не стоит. Они и сегодня захватили пакет с черствым хлебом для уток, поэтому Фредерика надеялась, что Кристабель опять с упоением будет кормить пернатых подопечных и наверняка не обратит внимания, с кем разговаривает ее няня. Томас ждал их у ворот.

– Доброе утро, сэр Томас! – сказала Фредерика, сопроводив приветствие вежливым поклоном. – Какая приятная встреча! А мы идем уток кормить. Не составите нам компанию?

Уловив намек, Томас ответил в том же духе. Они шли я беседовали обо всем и ни о чем, пока не пришли на берег речки, где Кристабель собрала вокруг себя стайку настырных крякв. Те крякали, она звонко смеялась. Шум-гам стоял невообразимый.

– Может, теперь объяснишь мне, что все это значит? – сказал Томас тихо, едва только они отошли в сторонку. – Меня едва удар не хватил, когда увидел тебя в доме Сибрука вчера вечером. Ты ведь, кажется, отправлялась в гости к мисс Милликен?

– Я была у нее, – ответила Фредерика, – А потом решила, единственный способ выяснить, что представляет собой лорд Сибрук, – это стать шпионкой в его собственном доме.

Фредерика рассказала брату обо всем, что было до того, как с помощью мисс Милликен ей удалось осуществить задуманное.

Томас не удержался от скепсиса.

– Ну и как, увенчался ли шпионаж успехом? Помнится, ты хотела уличить его в том, что он негодяй, может, подлец – не помню точно.

Фредерика закусила губу. Признать, что Томас был отчасти прав, когда аттестовал лорда Сибрука джентльменом порядочным, она не хотела, а порочить репутацию мужчины, которого считала теперь своим другом, не могла.

– Он, конечно, не святой, в этом сомневаться не приходится, – сказала она после небольшой паузы. – И подлецом я его назвать не могу. Тем не менее по-прежнему придерживаюсь мнения, что твое решение объявить мою помолвку с ним без моего на то согласия достойно осуждения. – Она вздернула подбородок. – Убеждена: такие браки счастья не обещают. Боюсь, в моем случае его и ждать нечего, поскольку у меня создалось впечатление, что он от всего этого не в восторге.

– Вздор! Беседуя с ним, я этого не почувствовал, – возразил Томас. – Никакого намека не уловил даже тогда, когда сообщил ему, что дал объявление о помолвке в газеты.

– Томас, ты меня убиваешь! Как ты мог, если я еще не выяснила кое-какие детали? – вспылила Фредерика. – В конце концов, откуда ты знаешь, что я не откопаю чего-нибудь такого?

Томас бросил на нее самодовольный взгляд.

– Но ведь не откопала же! Это одно. Второе: я не позволю расстроить этот брак, поскольку ты живешь с ним под одной крышей. Будем надеяться, что никто и никогда об этом не узнает. Хотя, – он взглянул на нее с уважением, – оказывается, ты, Фредди, не робкого десятка. Вот уж чего не ожидая от тебя, если честно!

– Благодарю за комплимент, – сказала она резким тоном. – У меня на этот счет другое мнение. Хороша же я буду, когда все откроется! Лорд Сибрук не производит впечатления мужчины, прибегающего к коварным уловкам, следовательно, в восторг от моего поступка он точно не придет.

– А зачем ему об этом знать? Уволишься в одном качестве, а появишься – в другом. Уверен, он не догадается, что няня и его невеста – одно и то же лицо.

Фредерика усмехнулась.

– А вот я как раз в этом не уверена! Если тебя, положим, можно обвести вокруг пальца, то про лорда Сибрука я бы этого не сказала. Например, едва я произнесла пару фраз, придя наниматься, он сразу понял, что я собой представляю. Как мне кажется, он один из тех, кто менее всего обращает внимание на внешний вид.

Фредерика не могла утверждать со всей определенностью, что это так, но женское чутье подсказывало: она недалека от истины. Во всяком случае, хотелось думать, что неброская мисс Черристоун обратила на себя его внимание. Но если он к ней неравнодушен и она окончательно убедится в этом, тогда получается, что богатство и красота для него ровным счетом ничего не значат. В этом случае можно выходить за него замуж, рассудила Фредерика.

– Томас, разреши остаться у него в доме еще на пару дней, – сказала она, сообразив, что это предельный срок, поскольку осенний светский сезон уже начался. – А ты пока приготовь все, что понадобится мне для официального появления в Лондоне. Я составлю список, что следует сделать. – Мысленно он был уже готов. – Непременно найми дом в Мэйфэйр – я намерена все это время жить в самом шикарном районе Лондона. Отправь туда мой гардероб. Я пришлю письмо, в котором уточню, что именно. Меньше чем через пару недель, если все сложится удачно, Фредерика Честертон дебютирует, иными словами – впервые появится в свете.

Когда Фредерика с Кристабель вернулись из парка домой, навстречу выбежала Люси, караулившая их у кухонного окна.

– Мисс, его светлость просил сказать, что ждет вас в библиотеке, – выпалила она. По ее сверкающим глазам можно было легко догадаться, что служанка сгорает от любопытства. – Я побуду с Кристабель, пока вы не вернетесь.

Поблагодарив Люси, Фредерика сразу же направилась в библиотеку. Лорд Сибрук встретил ее такой улыбкой, что она мгновенно осознала: последние дни ей недоставало его общества.

– Черри! – воскликнул он радостно, заставив ее невольно подумать, так ли лучезарны его чувства. – Я получил письмо от хозяина гостиницы в Гольдстриме. Ваше предположение подтвердилось. В книге регистрации браков он нашел запись о том, что Эмити Эликзэндр и капитан Питер Броунинг сочетались супружескими узами.

– Милорд, это прекрасно, просто великолепно! – воскликнула Фредерика, мгновенно позабыв о всех других проблемах и радуясь за Кристабель. – Теперь вы смело можете объявить всем, что девочка – ваша племянница.

– Черри, все это благодаря вам! – сказал граф пылко и, подойдя к ней, обнял и поцеловал.

Точно так же, по обыкновению, он сграбастывал в охапку Кристабель, когда та с веселым визгом бросалась к своему дяде Гейвину.

– Спасибо, огромное спасибо от нас обоих! – добавил он.

Хотя Фредерика не задумываясь вернула поцелуй, она все же слегка опешила, когда осознала, что он поцеловал ее прямо в губы. Что ж, подумала она через секунду, счастливое событие вполне оправдывает переизбыток чувств как с его, так и с ее стороны. Однако он еще крепче сжал кольцо рук, а ее собственные, вспорхнув, застыли у него на спине.

Фредерика не уловила, в какой именно момент поздравительный поцелуй перешел в совершенно иное качество. По мере того как его губы, прильнув к ее губам, становились все мягче и ласковее, а поцелуй получался затяжным, ее рассудок, дрогнув, покатился кубарем. От этого у нее захватило дух, а если точнее – на нее накатило желание.

Кажется, она окончательно потеряла разум!..

Несмотря на то что объятия его рук вызвали восхитительное ощущение, какого Фредерика никогда не испытывала и даже не подозревала, что это так сладостно, она непроизвольно напряглась. Он немедленно разжал руки, а на лице появилось выражение растерянности. Ее же лицо—в том не было никаких сомнений – полыхало как маков цвет.

28
{"b":"11497","o":1}